Не успели высохнуть чернила на подписанном 15 января американо-китайском торговом соглашении, ещё не осела пыль на ковровых дорожках Белого Дома от беготни ликовавших американских чиновников, как в прессе США появились скептические статьи о возможности его срыва и нелегкой дальнейшей судьбе двусторонних отношений.

Да что там пресса… Сам президент Трамп вдруг грозно заявил, что если Китай не будет выполнять достигнутые договоренности, то он «потеряет доверие США», которые разорвут сделку и вновь начнут «войну пошлин».

С чем же связаны угрозы американцев всего через три недели после подписания соглашения?

Один из центральных пунктов соглашения обязательство КНР закупить в 2020-2021 годах продукции на 200 млрд долл. (по 100 млрд долларов в год) дополнительно к уровню 2017 года (180 млрд долларов), то есть на 55% больше, чем обычно. В это число входит сельскохозяйственная продукция на 32 млрд долларов в дополнение к прежним уровням (в 2017 году они составили 19,1 млрд долларов).

Статистика внешней торговли США за январь пока не обнародована (публикация ожидается 6 марта), однако оперативные данные американской таможни показывают, что никакого резкого увеличения китайских закупок в Америке не происходит.

Китайская сторона объясняет это несколькими причинами. Во-первых, соглашение начинает действовать 1 февраля, и прошло слишком мало времени. Во-вторых, отмечается падение внутреннего спроса в Китае из-за вспышки эпидемии коронавируса (причем в соглашении есть пункт о возможном снижении Китаем закупок из-за природных катаклизмов, в том числе и эпидемий). И в-третьих, закупки китайскими компаниями сои в США (основной продукт сельскохозяйственного импорта) начинаются обычно в августе, после снятия урожая этой культуры и снижения цен на нее.

Но на американцев никакая рациональная аргументация не действует. Чиновники администрации Трампа считают, что обязательства Китая по закупкам должны быть выполнены любой ценой под угрозой повышения пошлин в «одностороннем порядке», что предусмотрено соглашением. Хотя трудно представить себе ситуацию, при которой Китай откажется от ответных мер… Благо выискивать и формулировать аргументы он умеет блестяще.

Если рассуждать логически, то обязательство о размерах закупки какой-то продукции имело бы смысл, если бы заключался контракт между двумя частными компаниями. Но в действительности оно содержится в тексте соглашения между двумя государствами, которые не являются субъектами внешней торговли. Они лишь создают условия торговли для частных компаний (государственное страхование контрактов, кредитование фирм, уровень ввозных таможенных пошлин, налогообложение и т. д.). Каким образом частные компании будут выполнять условия, согласованные представителями государства? Могут ли представители государства приказать частным компаниям, что, в какой стране и по каким ценам им закупать на мировом рынке?

Самое смешное в том, что положение о дополнительных закупках на сумму 200 млрд долларов включено в соглашение по требованию правительства США, которое всегда позиционировало себя как ярого защитника принципов свободной рыночной экономики. Решающую роль в ней играют частные компании, а роль государства – минимальная. В рыночной экономике обязательства государства по закупке определенных товаров у контрагента – немыслимая вещь (если, конечно, закупщиком не является государственная компания).

Важно, что в тексте соглашения сделана оговорка: китайские компании покупают продукцию у американских контрагентов «на рыночных условиях», то есть с учетом предлагаемых продавцом цен, условий кредитования и т. д. Эта оговорка дает Пекину рычаги влияния на Соединенные Штаты, которыми он ранее не обладал. Ведь значительное число китайских повышенных пошлин на американскую продукцию продолжают действовать, что увеличивает ее цену на китайском рынке. Например, соя из Бразилии в отличие от американской не облагается в Китае дополнительной импортной пошлиной, и потому дешевле на рынке. Сможет правительство КНР заставить китайские частные компании покупать дорогую американскую сою? Как оно будет компенсировать разницу в ценах? Из каких средств и за счет какой статьи госбюджета?

Министерство финансов Китая заявило, что оно вдвое снижает дополнительные тарифы на американские автомобили, сырую нефть, соевые бобы и другие товары объемом 75 млрд долларов в ответ на аналогичные американские меры (США снизили ввозную пошлину на китайские товары на сумму 120 млрд долларов). Но все же американские пошлины остаются действовать на товары КНР на сумму 360 млрд долларов, а значит остаются действовать и китайские. Поэтому цены на товары из США на китайском рынке все равно будут выше, чем на товары из других стран.

Кроме того, в заявлении Трампа опущено одно важное обстоятельство: 2020 – год президентских выборов, и если нынешний президент вдруг отважится разорвать соглашение с Китаем, его судьба будет решена. Во всяком случае поддержки американских фермеров ему не видать, как своих ушей. Ведь сельскохозяйственные производители США итак пострадали от его «решительных действий» по повышению импортных пошлин и ответных мер Пекина в 2018-2019 годах.

Есть и еще одно вероятное последствие отказа Вашингтона от соглашения. Китайский импорт за последние 25 лет снизил стоимость товаров широкого потребления на американском рынке, а дополнительные пошлины Трампа повысили их. Китайские телевизоры, компьютеры, игрушки и т. д. приобретают в основном малоимущие и люди низшей категории среднего класса, а они составляют значительную долю голосующих на выборах. Поэтому и на их поддержку Трампу скорее тоже не стоит рассчитывать.

Президент США начинает терять доверие, полученное в результате подписания соглашения, а выборы приближаются (ноябрь 2020 года). Он сам поставил себя в позицию цугцванга. Любые шаги только ухудшают положение Трампа. Они создают дополнительные экономические и политические издержки для Трампа в год выборов и покажут, неэффективность его китайской стратегии.

Тактика Китая на переговорах с США включает в себя и европейское направление. В кулуарах последней международной конференции по Ливии в Берлине 19 января 2020 года член Политбюро ЦК КПК Ян Цзечи обсудил с Ангелой Меркель и новым президентом Европейского совета Шарлем Мишелем возможность крупного инвестиционного соглашения между Китаем и Евросоюзом, руководство которого «озабочено по поводу первой фазы торгового соглашения между США и Китаем». Стороны обещали заключить инвестиционную сделку к встрече Си Цзиньпина с лидерами стран ЕС в Лейпциге в сентябре нынешнего года. Думаю, она будет большим сюрпризом для Трампа.

Таким образом, американо-китайское соглашение от 15 января стало лишь паузой в торговой войне, а не её окончанием. Скорее всего, перемирие не продлится долго.