Буквально месяц с небольшим тому назад было подписано американо-китайское торговое соглашение (т. н. первая фаза). И казалось, что торговые войны закончились, а мировая экономика вновь вздохнет полной грудью…

Но это только казалось. На горизонте появились тучи. Сначала слегка заметные, потом все темнее и темнее.

Еще в ходе избирательной кампании в 2016 года Дональд Трамп сделал акцент на вопросах внешней торговли и обещал резко сократить огромный дефицит торгового баланса, который сейчас является первопричиной многих проблем США. Но главное – в будущем торговый дефицит грозит этой стране разрушительным кризисом и потерей статуса сверхдержавы на мировой арене. Понимание важности указанной проблемы нынешний глава Белого дома еще раз продемонстрировал в своей последней ежегодной речи в Конгрессе, отметив: “Несправедливая торговля, возможно, является главной причиной, по которой я решил баллотироваться в президенты.”

Частично ему удалось выполнить свое предвыборное обещание. Дефицит США в торговле товарами и услугами в прошлом году снизился до 616,8 млрд долларов, что на 1,7% меньше уровня 2018 года. Немного, но в этой проблеме важна тенденция, а она позитивна для Трампа.

Хотя если посмотреть на составляющие снижения торгового дефицита, то картина вырисовывается другая. Дефицит в торговле с Китаем (только товарами) американской администрации удалось сократить довольно прилично: с $419,5 млрд в 2018 году до $345,6 млрд в 2019-ом, то есть на 18%. А вот с другими партнерами – неудача. Отрицательное сальдо и в торговле с Мексикой – $101.8 млрд, и с Японией – $69.0 млрд, и с Германией – $67.2 млрд, и с Ирландией – $52.7 млр, и по $20-30 млрд – с рядом других стран. Рост торгового дефицита с ними объясняет незначительное снижение общего дефицита. По оценке известного американского экономиста старшего сотрудника Института экономической политики Роберта Скотта, «Снижение дефицита США в торговле с Китаем было компенсировано увеличением импорта из других стран. Это особенно примечательно на фоне сообщений о замедлении роста в производственном секторе США, которое произошло в прошлом году. В половине штатов за последний год наблюдалось снижение занятости в обрабатывающей промышленности, особенно в штатах Среднего Запада и Средней Атлантики».

И, конечно, самый «вредный» торговый партнер американцев – Евросоюз. Дефицит в торговле с ним растет и достиг в 2019 году рекордной величины в $177,9 млрд (в 2017 г. – $151,3 млрд) – второй после Китая. Вот почему американский президент нацелился на Евросоюз. Трамп уже давно жаловался, что ЕС в торговле с США ведет себя «хуже, чем Китай». На встрече с американскими губернаторами он недвусмысленно пригрозил «перевести стрелки на Евросоюз». На недавнем Всемирном экономическом форуме в Давосе президент США несколько раз повторил, что без колебаний введет новые пошлины в отношении ЕС, если не будет продвижения на торговых переговорах.. По словам Трампа, «Европа обращается с нами очень плохо. За последние 10-12 лет у США в торговле с Европой – огромный дефицит. Европейцы используют немыслимые барьеры … Так что мы собираемся начать это. Они это знают».

И он начал…. Появились признаки новой торговой войны с Евросоюзом. В общем-то она ожидалась. Многие обозреватели писали, что добившись перемирия на одном фронте, Трамп начинает наступление на другом. В преддверии президентских выборов (3 ноября) победы во внешнеэкономической сфере ему нужны как воздух, ведь больше предъявить избирателям ему по большому счету нечего (кроме нескончаемой череды скандалов и отставок).

Конечно, добиться сокращения отрицательного сальдо торгового баланса с Евросоюзом непросто. А ведь это главный экспортный рынок для США, особенно в сфере аэрокосмических товаров и компьютерной техники. Двусторонний товарооборот в 2019 году составил 718, 2 млрд долларов (импорт США – $448.1 млрд, экспорт – $270.1 млрд). Он значительно превышает объем американо-китайской торговли – $558,8 млрд (экспорт США – $106,6 млрд, импорт – $452,2 млрд).

* * * * * * * *

Однако, хватит статистики. Поговорим о «тучах».

Самое очевидное их проявление – угроза США ввести защитные пошлины против импортных автомобилей из Европы (в основном из Германии). В беседе с главой Европейской комиссии Урсулой фон дер Ляйен, Трамп пригрозил ввести «огромные тарифы» на импорт европейских автомобилей. И немцы тут же предупредили Вашингтон о массированных ответных мерах.

Кроме того, после длительного судебного разбирательства в ВТО США ввели более высокий тариф на запчасти для самолетов европейской авиастроительной компании Airbus и другую продукцию Великобритании, Франции, Германии и Испании (именно в этих странах производятся комплектующие для аэробусов). Тарифы вырастут с 10% до 15%.

В ВТО готов встречный иск европейцев о субсидировании Вашингтоном компании Boeing, которая конкурирует с Airbus на рынке широкофюзеляжных самолетов. Однако американцы поступили очень хитро: они заблаговременно развалили Апелляционный орган, который принимал в ВТО все решения по торговым спорам. Так что, встречный иск европейцев, очевидно, приказал долго жить. Во всяком случае в ВТО.

Хотя за минувший год в двусторонних отношениях был достигнут определенный прогресс, в том числе достигнута договоренность о допуске в ЕС большего количества американской говядины, после первой встречи с новым лидером Европейской комиссии Урсулой фон дер Ляйен на Всемирном экономическом форуме в Давосе Трамп вдруг расширил действие тарифов на сталь, введенные еще в начале 2018 года.

Но, по-прежнему, наиболее острым вопросом остается торговля сельскохозяйственной продукцией. Переговоры между США и ЕС пока не дают желаемого результата. Американцы требуют включить в двустороннее торговое соглашение сельскохозяйственную продукцию, в том числе ГМО, обработанную хлором курятину, напичканную антибиотиками говядину. Европейцы же отчаянно сопротивляются: экологические и пищевые стандарты в Европе гораздо жестче, чем в США, и Брюссель даже не желает обсуждать на переговорах вопросы сельского хозяйства.

Конечно, первоочередной задачей американской администрации после Brexit является подписание отдельного торгового соглашения с Великобританией, которая является пятым по величине рынком для товаров из США. Экспорт американских товаров в Великобританию в 2018 году составил 66,3 млрд долларов, причем главной статьей были самолеты и запчасти к ним ($12 млрд), а также драгоценные металлы и камни ($8,5 млрд). Общий объем поставок американской сельскохозяйственной продукции в Великобританию составил всего $2 млрд, в том числе вина и пива – $261 млн, орехов – $197 млн, сои – $109 млн.

Официальные переговоры между Лондоном и Вашингтоном не могут начаться, пока Великобритания не выйдет из ЕС, но некоторые из точек преткновения уже ясны. Национальный союз фермеров Великобритании (NFU) опасается, что после выхода из ЕС Лондон может разрешить импорт продуктов питания, произведенных по более низким стандартам, чем общеевропейские. И не напрасно. В Лондоне ведутся дебаты о том, можно ли снижать стандарты безопасности пищевых продуктов, в частности покупать куриные тушки, промытые хлорированной водой для уничтожения бактерий, мясо животных, выращенных с использованием гормонов, а также открывать для американского бизнеса свободный доступ к здравоохранению Великобритании. Аргументы приводятся и «за», и «против». Однако, похоже, что тесные политические связи двух стран отступили на второй план и возобладает старый принцип: дружба дружбой, а табачок – врозь!

Еще одним острым вопросом является доступ к контрактам британской Национальной службы здравоохранения (NHS), на котором настаивают США. Она считается «жемчужиной британской короны», обеспечивает бесплатное медицинское обслуживание населения (за исключением обязанности больных приобретать часть лекарств) и занимает чрезвычайно важное место в повестке дня как Консервативной, так и Лейбористской партий. Премьер-министр Борис Джонсон неоднократно говорил, что NHS «не продается». Тем не менее в одном из комментарием Трамп заявил, что «доступ к NHS должен быть частью сделки». Многих в Великобритании беспокоит, что предоставление американским фармацевтическим компаниям более широкого доступа к государственным контрактам на лекарственные препараты позволит частному бизнесу США взвинтить цены и «грабить» английских граждан, как он грабит американских.

До сих пор действуют введенные 4 месяца назад 25% пошлины США на импорт односолодового шотландского виски. Эта мера сильно ударила по небольшим шотландским винокурням. В текущем году ожидается падение экспорта виски в США на 100 млн фунтов стерлингов. На некоторые виды мяса и молочных продуктов, книг, инструментов, моллюсков и фруктов из Европейского союза и Великобритании с 15 октября 2019 года также повышены пошлины.

Подобные проблемы существуют и в отношениях с Францией. Центральным на этом переговорном треке является вопрос о налогообложении ведущих американских интернет-компаний, в частности Alphabet и Amazon. Французские законодатели в июле 2019 года проголосовали за введение нового налога на крупные технологические компании. Эта мера вызвала бешенство в Вашингтоне. «Франция только что ввела цифровой налог на наши великие американские технологические компании. Если кто-то и должен платить им налоги, то это французские компании», – написал Трамп в своем твиттере. Он недвусмысленно пригрозил ответными мерами. «Мы объявим о реакции на глупость Макрона в ближайшее время”, – пообещал он. «Я всегда говорил, что американское вино лучше французского!»

Стремление Парижа ввести налог на цифровые услуги было в центре внимания на последних переговорах министра финансов Франции Бруно Ле Майра и министра финансов США Стивена Мнучин. Стороны договорились о временном перемирии, в соответствии с которым Париж приостановит взимание 3% пошлины с цифровых компаний до конца года, т. е. до завершении переговоров в рамках Организации экономического сотрудничества и развития. В обмен Вашингтон согласился не вводить 100% тарифы на французские товары.

Вслед за Францией многие государства-члены ЕС в последние месяцы стали угрожать американцам введением налога на цифровые услуги некоторых крупнейших технологических конгломератов США. Великобритания готовится ввести налог на цифровые операции, несмотря на угрозы США о мести. «Мы планируем ввести налог на цифровые услуги в апреле», – заявил канцлер Казначейства Великобритании Саджид Джавид.

* * * * * * *

Конечно, на торговых переговорах США с Евросоюзом обе стороны не могут не учитывать ход и итоги американо-китайской сделки от 15 января. Временное перемирие по налогу на цифровые услуги показывает, что Трамп заинтересован в скорейшем достижении согласия с ЕС, даже частичного. По словам бывшего главного советника по международной торговле в финансовом комитете Сената США и заместителя помощника американского представителя на торговых переговорах (USTR) Хирша, «ЕС пытается апеллировать к готовности Трампа соглашаться на быстрые, небольшие сделки, в частности Брюссель может включить в соглашение некоторые элементы сельскохозяйственной продукции. Однако в конечном итоге Евросоюз будет придерживаться своих стандартов безопасности пищевых продуктов».

Обе стороны рассчитывают пописать торговое соглашение в течение нескольких недель. Во всяком случае до выборов в США.