Выборы-2020 в Республике Корея: ещё одно «политическое землетрясение»?

Аналитика
Роман Николаевич Лобов Роман Лобов
Голосование отмечено весьма высокой явкой избирателей

Правящая Демократическая партия «Тобуро» одержала победу на состоявшихся 15 апреля в Республике Корея парламентских выборах. По результатам всенародного волеизъявления она укрепила свои позиции в Национальном собрании страны, получив возможность формировать квалифицированное большинство, необходимое для ускоренного принятия законопроектов. По информации Центральной избирательной комиссии РК, представители либерального лагеря могут занять 180 мест в 300-местном однопалатном парламенте, консерваторы – лишь 103.

Эти выборы были отмечены весьма высокой явкой избирателей. Повышенный интерес южнокорейского общества к голосованию был вызван в немалой степени сложной внутриполитической ситуацией в стране. Подготовка сторон к избирательной гонке была начата достаточно давно и сопровождалась мобилизацией своих сторонников ключевыми политическими силами страны – Демократической партией «Тобуро» и Партией Свободной Кореи, преобразованной в 2020 году в Объединенную партию будущего. При этом консерваторы шли на эти выборы с идеей «борьбы с диктатурой Мун Чжэ Ина» и фактической реабилитации экс-президента Пак Кын Хе, подвергнутой импичменту по итогам «свечной революции» 2016-2017 годов.

Своей победой демократы обязаны как слабости консерваторов, не оправившихся от серии разгромных поражений прошлых лет[1], так и попытками хоть как-то решать и наболевшие, «сермяжные» проблемы, беспокоящие южнокорейское общество. Немалую роль в победе выходцев из Демпартии (и союзной ей Народной партии) сыграл и сравнительно высокий рейтинг действующего президента страны, Мун Чжэ Ина. Умение правящей администрации максимально эффективно урегулировать кризисные ситуации, в том числе и нейтрализовать коронавирусную угрозу, также внесло свою лепту в победу демократов.

Кроме того, нельзя не отметить, что в основном аполитичному корейскому обывателю надоели межпартийные столкновения в парламенте страны, которые нередко заканчивались провалом ряда законопроектов и систематическими срывами принятия государственного бюджета страны. Помимо этого в обычных условиях политики, выступающие с достаточно радикальных позиций, имеют минимальные шансы на успех в Южной Корее. Так, целый ряд ведущих консервативных лидеров, «прославившихся» спорными высказываниями, возмутившими немалую часть общества, потерпели поражение в одномандатных округах, где голосуют, как правило, за политика, и, в первую очередь, не за партию, а выходца из конкретного региона. В особенности это касается и экс-председателя Объединенной партии будущего Хван Гё Ана, и депутата от этой же партии На Гён Вон.

Изюминкой результатов прошедших выборов стала победа по меньшей мере одного из северокорейских перебежчиков – бывшего высокопоставленного дипломата из КНДР Тхэ Гу Мина (до смены имени – Тхэ Ён Хо). Учитывая весьма невысокий социальный статус выходцев с Севера в южнокорейской социальной иерархии, эта победа выглядит необычной. Он выставил свою кандидатуру в одном из богатейших и престижнейших сеульских районов Каннам, жители которого чаще всего отдают предпочтение консерваторам. И хотя фигура перебежчика, возможно, не столь привлекательна в глазах представителей части среднего и высшего классов южнокорейского общества, надо признать, что в этом случае голос был отдан во многом по факту его принадлежности к консервативному лагерю.

Есть основания считать прошедшие парламентские выборы и своеобразным вотумом доверия либеральному лагерю. Вероятно, в сеульском районе Чонно состоялся и «пробный шар» одного из известных южнокорейских политиков, экс-премьер-министра Ли Нак Ёна, наголову разбившего своего оппонента-консерватора Хван Гё Ана на поле политической брани. Если развитие ситуации в стране будет максимально благоволить нынешним фаворитам, то, с высокой вероятностью, именно Ли может стать главным кандидатом от южнокорейских демократов на выборах 2022 года. Судя по всему, начало президентской «гонки» не за горами.

 

[1] Итоги местных выборов и довыборов в Национальное собрание 2018 года завершились разгромом консерваторов и с легкой руки южнокорейской прессы названы «политическим землетрясением».