В ноябре 2014 г. информационно-аналитический отдел НАТО представил мировой общественности доклад об информационной кампании России против Украины (Analysis of Russia’s  information campaign against Ukraine), в котором, как указано на титульном листе, анализируются невоенные аспекты кризиса на Украине через призму стратегической коммуникационной перспективы. Авторы поставили цель интерпретировать так называемые нарративы российской информационной политики и попытались решить задачу, используя привычные для западных экспертов шаблоны и штампы, включая поизносившийся тезис об отсутствии свободы слова в России. Утверждалось также, что сегодня телевидение остается самым эффективным инструментом давления на массы. Опираясь на факты из российской истории, в том числе из истории новейшего времени, приводя отрывки из выступлений Президента Российской Федерации В.В. Путина, Патриарха Всея Руси Кирилла, руководителя фонда «Русский мир» В. Никонова и других политиков, используя цитаты из Стратегии национальной безопасности РФ и обзоров по российской внешней политике, оперируя терминами «мессианство», «евразийство», «паспортизация» и др. исключительно в негативном ключе и, конечно же, обращаясь к деятельности российских журналистов, освещающих события на Украине, и к текстам российских блоггеров, американские эксперты нарисовали следующую картину.

Итак, начнем с выводов доклада. Переводим практически дословно: 1) Россия была готова к использованию новой формы войны, в которой центральное место отводится информационной кампании; 2) Российский нарратив в большей степени основывается на исторической памяти; 3) Кризис на Украине – это результат долгосрочной стратегии России; 4) Роль политики поддержки Россией своих соотечественников за рубежом должна быть пересмотрена со стороны Запада, следует признать ее потенциально опасной. Игнорирование этого фактора может привести к серьезным негативным последствиям для безопасности стран, соседствующих с Россией; 5) Существует «обратная сторона медали» российской информационной кампании.  Здесь авторы поясняют, что хотя информационная кампания и была успешной с точки зрения влияния на т.н. свои аудитории (население России и соотечественники за рубежом), она (кампания) радикализировала и привела к враждебному настрою другие аудитории – на Западной Украине и в Киеве, население стран НАТО и ЕС, и… США.   6) Дезинформация – отвлекающая тактика информационной войны, как ее понимают в России и 7) Кампания по дезинформации населения со временем утрачивает свою эффективность. В заключительной части выводов авторы спешат отметить, что анализ кризиса на Украине необходимо продолжить, но уже с точки зрения информационно-военной перспективы, поскольку развитие ситуации в Восточной Украине не должно пойти по крымскому сценарию.

Через весь текст документа проходит мысль, что действия России на Украине являются актом агрессии. Агрессивность же России является свойством имманентным, определенным ее глубинными цивилизационными кодами. Убедитесь сами, говорят читателю натовские (американские) эксперты, ссылаясь при этом на материалы российских СМИ. Активно и безапелляционно воплощаются в жизнь экспансионистские идеи т.н. русского мира – идеи русской цивилизации (русско-говорящей православной цивилизации) отличной от западной, возможность выстроить свою самобытную правовую систему, внедрить свои нормы и ценности в другие страны, дать свою оригинальную трактовку истории. Русские во всеуслышание говорят о «странах Русского мира» (отсылка к выступлению Патриарха на Третьей Ассамблее Русского мира в Москве в 2009 г.), и пытаются доказать, что «украинцы и русские – одна нация, объединенная Русским миром. Русские говорят о том, что Запад разделен и не способен противостоять современным вызовам, включая, прежде всего, экономические. НАТО при этом является «угрозой международной безопасности и российским интересам». А самое главное – пытаются формировать общерусскую публичную сферу – информационную среду, в которой бы доминировали российские СМИ. Российские медиа уже доминируют в предпочтениях «русско-язычного населения Молдовы, Белоруссии, Грузии, стран Балтии, бывших советских республик в Центральной Азии» и «опыт Латвии и Литвы в контексте кризиса на Украине показывает, как сложно противостоять враждебным пропагандистским каналам России». На «оккупированных украинских территориях» российские телеканалы заняли лидирующие позиции. И не потому, что предлагают качественный контент, а потому что а) украинские телеканалы вытеснены с востока Украины (при том, что по оценкам агентства Nielsen, наиболее популярными телеканалы на декабрь 2013 г. были украинские – авт.) б) Россия в полной мере учла ошибки в организации и руководстве работой СМИ в периоды первой и второй чеченских войн, при освещении катастрофы на АПЛ «Курск», захвата террористами школы в Беслане и «грузино-российской войны». Российские управленческие элиты начали понимать, как правильно должна быть организована информационная кампания.

На сегодняшний день, как утверждают натовские аналитики, идея русской цивилизации – основная в российской пропаганде. Кульминацией этого дискурса, по мнению авторов доклада, стала речь Президента В. Путина на конференции по безопасности в Мюнхене в 2007 г., в которой он критиковал США за попытку сделать мир однополярным. Россия же сделала ставку на многополюсную мировую систему, поскольку хочет занять в такой системе свое собственное место. Наиболее полно такие идеи якобы нашли свое отражение в документе «Концепция внешней политики России», который был принят в 2013 г.

Россия предлагает концепцию евразийства (американские эксперты подчеркивают, что  евразийство – это политическое течение, возникшее в среде русских эмигрантов в 1920-е гг.). И Украина – центр Евразии, жизненно важный геополитический компонент евразийства, heartland, который включает в себя и Центральную Азию, и Кавказ. В мышлении сторонников евразийской интеграции – «доброжелательный империализм», а мессианские качества православных и их вера приводят к пониманию того, что  помимо капитализма и коммунизма возможен третий путь развития. Русский путь. Однако украинцы на этом пути, несмотря на риторику российских политиков, которые часто в своих речах используют термин «братские народы», – отнюдь  не независимая нация. На практике подобное братство означает жесткую иерархию, особенно тогда, когда заходит речь о правах украинцев на самоопределение. Даже в российских развлекательных программах, пишут авторы доклада, украинцы представляются как «низшая нация, говорящая на причудливом российском диалекте», а российские СМИ методично «игнорируют правду о древних корнях славянского языка, сохранившемся в современном украинском и исторические факты о происхождении государства Древняя Русь с центром в городе Киеве». Русские называют Президента Украины П. Порошенко «шоколадным королем», т.е. задают так называемые тематические рамки в процессе коммуникации с внешним миром. Для чего? Для того, чтобы упростить сам взгляд на этот внешний мир, облегчить задачу формирования ярлыков-меток друзей и врагов.

Русские ведут войну – для них «Великая Отечественная война продолжается, фашисты на Украине пока еще не уничтожены». С экранов телевизоров и из социальных сетей звучат призывы «уничтожить фашистов и бандеровцев», в то время как на самом деле для большинства украинцев и интересующихся историей жителей европейских стран, Бандера – политический активист, «символ сражающихся за общенациональное дело». Его имя используется российскими политиками для дискредитации, опорочивания самой идеи Евромайдана. Среди этнических русских и не-украинцев культивируются тревога и страх: запретят говорить и писать по-русски, конфискуют собственность, вся страна впадет в экономический ступор. Это намеренное нагнетание обстановки, (т.н. называемый мобилизующий нарратив), способствовал, по мнению экспертов,  консолидации обычных россиян с правительством РФ по украинскому вопросу. Низы и верхи объединились. Задача решена: теперь активистов Евромайдана можно называть нацистами, фашистами, антисемитами, распространять миф о том, что «новое «фашистское» правительство отберет имущество…».

А как работают российские журналисты?  Плохо работают. Т.е. хорошо работают, исходя из задач запущенной пропагандистской машины. Этические кодексы писаны не для них, потому что они распространяют фэйковые материалы (включая видео и фотографии), фальсифицируют данные и используют одного и того же ТВ-героя в разных ролях. Так, например, для освещения событий на Украине российские журналисты использовали фотохронику из Сирии, Косово, Чеченской войны, одна и та же женщина была показана как «активист Крыма», «житель Киева», «мать солдата», «житель Одессы», «житель Харькова», «участник Евромайдана», «беженец из Донецка». Причем в последнем своем появлении на экране в качестве активиста Крыма, это женщина, как водится в российской повестке дня, говорила о слабости и агрессивности ЕС и США, о Крыме – исторической российской земле, России – святой православной цивилизации…

Президентская администрация контролирует СМИ, но создает иллюзию свободы печати, позволяя действовать на медиарынке очень малому количеству независимых игроков. Те СМИ, которые подстраиваются под официальную линию Кремля, отмечаются российским руководством. Так, например, 22 апреля 2014г. В. Путин подписал специальный указ о награждении медалью «За заслуги перед Отечеством» 300 журналистов (редакторов, директоров медиакомпаний и телеведущих). Это произошло спустя несколько дней после аннексии Крыма, чтобы подчеркнуть важную роль СМИ в данной кампании и продемонстрировать, что аннексия Крыма была тщательно спланирована заранее. Медали вручал сам Президент Путин.

Под контролем властных структур находится и интернет со своими возможностями почти мгновенного интерактивного взаимодействия. Администрация Президента поощряет интернет-троллей, основная задача которых –  заставить замолчать инакомыслящих. Для дискредитации оппозиции в Сети, по данным влиятельной британской газеты “Guardian”, создаются про-кремлевские группы блоггеров. Эта же газета также сообщает, что наибольшее количество прокремлевских сетевых троллей было зарегистрировано в феврале 2014 г. А в 2013 «независимая расследовательская газета «Новая газета» сообщила о ведущейся работе по созданию так называемой «фермы троллей»».

Действительно, Россия заметно увеличила свое присутствие в социальных сетях и твиттере, чего стоит, например, одна кампания «Вежливые люди»! Россия наконец-то увидела в соцсетях то, что давным-давно заметили американцы: социальные сети прекрасное средство для «сбора информации в разведывательных целя, пропаганды, дезинформации, обмана, а также для рекрутинга и фандрайзинга». Россияне фабрикуют одесское дело – пост «Доктора из Одессы» в Фейсбуке, в котором некий Игорь Розовский пытался рассказать о происходящих в Одессе событиях и своих попытках помочь раненым,  через сеть Вконтакте в первый же день трагедии был распространен 5000-ми пользователей и в очень скором времени переведен  на английский, немецкий и болгарский языки. Одновременно с фальсификацией данных российское государство блокирует проукраинские ресурсы в интернете, увольняет редактора популярного новостного ресурса Lenta.ru и директора Вконтакте, ставя на их место «персон, связанных с Кремлем».

Особую роль, по мнению экспертов НАТО, в России и странах Восточной Европы играет система микроблогов Твиттер. В период с 15 апреля по 15 июля 2014 г. они проанализировали 26 254 твита на русском языке и пришли к выводу, что 12,2% твитов содержали агрессивные и провокационные комментарии. Возможно, пишут эксперты, подобного рода высказывания и апелляции к словосочетанию «фашист-расист» выпускались сознательно для того, чтобы спровоцировать ненависть. Телеведущие, актеры, журналисты – очень влиятельны в Твиттере, но помимо своего присутствия здесь, российские власти предоставляют им другую медийную площадку – возможность высказаться и в традиционных СМИ, доступ к которым в России неограничен никаким «цифровым барьером»…

В заключение необходимо подчеркнуть, что рассмотренный выше доклад является ценным источником для понимания того, как специалисты НАТО хотели бы управлять российскими нарративами. По нашему мнению, свое видение решения этой проблемы западные эксперты по введению информационных войн сформулировали четко. Самое главное сегодня, используя реальный новостной и аналитический контент, трансформировать систему оценок в выгодную для достижений целей антироссийской политики европейских держав и США. В первую очередь это должно достигаться сознательным смещением положительных факторов в сторону их негативизации и наоборот, замены героев на антигероев, превращения позитивных мифов в негативные. Все это доказывает, что Россия в проекции на украинские события пока выигрывает информационную кампанию. Однако можно прогнозировать резкое усиление противодействия пропагандистской машины Альянса по всем векторам российской внешней политики.