В.М. Клапцов

ведущий научный сотрудник сектора биоэкономики и устойчивого развития ЦЭИ РИСИ,

кандидат физико-математических наук

 

Доклад  на заседании расширенного ученого совета РИСИ.

В настоящее время экологическую ситуацию в мире можно охарактеризовать как близкую к критической. Уничтожены и продолжают уничтожаться тысячи видов растений и животных. С 1970 года численность диких животных и птиц на планете сократилась на 25–30%.

Ежегодно на Земле исчезает 11 млн. га тропических лесов – это в 10 раз превышает масштабы лесовосстановления. Каждый день в атмосферу выбрасывается до 60 миллионов тонн углекислого газа. Это является причиной подъема уровня воды в Мировом океане и некоторые островные государства могут быть затоплены в течение этого столетия [1].

Состояние Мирового океана таково, что он может просто погибнуть как глобальная экологическая система. А ведь океан продуцирует существенную долю кислорода необходимого для существования жизни на Земле. За последние 20 лет количество живых организмов в морях и океанах уменьшилось почти в четыре раза [2].

Жизнь людей на нашей планете непосредственно зависит от состояния плодородных почв. В настоящее время 40% земель деградирует из-за эрозии почвы. Продуктивность земли уменьшается, что, при наихудших сценариях приводит к потере 50% урожая. По прогнозам ООН, человечество в скором времени потеряет треть используемых почв.

Глобальной проблемой является обеспечение человечества пресной водой. За последний век потребление воды выросло почти в 7 раз, а количество доступной пресной воды на каждого человека уменьшилось на 60%. В течение последующих 25 лет предполагается дальнейшее уменьшение запасов пресной воды еще в 2 раза. Экосистемы таких больших рек мира, как Амазонка. Миссисипи, Дунай, Волга, Днепр находятся в катастрофическом состоянии. По подсчетам специалистов, для того, чтобы человечество могло употреблять нормальную воду, нужно тратить на ее очистку приблизительно 60 млрд. долларов на год [3]. Исходя из представленных данных, можно сделать вывод, что человечество хорошо потрудилось над уничтожением флоры и фауны Земли.

Негативные явления начали проявляться не в последнее время, а начиная со второй половины прошлого столетия. Так, например, сброс отходов, содержащих ртутные соединения в водоемы, за период 1955-1959 гг. привел к тому, что каждый третий ребенок в японском городе Минимато рождался с психическими аномалиями. Из-за смога в Лондоне в 1952 г. в течение двух недель погибло 4000 человек. Выбросы окислов серы европейскими электростанциями за период 1950-1970 гг. привели к гибели экосистем озер Скандинавии. Таких примеров можно приводить тысячами.

Нельзя сказать, что мировое сообщество не реагировало на эти негативные тенденции. Видя такое направление развития, оно пытается повернуть развитие мира в нужном направлении и решить возникшие проблемы окружающей среды.

На высоком политическом уровне тема охраны окружающей среды была впервые поставлена в 1972 г. на Конференции ООН по окружающей человека среде в Стокгольме. Стокгольмская конференция приняла исторические решения о праве людей жить «в окружающей среде такого качества, которое предполагает жизнь, полную достоинства и благосостояния» [4].

Для анализа причин деградации глобальной биосферы была создана Всемирная комиссия по окружающей среде и развитию, которая в 1987 г. подготовила доклад «Наше общее будущее», известный также как Доклад Брундтланд. Ключевыми причинами ухудшения состояния окружающей среды были названы в докладе избыточное потребление в развитых странах и бедность в развивающихся государствах. Показана необходимость объединения усилий мирового сообщества с целью сохранения нашей планеты [6]. [5].

В докладе впервые появился термин «устойчивое развитие» – то есть развитие, которое сохраняет ресурсы для будущих поколений, удовлетворяя при этом потребности нынешних поколений. Необходимо заметить, что устойчивое развитие, это не совсем точный перевод с английского (sustainable development), что по контексту примерно означает жизнеспособный – требование долговременно воспроизводимой социально-экономической и экологической сбалансированности развития экономики и общества. Краткого выражения этой мысли найти не удалось и понятие устойчивого развития закрепилось в нашем языке.

В 1992 г. в. Рио-де Жанейро была проведена Конференция ООН по окружающей среде и развитию. Было принято 2 основных документа: «Декларация Рио-де-Жанейро» и «Повестка дня на XXI век». Кроме того были подписаны две глобальные экологические конвенции – «Рамочная конвенция по изменению климата» и «Конвенция по биологическому разнообразию». Также было принято решение о создании Комиссии по устойчивому развитию ООН для отслеживания прогресса в выполнении итоговых документов конференции [6].

В Декларации Рио-де-Жанейро провозглашалось, что охрана окружающей среды должна стать обязательной составляющей развития.

В «Повестке дня на XXI век» был представлен общий стратегический план, в котором идеи устойчивого развития были переведены в плоскость конкретных международных и национальных обязательств.

Каждой стране было рекомендована разработка национальной стратегии устойчивого развития на основе экономических, социальных и экологических планов. Одной из целей этой стратегии являлось осуществление мероприятий по охране окружающей среды в интересах будущих поколений.

На Саммите Тысячелетия в 2000 г., мировые лидеры приняли Декларацию тысячелетия ООН, в которой были представлены Цели развития тысячелетия.

Одна из этих целей посвящена обеспечению экологической стабильности, в которой было зафиксировано:

– к 2010 г. сократить потерю биологического разнообразия;

– к 2015 г. вдвое сократить долю населения, не имеющего постоянного доступа к чистой питьевой воде;

– к 2020 г. достичь значительного улучшения в жизни 100 миллионов обитателей трущоб.

В 2002 году состоялся Всемирный саммит по устойчивому развитию в Иоханнесбурге (ВСУР 2002), основным итогом которого стало принятие двух документов: «Политической декларации» и «Плана выполнения решений Всемирной встречи на высшем уровне по устойчивому развитию».

В Политической декларации было вновь подтверждена приверженность устойчивому развитию.

В Плане выполнения решений вопросы окружающей среды уже рассматривались, в основном, с позиций охраны природно-ресурсной базы экономического и социального развития, включая изменения структуры потребления и производства, т.е. явно преобладал антропоцентрический подход [8].

Этот документ предусматривал ряд широкомасштабных акций, обеспечивающих доступ сотням миллионов человек к чистой воде и электроэнергии, а также снижение уровня бедности на 50% к 2015 году. План также предусматривал глобальное снижение субсидий на добычу ископаемых энергоносителей и переход на возобновляемые источники энергии. Именно этот План впервые установил временные интервалы движения мирового сообщества по пути устойчивого развития. Согласно официальным документам, практическую реализацию перехода к устойчивому развитию предполагалось начать с 2005 г. [7].

В этом году исполнилось 20 лет со времени проведения Конференции ООН по окружающей среде и развитию. Как бы подводя итог развития, Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП) опубликовала доклад «Глобальная экологическая перспектива», в котором констатируется полный провал намеченного 20 лет назад плана. Из 90 пунктов только четыре получили положительную оценку. Доклад показал, что глобальное потепление сдержать не удалось, повышается кислотность морской воды, что ведет к снижению морского биоразнообразия, биологические виды исчезают со скоростью вымирания динозавров, вырубка лесов в будущем приведет к таким расходам, при которых потери от финансового кризиса 2008 года покажутся «незначительными». То есть, несмотря на отдельные успехи, наблюдается стремительное нарастание глобального экологического кризиса. [9].

Основой устойчивости мирового сообщества должна стать жесткая регламентация находящегося в общем пользовании экологического потенциала биосферы, который является основой системы жизнеобеспечения. Сегодня масштабы использования биосферы, включающей в себя как национальные территории, так и внегосударственные пространства (Мировой океан, атмосфера), вышли за допустимые пределы, что ведет к деградации биосферы. Фундаментальными причинами дестабилизации являются парадигмы экономического роста и стереотипы потребительского общества.

Необходимо достичь управляемого взаимодействия человеческого общества и природы, а это предполагает, во-первых, международное научно обоснованное согласование условий и ограничений, которые должны налагаться на такое взаимодействие, и, во-вторых, сотрудничество, направленное на реализацию мероприятий, необходимых для возврата мирового сообщества на уровень допустимых воздействий на биосферу. Однако мировое сообщество за прошедшие 20 лет пока еще не определило правового статуса глобальной биосферы и не создало механизма контроля над использованием этого общего достояния человечества. Также не определен вклад экосистем отдельных государств в формирование глобальной несущей емкости биосферы. Не проводится строгий учет фактического использования конкретными странами экологического потенциала Планеты. Потенциал биосферной оболочки Земли используется на основе права сильного. Страны Запада и, прежде всего, США не желают отказаться от непропорционально высокой доли используемого ими глобального экологического потенциала, стремятся сохранить для себя неограниченный и бесконтрольный доступ к нему и, более того, закрепить эту ситуацию в соответствующих международных соглашениях. Права и ответственность за использование ресурсов Земли отсутствуют, что приводит к их деградации и разграблению, а сопряженная с этим несправедливость – к росту социальной напряженности. [10].

Мировое сообщество заинтересовано в скорейшем создании международного режима, основанного на справедливом распределении между государствами прав на использование ограниченного ресурса, каковым является биосферный экологический потенциал, и подписании обязательств по сокращению антропогенной нагрузки на природу.

Однако основным ориентиром было и остается стремление к экономическому росту, наращивание производства и потребления материальных благ. Мир продолжает двигаться в направлении, противоположном устойчивому развитию. В результате надежды на быструю смену траектории развития цивилизации пока не оправдались.

Исходя из выше изложенного, можно сделать следующий вывод. Мировое сообщество пока не в состоянии переломить его деструктивные процессы, кардинально изменить сложившуюся на планете ситуацию и обеспечить устойчивое развитие в долгосрочной перспективе. Однако очевидно, что «дело не в самой идее устойчивого развития, а в неготовности человечества к реализации вытекающих из нее мер» [11, c. 1065]

Эксперты отмечают, что все это происходит отчасти из-за традиционного сопротивления организованным формам заботы об окружающей среде, а также потому, что бизнесмены не могут понять, как относиться к сегодняшним нерыночным требованиям людей или будущим потребностям тех, кто не принимает участия в рыночных отношениях.

Мировая экономическая система обладает большой инертностью и не может быстро и радикально изменить свое направление, отказаться от потребительских парадигм развития. Поэтому Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП) предложила перейти к созданию новой экологичной экономики. Эксперты обобщили новые направления экономики в новый глобальный курс. По их мнению, используя соответствующее ценообразование, политику государственных закупок, реформирование систем налогообложения, целенаправленный рост государственных инвестиций, поддержку исследований и разработок, связанных с созданием экологически чистых технологий, можно создать зеленую экономику.

Наиболее авторитетное и широко применяемое определение этого понятия сформулировано ЮНЕП: «Зеленая экономика – это экономика, которая обеспечивает долгосрочное повышение благосостояния людей и сокращение неравенства, при этом позволяя будущим поколениям избежать существенных рисков для окружающей среды и ее обеднения».

Эксперты ЮНЕП считают, что концепция зеленой экономики не заменяет собой концепцию устойчивого развития, но достижение устойчивости почти полностью зависит от создания правильной экономики. За десятилетия, когда новые богатства создавались с использованием модели «коричневой» экономики, общество не решило таких проблем, как социальное неравенство и истощение ресурсов, мир пока очень далек от достижения Целей Развития Тысячелетия. Устойчивость остается важнейшей долгосрочной целью, но для ее достижения нужно сделать экономику зеленой [12].

Для продвижения общемирового курса на экологически чистую экономику потребуется осуществить ряд программ. Причем инвестиции в первую очередь необходимо направить на повышение энергоэффективности, создание новых транспортных средств и разработку возобновляемых источников энергии, устойчивого сельского хозяйства и современного управления водными ресурсами, так как эти инвестиции будут иметь большую отдачу и иметь огромное социальное значение. Эффективность этих направлений можно продемонстрировать на нескольких примерах. Например, только за счет использования имеющихся технологий можно уже в ближайшее время снизить темпы роста глобального спроса на энергию вдвое, а к 2025 году потребление топлива мировым парком автомобилей может быть сокращено на 50 %. Применение современных материалов для реконструкций зданий позволит уменьшить энергопотребление на их обслуживание почти на 80 % [13].

В этом году в июне в Рио-де-Жанейро прошла Конференция ООН по устойчивому развитию, состоявшаяся через двадцать лет после Конференции ООН по окружающей среде и развитию 1992 года и поэтому получившая неофициальное название «Рио +20».

Выступая на открытии Саммита, Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, заявил, что человечество вступает в новую эпоху, и старая модель социально- экономического развития потеряла свою эффективность. С учетом того, что население мира увеличится к 2040 году до 9 млрд человек, спрос на ресурсы будет повышаться в геометрической прогрессии. К 2030 году потребность населения мира в продовольствии увеличится на 50 процентов, в энергии — на 45 процентов, а в водных ресурсах — на 30 процентов, и все это будет происходить в тот момент, когда масштабы использования потенциала биосферы практически достигли пороговых значений.

На Конференции также выступил Председатель правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев, который поддержал новую парадигму развития, способная обеспечить благосостояние общества без избыточного давления на природу, а также предложил обеспечить согласованность энергетической политики ведущих стран мира и вернуться к рассмотрению на площадке ООН инициатив России в сфере энергобезопасности. На конференции также прошла презентация Доклада «О реализации принципов устойчивого развития в Российской Федерации» [14].

В итоговой декларации саммита подчеркивается необходимость перевода мировой экономики и промышленности на «зеленые» рельсы. К 2015 году будут разработаны Цели устойчивого развития, и создан новый Форум высокого уровня по устойчивому развитию при Генассамблее ООН. В виду того, что валовый внутренний продукт (ВВП) не достаточно четко отображает уровень развития стран, Статистическому управлению ООН было предложено разработать новые индикаторы, дополняющие ВВП.

Некоторые положения итоговой декларации я постараюсь раскрыть. В частности, по поводу новых индикаторов. Статистическая комиссии ООН приняла в качестве международного стандарта Систему комплексного природно-ресурсного и экономического учета (СПЭУ). Эти индикаторы отражают изменение уровня природно-ресурсной зависимости экономики, рациональности природопользования и масштабов охраны окружающей среды. То есть они дадут ответ, насколько экономический рост в какой-либо стране, регионе и в мире сопрягается с задачами ресурсосбережения и ресурсовосстановления, а также уменьшения негативного воздействия на природу.

Теперь о зеленой экономике. Доклад Программы ООН по окружающей среде по зеленой экономике был опубликован в 2008 г., в начале экономического кризиса, и эксперты считали, что выбор направления развития с уклоном к зеленой экономике позволит легче перенести последствия кризиса. Многие страны воспользовались рекомендациями экспертов.

В 2009 году Президент США объявил о том, что в течение 10 лет в развитие экологически чистых видов энергии, транспортную инфраструктуру и повышение энергоэффективности будет инвестировано 150 млрд дол. Инвестирование в более эффективные технологии и методы, применяемые на предприятиях, в домах, школах и отраслях промышленности – на долю которых приходится 70 % потребления природного газа и электроэнергии, является одним из наиболее конструктивных и экономически оправданных способов создания новых рабочих мест. Повышение энергоэффективности поможет США справиться с ожидаемым в ближайшие десятилетия увеличением уровня потребления электроэнергии и природного газа на 50 процентов и значительно сократить выбросы парниковых газов и других веществ, загрязняющих атмосферу [15].

Южная Корея провозгласила «зеленый» курс основным путем развития экономики. В 2009 году правительство Южной Кореи приняло пятилетний план развития «зеленой» экономики на 2009-2013 годы. Общий объем финансирования плана «зеленого» роста в эти годы составит 83,6 млрд дол. Ожидается, что его реализация обеспечит создание более 1,5 млн рабочих мест и приведет к росту производства на 140-160 млрд дол. Инвестиции выделены на борьбу с изменениями климата, на обеспечение энергетической независимости, развитие «зеленых» технологий и их применение в промышленности, создание «зеленых» городов, развитие общественного транспорта, обеспечение всему населению доступа к чистой воде. Реализация таких амбициозных планов не снизила темпов роста ВВП страны [16]. По данным Банка Кореи, в 2010 году корейская экономика выросла на 6,1 %, показав самые высокие темпы роста за последние восемь лет.

Энергетика и транспорт сильно загрязняют окружающую среду. Поэтому во всех концепциях фундаментом зеленой экономики выступает альтернативная энергетика, основанная на использовании неуглеводородных источниках энергии и энергоэффективных технологиях. Многие страны ведут разработки возобновляемых источников энергии. Это – ветряные, солнечные, приливные и геотермальные электростанции, которые обеспечат энергетическую безопасность этих стран, а также позволят уменьшить выбросы углерода. Однако применение альтернативных источников энергии требует также повышения энергоэффективности и развития интеллектуальных систем энергораспределения, способных решить проблемы децентрализованного и непостоянного энергоснабжения, а также совершенствования систем накопления энергии.

К началу 2008 года 43 страны разработали планы по переходу на использование возобновляемых источников энергии. В 2010 году всемирная суммарная мощность ветряных турбин, заводов биотоплива, электростанций на сжигаемых отходах и солнечных электростанций впервые достигла 381 ГВт (Гигаватт), превысив общую мощность ядерных электростанций. Мощность всех электростанций в мире составляет 3,54 ТВт (Тераватт), следовательно, электростанции на возобновляемых источниках энергии вырабатывают 10% электричества. Еще один пример. Из 55 ГВт новых мощностей, которые были введены в Евросоюзе в 2010 году, более половины пришлись на возобновляемые источники энергии [17].

В декабре 2011 г. Еврокомиссия представила «Энергетическую дорожную карту 2050», в которой представлены пути развития европейской энергетики до 2050 года. Поставлена амбициозная цель — к 2050 г. сократить выбросы углекислого газа по сравнению с 1990 г. на 80%. Доля возобновляемых источников в конечном потреблении к 2050 году определена на уровне 75%, а в производстве электричества — 97%. Достижение этой цели требует коренной перестройки европейской энергетики и радикальных изменений в законодательстве. Так как данный документ является руководством к действию, то очевидно, скоро в Европе возникнет принципиально иная энергетическая система, опирающаяся в основном на внутренние ресурсы входящих в нее стран [18].

К настоящему времени альтернативная энергетика существенно подешевела. Так, из отчета Комиссии по коммунальным услугам Калифорнии за 2011 год следует, что штат подписал контракт на поставку электричества с владельцами солнечной электростанции мощностью в 500 МВт на 2012 год по цене ниже, чем с газовиками. Из исследования агентства «Bloomberg» следует, что уже в 2016 году береговые ветроэлектростанции в Европе дадут ток дешевле, чем газовые турбины смешанного цикла [17].

Для построения электростанций на возобновляемых источниках энергии интенсивно развиваются сопутствующие отрасли промышленности. Считая, что рынок элементов электростанций нетрадиционной энергетики будет интенсивно расти многие страны, ориентируют свои отрасли промышленности на внешний рынок. Так, Германия стала одним из лидеров в производстве и экспорте ветроэнергетического оборудования, а также – одним из ведущих производителей в мире оборудования для солнечной энергетики. Южная Корея позже других стран начала осваивать этот рынок. Поэтому правительство страны оказало помощь 50 предприятиям, ведущим разработки экспортно-ориентированных приборов и установок для производства возобновляемых источников энергии. Предполагается, что уже к 2015 году их экспорт составит 100 млн дол.

Специалисты энергетики в нашей стране считают эти планы авантюрой. Подобное отношение отражено и в официальных документах. Например, «Энергетическая стратегия России на период до 2030 года» ориентирована на наращивание добычи ископаемого топлива и энергетических мощностей, а развитию возобновляемых источников и децентрализации энергоснабжения внимания уделяет мало. Развитие возобновляемых источников энергии — это не только вопрос энергетики, это вопрос экологии, и развития цивилизации. Главное сейчас происходит в головах. Наши представления об использовании ресурсов и генерации энергии должны в корне измениться. Процесс начался и будет продолжаться — в энергетике основе цивилизации, мы переходим от соревнования мощи ресурсов к соревнованию мощи мозгов.

Теперь о России. Примерно на 15% территории состояние окружающей среды не соответствует нормативам. Это районы сосредоточения основной части населения, производственных мощностей и наиболее продуктивных сельскохозяйственных угодий. Природные экосистемы сильно угнетены, их стабилизация и восстановление при современной величине антропогенной нагрузки на них невозможны. Существенное загрязнение атмосферного воздуха в городах и городских агломерациях, неудовлетворительное положение с обезвреживанием токсичных отходов, сверхнормативное загрязнение источников питьевого водоснабжения имеют место более чем в 30 субъектах РФ. Регулярны лесные пожары, которые ежегодно поражают десятки и сотни тысяч гектаров лесопокрытой территории. Повсеместно остры и проблемы истощения сельскохозяйственных угодий, снижения плодородия почв. Под угрозой исчезновения многие виды растений, и животных [19].

В условиях перехода на путь экологически приемлемого развития экономики существенно возрастает роль государства в качестве координатора процессов, направленных на усиление учета экологического фактора. Во многих странах бизнес и общество получают со стороны государства четкую ориентацию на экологически приемлемое поведение.

Для внедрения принципов устойчивого развития в России необходимо создать условия, при которых развитие новых направлений будет экономически выгодно. В частности, необходима поддержка модернизации производства по пути, так называемого двойного выигрыша, связанного с обеспечением, как экономической эффективности, так и с уменьшением воздействия на окружающую среду. Мировой опыт такой модернизации производства показывает, что этот подход ведет не только к улучшению экономических показателей, но и к существенному улучшению условий жизни людей [20].

Для перевода экономики страны на путь устойчивого развития необходимо осуществить ряд срочных мер: принять закон о плате за негативное воздействие на окружающую среду, обеспечить мониторинг, устранить практику временных согласованных разрешений на выбросы, использовать механизм государственной экологической экспертизы проектов, начать работу по устранению прошлого экологического ущерба, принять закон о зонах экологического неблагополучия. Необходимо принять Национальную программу и план действий по обеспечению устойчивого развития с указанием конкретных целей и сроков их достижения.

Поскольку экономика Российской Федерации отличается энергозависимым характером, то задача устойчивого развития страны имеет два аспекта. Первый связан с необходимостью эффективного преобразования, в первую очередь, энергетических активов и других природных ресурсов в устойчивые человеческие, технологические, экономические и интеллектуальные активы, способные обеспечить достойные условия жизни нынешним и будущим поколениям. Вторая проблема, в такой же мере жизненно необходимая, – решение социально-экономических задач при условии соблюдения экологически устойчивого режима хозяйствования, способного обеспечить защиту и сохранение природных ресурсов и других экологических активов страны.

Как указано в докладе «О реализации принципов устойчивого развития в Российской Федерации», принятые за последние годы в России программы по повышению энергетической и экологической эффективности экономики, ресурсосбережения и развитию альтернативной энергетики отвечают современным подходам к построению зеленой экономики и при этом учитывают национальные особенности страны. Целевые ориентиры современных программ развития находятся в рамках 2020-2030 гг.

Академик В. И. Вернадский писал, что человек не может строить свободно свою историю, не согласуя ее с законами биосферы. Возникшие глобальные экологические проблемы есть результат такого свободного построения истории, но теперь такой способ ее построения исчерпан, необходимо строить новую историю, новую цивилизацию в согласии с законами биосферы [21].
 


 

1. На земле начался новый этап вымирания. http://www.telegraf.lv/news/

2. Глобальные экологические проблемы и пути их решения. vitamarg.com

3. Water Crisis. http://www.earthlyissues.com/watercrisis.htm

4. Стокгольмская декларация. http://www.eclife.ru/laws/inter/1972/04.php

5. Наше общее будущее. Всемирная комиссия ООН по окружающей среде и развитию, Оксфорд, 347 с. 1987.

6 Рио-де-Жанейрская декларация по окружающей среде и развитию.

http://www.un.org/russian/documen/declarat/riodecl.htm;

7. Перелет Р.А. Переход к эре устойчивого развития./Россия в окружающем мире: 2003 (Аналитический ежегодник). – М.: Изд-во

МНЭПУ, стр. 10-30, 2003.

8. World Summit on Sustainable Development. Plan of implementation Johannesbourg. 2002.

9. «Geo-5» (Глобальная экологическая перспектива), «Резюме для политиков и лиц, принимающих решения», 24 стр., 2012.

10. «Международный электронный журнал. Устойчивое развитие: наука и практика», Приложение, вып. 1 (2), с. 130, 2009, www.yrazvitie.ru

11. Глобалистика : энциклопедия / Центр науч. и приклад. программ «Диалог» ; ред. И. И. Мазур, А. Н. Чумаков. М. : Радуга, 2003. 1327 с.

12. UNEP, 2011, Towards a Green Economy: Pathways to Sustainable Development and Poverty Eradication, ( предварительный вариант), http://www.unep.org/greeneconomy

13. Навстречу «зеленой» экономике: пути к устойчивому развитию и искоренению бедности (обобщающий доклад для представителей властных структур), ЮНЕП, 2011 г., www.unep.org/greeneconomy

14. А. Бедрицкий, Об итогах Конференции ООН по устойчивому развитию «РИО+20», Природно-ресурсные ведомости №6 (381) июнь 2012 г.

15. Американская программа энергосбережения. http://energohelp.net/articles/law/63554/

16. Тайна зеленого ВВП. «Власть» № 16 2010.

17. Плеханов С.И. Солнце – это жизнь, а не батарейка. Химия и жизнь,№8 стр. 2-5, 2012.

18. Планы Евросоюза по модернизации энергетики на период до 2050 г. http://portal-energo.ru/articles/details/id/507

19. Состояние окружающей среды и охрана природы. http://www.novrosen.ru/Russia/encirclement.htm

20. В.М. Захаров, Модернизация экономики и устойчивое развитие. Бюллетень «На пути к устойчивому развитию России» № 55, 2011, Стр. 4.

21. Вернадский В. И. О науке. ? Т. 1. Дубна: Изд. Центр «Феникс», 1997.