России необходимо разрабатывать стратегию на Черноморском направлении

Мы в СМИ
Ведущий научный сотрудник, заместитель руководителя отдела исследований современной Азии РИСИ А.В. Глазова рассказала о приоритетных направлениях российской политики в Черноморском регионе журналу «Международная жизнь»

Ведущий научный сотрудник, заместитель руководителя отдела исследований современной Азии РИСИ А.В. Глазова рассказала о приоритетных направлениях российской политики в Черноморском регионе журналу «Международная жизнь»

«Международная жизнь»: Анна Владимировна, какую роль, по Вашему мнению, играет Черноморский регион для современной России?

А. Глазова: Учитывая последние международные события, в настоящее время этот регион стал своеобразным буфером, отделяющим Россию от бушующего Ближнего Востока, что особо актуально в контексте распространения волны «арабских революций» на его территории.  Поэтому   стабильное развитие Причерноморья имеет особое значение для нашей страны. Но основная проблема Черноморского региона заключается в том, что здесь не существует ни одной международной структуры, которая могла бы взять на себя ответственность за предотвращение региональных конфликтов и выступить гарантом безопасного развития региона. ОЧЭС, являющаяся крупнейшей региональной организацией, не может выполнять эту функцию, так как с момента своего создания в 92-м она позиционирует себя как  структура, отвечающая за реализацию экономических проектов. Данная позиция мотивируется тем, что интересы региональных стран, входящих в состав организации, в сфере внешней политики часто не совпадают, и попытка ОЧЭС обсуждать региональные вопросы  безопасности, например такие, как разрешение замороженных конфликтов, будет отрицательно сказываться на региональном экономическом сотрудничестве. Кроме того, в последние годы ОЧЭС подвергается все большей критике со стороны экспертов из-за крайней забюрократизированности этой организации. В настоящее время уже сами участники ОЧЭС открыто заговорили о необходимости реформирования организации, так как в существующем виде она не способна эффективно выполнять возложенные на нее задачи.

«Международная жизнь»: Как Вы отметили в своем докладе, в настоящее время у России нет четкой стратегии в Черноморском регионе. К каким последствиям это может привести в будущем?

А. Глазова: Пассивная позиция России в стратегии обеспечения безопасности региона и отсутствие четкой концепции, определяющей эту стратегию, приводит к тому, что вопросы безопасности и развития Причерноморья начинают определять другие международные игроки. В последние годы значительно укрепил свои позиции в Черноморском регионе Евросоюз.  Если до 90-х интерес ЕС к Черноморскому побережью ограничивался участием в транспортных и энергетических проектах, то после присоединения в 2007 году Болгарии и Румынии европейские политики заговорили о том, что Черноморский регион отныне является зоной европейской ответственности. Тогда же ЕС принял программу «Черноморская синергия», направленную на расширение сотрудничества в сфере энергетики, транспорта и окружающей среды. В ней уже был заложен посыл об активизации роли ЕС в разрешении замороженных конфликтов.

«Международная жизнь»: Известно, что Евросоюз продолжает проявлять внимание к Черноморскому региону.

А. Глазова: Верно, европейская программа «Восточное партнерство», предложенная в 2008 году, также в определенной степени относится к политике ЕС в Причерноморье, так как большинство республик бывшего СССР, охваченных этой программой, принадлежат данному региону. Эта инициатива предполагает согласование законодательств стран-партнеров и сотрудничество в рамках внешней политики и безопасности. Она является примером проведения политики «мягкой силы» по усилению европейских позиций в регионе. Проводимая Евросоюзом политика в отношении Черноморского региона демонстрирует, что основной целью ЕС является усиление влияния на черноморском пространстве путем интеграции со странами региона. Концептуальное оформление данный подход получил в принятой в январе этого года резолюции Европарламента «Стратегия ЕС в отношении Черного моря».

«Международная жизнь»: После принятия Черноморская стратегия ЕС вызвала большой резонанс в международных и особенно в российских СМИ.

А. Глазова: Логично, ведь она имеет достаточно выраженный антироссийский характер. Особенно это касается раздела, посвященного проблемам безопасности в Черноморском регионе. Объявляя конфликты в Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье главными вызовами безопасности для всех стран черноморского побережья, парламентарии призывают руководство ЕС взять на себя ведущую роль в переговорах и миротворческих процессах, направленных на урегулирование этих конфликтов. При этом Абхазия и Южная Осетия впервые в официальном документе Европарламента обозначаются как «оккупированные территории». В Стратегии также подчеркивается обеспокоенность Европарламента  продлением пребывания российского флота в Крыму. Этот тезис вызывает некоторое недоумение, хотя понятно, что для Евросоюза более предпочтительным вариантом является присутствие на черноморском побережье военно-морских баз США.

«Международная жизнь»: В последнее время Черноморский регион вызывает повышенное внимание именно со стороны США. Как Вы считаете, с чем это связано?

А. Глазова: Я думаю, это не в последнюю очередь связано с  возросшей ролью региона в глобальной энерготранспортной цепи. А конкретным проявлением этого интереса стали участившиеся заходы в акваторию Черного моря военных кораблей США. Так, летом здесь побывал крейсер «Монтерей», оснащенный системой ПРО, а неделю назад в севастопольский порт без особой шумихи зашел ракетный крейсер «Филиппин Си», оснащенный крылатыми ракетами «Тамагавк», способными нести ядерные боезаряды с дальностью полета 2500 км. Факт визита крупного американского боевого корабля сначала в Батуми, а затем в Севастополь, где базируются основные силы Черноморского флота РФ, является вызовом России в вопросе того, кто контролирует Черное море. Участившиеся заходы американских военных кораблей в черноморскую акваторию указывают на то, что США могут попытаться использовать наметившееся в последнее время политическое сближение с Турцией и усилить давление на Анкару с целью пересмотра конвенции Монтре, регулирующей правила присутствия иностранных кораблей в Черноморском бассейне. Кроме того, под предлогом обеспечения безопасности Европы, США приступают к размещению систем противоракетной обороны на территории Румынии и Турции. И если России в свое время удалось заблокировать планы по вступлению Украины и Грузии в НАТО, то теперь российскую территорию пытаются окружить системой ЕвроПРО по периметру ее границ с Запада и  Юга.

«Международная жизнь»: А каким образом скажется размещение американской системы ПРО на ситуации в регионе? Окажет ли это влияние на деятельность ОЧЭС?

А. Глазова: На Организацию, я думаю, размещение элементов ПРО никакого влияния не окажет. Но размещение ЕвроПРО по периметру границ России — на Западе это фактически решенный вопрос, Турция и Румыния уже дали согласие на начало разработки системы ПРО на их территории — этот факт окажет безусловно негативное влияние на безопасность региона и на российские позиции в регионе.

«Международная жизнь»: Какие шаги необходимо предпринять нашей стране, чтобы удержать, а лучше усилить свои позиции в Черном море?

А. Глазова: Хотелось бы отметить, что разработка концептуальных документов, определяющих политику Запада в отношении Черного моря не в последнюю очередь определяется созданием и успешным функционированием в евроатлантических странах целого ряда исследовательских центров и программ, непосредственно направленных на изучение проблем. В этой сфере активно работает, например, фонд Маршалла, где тема Черноморского региона на протяжении последних лет является одним из ведущих направлений. В России же не существует на государственном уровне ни одного аналитического центра, который бы занимался непосредственно разработкой политики России в регионе. Мы видим увеличение евроатлантической экспансии в регионе и  попытку постепенно ослабить позиции России. Поэтому нам нужно разработать и принять собственную черноморскую концепцию, которая закрепит место и роль России в регионе. Также необходимо создать в Черноморском регионе международную политическую организацию с участием ведущих региональных стран,  которая возьмет на себя вопросы обеспечения безопасности в регионе.

И напоследок хотелось бы напомнить, что, начиная с ХI и вплоть до ХVI века Черное море называлось Русским морем, и это название использовалось в официальных документах и географических картах арабов, персов, итальянцев и других народов. Это море никогда не было «частично европейским внутренним морем» и «географически преимущественно европейским», как его объявляет уже упоминавшаяся европейская Стратегия. Славянские народы называли Черное море Святым морем, выражая таким образом свое отношение к нему.

«Международная жизнь»: Анна Владимировна, спасибо большое за интересную беседу.

 Беседовал обозреватель журнала  «Международная жизнь» Юрий Немцев