По страницам мемуаров Мадлен Олбрайт

Аналитика
(к визиту в Россию «мудрецов НАТО»)   С 9 по 11 февраля в Москве находится группа экспертов НАТО, известная как «мудрецы НАТО», во главе с бывшим Государственным секретарем США Мадлен Олбрайт. Цель визита предводительствуемых Олбрайт «мудрецов», согласно сообщениям информагентств, - «собрать различные идеи, услышать различные точки зрения и предоставить рекомендации Генеральному секретарю НАТО».


(к визиту в Россию «мудрецов НАТО»)

Н.В. Бондарев,

к.и.н., старший научный сотрудник отдела Евро-атлантических исследований

 В рамках визита «мудрецов» 10 февраля в комитете Государственной Думы РФ по международным делам состоится встреча с Министром иностранных дел России С. Лавровым и Секретарем Совета безопасности Н. Патрушевым, запланированы также выступления членов делегации в МГИМО МИД РФ и Институте мировой экономики РАН. Мадлен Олбрайт – фигура за годы правления Джорджа Буша-младшего почти забытая. Однако ее влияние на лидеров Демократической партии США, равно как и близость к нынешнему Госсекретарю Х. Клинтон, предопределили ее возвращение в большую политику. В дни ее очередного визита в Россию, на этот раз в качестве руководителя делегации «мудрецов НАТО», есть смысл вспомнить о былых «заслугах» Олбрайт. Благо, на русском языке еще в 2004 году издана ее автобиография.

Мемуары бывшего Государственного секретаря США г-жи Мадлен Олбрайт - это пугающе огромный, буквально необъятный том. Написаны они в манере, представляющей собой смесь канцелярита и бульварных романов. В оригинале книга называется “Madam Secretary”, то есть «мадам секретарь». За эту «мадам» г-жу Олбрайт изрядно искусали критики в США. Так, известный американский писатель-острослов Кристофер Бакли в одном из последних романов выводит персонажа под именем г-жа Клинтик (имя более чем говорящее), высокопоставленную чиновницу, требующую, чтобы ее называли исключительно «мадам». Другой персонаж романа, развязный адвокат, спрашивает литературного двойника г-жи Олбрайт: «А почему собственно «мадам»? В конце концов, вы же не в борделе работаете? Во всяком случае, мне так казалось...». Если вспомнить о деле Моники Левински и других похожих скандалах с участием президента Клинтона, известных на Западе под совокупным названием «zippergate», - вопрос уместный.


Фактические ошибки. Их в мемуарах Олбрайт предостаточно. Вот самая, пожалуй, красноречивая. «Осенью 1994 года я отправилась на Кавказ, - пишет она, - где были расположены четыре маленькие упрямые республики, зажатые между Черным и Каспийским морем… Я начала визит с крошечной Республики Молдова». То, что грузин «мадам секретарь» считает славянским народом, родственным полякам и чехам, блекнет на фоне фантастического перемещения Молдовы из Прикарпатья в Закавказье. Показательно, что ни соавтор г-жи Олбрайт Билл Вудвард, бывший ее спичрайтер, ни американские редакторы этой ошибки не заметили.


Читатель узнает, что встретили г-жу Олбрайт в «кавказской» Молдавии хорошо: «Молдавские руководители приветствовали нас на многочасовом банкете, где в огромном винном погребе подавалось бесчисленное количество сытных блюд… Когда дошла очередь до тоста в мою честь, меня сравнили с Маргарет Тэтчер и назвали «титановой леди».  И больше о переговорах в Молдавии ни слова - ни о статусе Приднестровья, ни о положении гагаузского меньшинства, ни о территориальных претензиях Румынии. Зато о том, что в Кишиневе ее сравнили с Маргарет Тэтчер, «мадам секретарь», она же «титановая леди», упоминает с видимым удовольствием. Далее, продолжая поездку «по Кавказу», г-жа Олбрайт направила свои стопы в «славянскую Грузию», к «старине Шэви» (Шеварднадзе), с которым они также весьма продуктивно пообщались - рассказывали друг другу анекдоты.   


Ее герой. Вот что г-жа Олбрайт пишет о своем герое: «он человек отважный и решительный», «умный и уверенный», «собранный и внимательный», «обладающий изумительной энергией», «как никто умеющий расположить к себе собеседника», «одержимый страстью к политике» (это положительная характеристика), «разбивший стеклянный барьер, не пускавший женщин в политику». Все эти теплые слова о Билле Клинтоне, которого Олбрайт искренне считает достойным стоять в одном ряду с Вашингтоном, Линкольном и Рузвельтом. «Не только по рангу, но и благодаря своим личным достоинствам и интеллекту Клинтон был непререкаемым лидером нашей команды. Он был классным специалистом по поиску и использованию «мозгов», ненасытным читателем, прекрасным слушателем, постоянно учился и отлично знал историю. Его престиж постоянно рос, и по мере того, как другие видные деятели сходили со сцены, он становился одним из самых уважаемых и опытных политиков в мире».

 

Ее анти-герой. Таковым, вне всяких сомнений, является Слободан Милошевич. Его имя – самое часто упоминаемое в мемуарах имя собственное, после имени автора, разумеется.  Интересен набор эпитетов, которыми г-жа Олбрайт награждает Милошевича: «циничный авантюрист», «ловкий мошенник», «прирожденный лжец», его «бесчеловечные амбиции… хоронят надежды на мир и процветание человечества», «договориться с Милошевичем без применения силы невозможно», «доверять Милошевичу нельзя», «мы должны снова и снова подчеркивать – все дело в Милошевиче». В этом потоке пронизанных ненавистью образов и определений ощущается все-таки некая недосказанность. Добавим от себя – лжец и отец лжи, князь тьмы, повелитель мух, змий древний, имя которому Сатана. Мы не сомневаемся, что под такой характеристикой Милошевича Мадлен Олбрайт без колебаний подписалась бы. Можно сказать, что г-жа Олбрайт, в буквальном смысле, нашла себе маленького персонального дьявола, эдакого черта из табакерки, взвинтила ненависть к нему до максимально допустимых пределов, а затем обрушила на него и его миниатюрную (не чета России) «империю зла», то есть Сербию, весь свой гнев и всю военную мощь США. Зачем ей это было нужно? Отдельный вопрос, заслуживающий отдельной статьи. Чтобы доказать, что она ничем не хуже политиков-мужчин, чтобы угодить своему учителю Збигневу Бжезинскому, чтобы заслужить признательность своего героя – Билла Клинтона, чтобы отвлечь внимание общественности от клинтоновских «зиппергейтов».

   

Метод ведения переговоров. Мадлен Олбрайт является автором нового способа ведения переговоров. «Мы говорим каждому то, что ему хочется услышать, - пишет она, - и советуем не верить тому, что он узнает от кого-либо другого. Пока что такая тактика действует!». Очень простой и безукоризненно действующий метод. В духе этой абсолютно беспроигрышной стратегии Мадлен Олбрайт переосмысливает басню Эзопа про мальчика, который кричал «волки!». «Мораль басни в том, что в конце концов волки появились», - объясняет нам она. То есть, если долго, упорно и самозабвенно лгать, то в конце концов все получится как надо. Мы, однако, искренне не советуем никому брать на вооружение эту стратегию, поскольку, когда появились волки - не поздоровилось прежде всего мальчику.


Любимая тема. Любимейшая тема г-жи Олбрайт – места человеческих естественных отправлений. За примером далеко ходить не надо, он буквально на обложке книги. На ней мы видим рабочее место г-жи Олбрайт - типичный кабинет современной деловой женщины. Помещение украшает огромный фотопортрет, видимо, особенно для «мадам секретаря» дорогой, он дается также в качестве отдельной иллюстрации. На нем - Мадлен Олбрайт и Хиллари Клинтон в  дамской комнате Белого дома. Они оживленно беседуют, не замечая коварного папарацци. Подпись под фотографией: «Мадлен, которая бесстрашно ведет нас туда, куда другие побоялись бы ступить. С огромной гордостью и нежностью от твоей подружки по «комнате для девочек». Хиллари, 1996». Это то, с чем в первую очередь сталкивается любой посетитель кабинета г-жи Олбрайт, то, чем питается ее воображение. По мере чтения видишь: образ «комнаты для девочек» буквально владеет сознанием «мадам» и выстраивает всю книгу…


Щадя читателей, приведем лишь одну историю, в которой общественный туалет оказывается неразрывно связан с судьбой Мадлен Олбрайт и американской политикой. В 1999 г. накануне саммита НАТО, который должен был окончательно решить судьбу военной операции против Югославии, Тони Блэр приехал в Белый дом, чтобы обсудить свою позицию с президентом Клинтоном. «Он хотел сказать что-то президенту с глазу на глаз, но был слишком вежлив, чтобы попросить присутствующих (то есть Мадлен Олбрайт – Н.Б.) выйти за дверь. Наконец он спросил президента, где находится туалет. Уловив сигнал, Клинтон вызвался показать ему дорогу. Они отсутствовали более получаса… Что бы они там ни делали, главное, что саммит обошелся без раскола», - резюмирует г-жа Олбрайт. Судьба Югославии была решена в туалете… Представляется весьма интересным узнать мнение Клинтона и Блэра об этой истории, впрочем, им-то наверняка хватит если не политического такта, то, по крайней мере, естественной человеческой брезгливости не распространяться по этому поводу.  


«Госпожа министерша». Здесь уместно вспомнить комедию известного сербского драматурга Бранислава Нушича «Госпожа министерша».

В этом шедевре мировой драматургии рассказывается, как заурядный чиновник в одночасье становится министром, а его супруга, соответственно, «министершей». Героиня комедии считает: если муж в правительстве, то и она в правительстве, следовательно, может вершить дела мирового масштаба и обязана соответствовать «международным стандартам». Для уяснения того, что это такое, она нанимает «консультанта» - допотопного пиарщика, не меньшего прохиндея, чем его современные коллеги. Ископаемый специалист по PR-технологиям объясняет «госпоже министерше», что если она «в правительстве», то должна, во-первых, иметь золотой зуб, во-вторых, играть в бридж, в-третьих, курить, в-четвертых, иметь любовника. Она также должна приглашать других «министерш» на кофе и ездить по городу в коляске. Со страниц своих мемуаров Мадлен Олбрайт смотрится как точная копия «госпожи министерши» Бранислава Нушича.

 

 «Золотой зуб»: г-же Олбрайт его заменяют брошки, но, в отличие от зуба, броши можно менять. Во время государственного визита в Россию Мадлен Олбрайт носила две броши в виде воздушных шаров. Означало сие – «я (очень сильно) верю в подъем и возрождение России». Она «использовала брошь в виде паука, когда обстоятельства вынуждали быть неискренней», и брошь в виде Капитолия, когда хотела намекнуть на отсутствие у нее партийных пристрастий. «Когда я встречалась с российским министром обороны для обсуждения договора по противоракетной обороне, то надела брошь в виде ракеты…»,  - делится с нами г-жа Олбрайт. Супруга Ицхака Рабина подарила ей дорогую брошь в виде голубя, а потом еще и ожерелье «в таком же стиле», приложив к нему записку - «даже голуби нуждаются в поддержке». Такой подарок – хорошая гарантия того, что по отношению к Израилю Мадлен Олбрайт всегда будет «голубем» и всегда будет оказывать ему поддержку. Хотя, конечно, дело тут не только в брошках.


«Кофе»: кофе как социальный фактор играл (и играет) огромную роль в жизни и карьере Мадлен Олбрайт. В книге описаны десятки ситуаций, в которых обязательным является присутствие кофе. Кофе важен и как напиток, метаболизм Мадлен Олбрайт и людей ее круга в принципе невозможен без кофе, «иногда мне кажется, что мой организм сам начал вырабатывать кофеин», - признается «мадам секретарь».


«Бридж»: Мадлен Олбрайт страстная поклонница бриджа, он помогает ей скрашивать часы досуга, в бридж она играет со своими подругами, как-то Барбарой Стрейзанд и Хиллари Клинтон. Описывая видных деятельниц феминистского движения или женщин-политиков, г-жа Олбрайт обязательно упоминает, играют ли они в бридж, и если играют, то насколько хорошо.


«Коляска»: Мадлен Олбрайт заполучила самую статусную «коляску» в Америке и, возможно, в мире – самолет Президента США Air Force One, роскошный авиалайнер, которым она пользовалась едва ли не чаще, чем сам Президент. Так и нушичевская «министерша» узурпировала казенное средство передвижения своего мужа-министра, но «мадам секретарь» превзошла ее: она потребовала в свое распоряжение знаменитый Doomsday plane (в буквальном переводе «самолет судного дня»). Это перелетный командный пункт, с которого Президент США, в случае начала ядерной войны, может отдать приказ о массированной бомбардировке противника. Полеты на нем вызывали у г-жи Олбрайт «необычайное восхищение», столь сильное, что один раз она даже «попыталась сделать массаж спины пилоту». О подобном «министерша» Бранислава Нушича не могла и мечтать.

    

«Курение»: так называемая «курилка» во всех государственных учреждениях – основное место общения и генератор слухов. Собственно, и Нушич имел в виду прежде всего этот аспект. Полным аналогом того, чем является «курилка» для мужчин, для сотрудниц Белого дома (ООН, Госдепартамента) является то место, в котором г-жа Олбрайт сфотографирована с Хиллари Клинтон. По прочтении мемуаров «мадам секретаря» надо сделать вывод, что роль дамских общественных уборных в современной американской политике огромна: «туалетная» тема довлеет над Мадлен Олбрайт и ее книгой – и здесь уже нет места естественной человеческой брезгливости…


 Жизнь в очередной раз догнала и перегнала литературу. Супруга министерского чиновника из европейского захолустья позапрошлого века, придуманная Браниславом Нушичем как персонаж абсурдный, гротескный, невозможный в реальной жизни, обретает плоть и кровь в лице Мадлен Олбрайт.


   ***


Книга Мадлен Олбрайт идеально попадает под изобретенный голливудскими продюсерами термин «байопик» - масштабная костюмная картина биографического жанра, сработанная на массового зрителя и массовый прокат. Сравнение тем более уместное, что книгу выпустило издательство “MIRAMAX Books” –  подразделение киноконцерна MIRAMAX,  делающего ленты кино-хулигана Квентина Тарантино.


У любого успешного продукта индустрии развлечений по неписаным законам этого рынка должно быть продолжение. До экранизации мемуаров Мадлен Олбрайт дело, может быть, и не дойдет, но вот продолжение – будет обязательно. «Произносить присягу в должности государственного секретаря – это нечто такое, что я готова делать каждый день в моей жизни. Если бы только можно было как-то сохранить этот миг и переживать его снова и снова!», - восклицает Мадлен Олбрайт. Это и есть заявка на продолжение. В том или ином качестве присутствовать в демократической администрации она будет обязательно. «Иногда люди спрашивают меня, как бы мне хотелось, чтобы меня вспоминали. Я отвечаю, что не хочу, чтобы меня вспоминали; я все еще здесь», - пишет «мадам секретарь». Тем же заканчивается и «Госпожа министерша» Нушича: «Идите, - говорит героиня, - и не смейте, черт побери, обо мне злословить. Ведь кто знает, не сегодня-завтра я опять могу стать министершей!».


В мемуарах подробно, с тем вызывающе вульгарным вкусом, который отличает Мадлен Олбрайт, рассказывается о том, как после ее назначения на пост Государственного секретаря США она три часа подряд давала автографы пассажирам поезда Вашингтон – Балтимор – Филадельфия – Нью-Йорк. Там же есть глава «Пока смерть не разлучит нас» (посвященная, правда, не политике, а разводу г-жи Олбрайт с мужем). Воистину, человека, способного три часа подряд раздавать автографы попутчикам в поезде, с публичной политикой разлучит только смерть.