К вопросу о сербско-албанских соглашениях в Брюсселе

Аналитика
И будущем сербов Косово

19 апреля с.г. в Брюсселе было подписано «Соглашение о нормализации отношений» между представителями Сербии и косовских албанцев, ознаменовавшее собою переход  на качественно новый уровень продолжавшихся три месяца переговоров. Белград, ранее категорически отказывавшийся подписывать что бы то ни было, проявил, наконец, то, что западные кураторы переговоров называют «доброй волей».

Западные СМИ поторопились приравнять это соглашение к признанию Сербией албанской Республики Косова. Дальше всех в восторгах зашла французская «Le Figaro», в редакционной статье однозначно утверждавшая, что вопрос Косово «окончательно решен», албанцев можно поздравить с независимостью, а сербов – с «европейским выбором».

Западные «друзья» Сербии почему-то все и сразу забыли слова Томислава Николича, сказанные в самом начале брюссельских переговоров – Сербия и албанское правительство Косово не могут рассматриваться как равноценные субъекты международного права, равноценные участники переговоров. Никакие соглашения о совместных намерениях, подписанные в Брюсселе, не могут рассматриваться как признание Сербией независимости Косово, до тех пор, пока в Конституции Сербии есть статья о территориальной целостности страны, включающая в себя и автономный край Косово и Метохию.

Так что попытки некоторых политических обозревателей, в том числе и российских, выдать Соглашение за признание Белградом косовской независимости, пусть не де-юре, но, во всяком случае, де-факто, выглядят не вполне оправданными. Особенно «популярен» у любителей читать между строк 14-й пункт соглашения, в котором значится, что Сербия и Косово не будут препятствовать друг другу во вступлении в ЕС и не будут подталкивать «третьи страны» к воспрепятствованию этому процессу.

 Логика рассуждений авторов, непременно желающих трактовать подписание Соглашения как признание независимости Косово, примерно такова – в нормативных документах Евросоюза четко указано, что членами ЕС могут являться только государства со стопроцентной правовой легитимностью, а значит непрепятствование Сербии евроинтеграции Косово автоматически означает и признание его стопроцентной легитимности. Тезис этот выглядит, по меньшей мере, надумано. Власти Сербии всегда могут развернуть это положение в свою пользу, заявив, что только тогда, когда Республика Косова будет стопроцентно легитимна, то есть признана всеми членами ООН, можно будет говорить о вступлении Косово в Евросоюз.

Существенно меньшее внимание привлекли к себе пункты Соглашения со второго по седьмой, где говорится о будущем сербских муниципалитетов (общин) в Косово. Если где-то в подписанном Соглашении есть предательство руководством Сербии своего народа, то оно заключено именно в этих пунктах, посвященных функционированию полиции, судебной власти, образовательных структур и здравоохранения в сербских общинах.

Фактически мы можем говорить о том, что параллельные структуры сербов в Косово ликвидируются, а вернее – становятся частью общекосовских институций, руководимых из Приштины.

Предыстория вопроса, вкратце, такова. В четырех сербских общинах на севере Косова к началу 2013 г. сложилась чрезвычайно непростая для правящей партии прогрессистов ситуация (переговоры в Брюсселе решили судьбу именно этой части края, поскольку сербы на юге еще во время пребывания у власти  правительства Б. Тадича поняли бессмысленность надежд на Белград). В Косовской Митровице и прилегающих районах у власти находилась коалиция прогрессивной партии и Демократической партии Сербии (ДСС), причем ведущие роли в коалиции принадлежали именно последней. 28 февраля с.г. прогрессисты разорвали союз с партией В.Коштуницы, и создали новое объединение со сторонниками И.Дачича (СПС) и М.Динкича (G17) при поддержке группы граждан "Сербия, демократия, справедливость" О.Ивановича, государственного секретаря Министерства по Косову и Метохии в прошлом правящем кабинете.

Та же модель изменений может быть при необходимости активирована и в районе Лепосавич, где у власти до сих пор находится коалиция, разогнанная  в Косовской Митровице. В районах Зубин Поток и Звечан власть безраздельно принадлежит ДСС Коштуницы, а вошедшие в нынешний правящий кабинет партии, в лице прогрессистов и социалистов, находятся на периферии политической жизни.

Сербские анклавы в центральной части Косово и Метохии частично также находятся под контролем ДСС, а частично – контролируются Приштиной, как например община Грачаница, где находится одноименный раннесредневековый сербский монастырь, входящий в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Упомянутый выше О.Иванович  известен как прагматик, если не сказать циник. Объясняя смысл перемен,  1 марта с.г. он заявил, что местная власть должна заниматься не большой политикой, а местными проблемами – канализацией и вывозом мусора. Впрочем, это, конечно, была лишь риторическая фигура, вскоре он начал активно и одобрительно комментировать результаты переговоров в Брюсселе, 21 марта  он выразил надежду на то, что между И.Дачичем и Х.Тачи уже достигнут базовый договор, и в дальнейшем он будет лишь дополняться, что сделает апрельскую встречу на высшем уровне в Брюсселе последней. То, что к решению проблем сербов Косово кабинетом прогрессистов и социалистов был допущен такой человек как Иванович, стало первым сигналом о том, что косовских сербов ожидает незавидное будущее.  

Одновременно с разгоном неподконтрольных правящему кабинету муниципалитетов Северного Косово и возвращением в политику «ликвидатора» Ивановича в столице Сербии происходит еще одно чрезвычайно значимое для будущего Косово событие.

На проходившую в столице Сербии 21-25 февраля международную туристическую ярмарку приезжают в качестве полноценных участников представители подконтрольной Приштине сербской общины Грачаница, активно рекламирующие монастыри Косово и, прежде всего, собственно Грачаницу в качестве туристических объектов. Участие представителей этого муниципалитета в работе выставки было профинансировано министерством туризма албанской Республики Косова.

Внятной реакции на это событие сербской Канцелярии по делам Косово и Метохии не последовало.  Впервые в Белграде, в подконтрольном властям Выставочном центре появились официальные представители сербских властей, подконтрольных Приштине. При этом факт, что они презентовали жемчужину сербской архитектуры, не мог не дать им психологической защиты. Презентацию мирной и гармоничной жизни сербов под албанской властью можно считать вполне состоявшейся…

Стоит ли после таких сигналов удивляться тому, что Белград легко пошел на ликвидацию сербских институций в Северном Косово? По большому счету, речь идет о том, что албанские власти Косово гарантируют, что суды, полиция, больницы и школы сербских общин Косово будут укомплектовываться этническими сербами в том случае, если они будут встроены в систему общекосовских министерств и ведомств. То есть все сербы Косово будут существовать на тех же основаниях, что община Грачаница.

В Грачанице, кстати говоря, самый низкий уровень преступности из всех населенных сербами районов Косово, случаи вандализма и террористических акций против сербов в последние полтора-два года не отмечались. Албанцы действительно стараются сделать из этой общины «витрину» успешного совместного существования с сербами, «витрину», рассчитанную прежде всего на западных поборников косовской независимости, но вполне действующую и на власти Сербии.

Если попытаться суммировать всю изложенную выше информацию, мы приходим к неутешительным выводам. Власти Сербии не могут де-юре признать независимость Косово, потому что, во-первых, это тяжело осуществимо чисто технически и, во-вторых, такой шаг навечно погубит политические карьеры всех лиц, так или иначе причастных к правящему кабинету. При этом, на самом деле положение косовских сербов Белград практически не интересует, тем более что большая часть сербских общин Косово и Метохии контролируется не правящей партией, а оппозиционными силами. Отсюда тот оксюморон, который мы наблюдаем сегодня – Белград не готов признать независимость Косово, но вполне готов доверить властям непризнанной республики контроль над косовскими сербами. Внутрисербские партийные дрязги для властей страны оказываются более важны и существенны, чем будущее Косово. Вопрос в том, как долго сможет продержаться у власти игнорирующая собственный народ коалиция?