Ключ к успеху миссии Аннана находится в руках России

Мы в СМИ
В Россию прибыла делегация сирийской оппозиции. Известный правозащитник, член делегации Хейсам Маннаа рассказал руководителю Центра Азии и Ближнего Востока Российского института стратегических исследований Елене Супониной в интервью для Голоса России, что необходимо предпринять для успешной работы международных наблюдателей в Сирии.



Делегацию сирийской оппозиции возглавляет лидер Национального координационного комитета Хасан Абдель-Азым. Он и несколько его коллег прилетели из Дамаска. А его заместитель, известный сирийский правозащитник и оппозиционер Хейсам Маннаа прибыл в Москву из Парижа, где он живет в последние годы. Впрочем, много времени он проводит в составе миссий международных наблюдателей в различных горячих точках.



В интервью руководителю Центра Азии и Ближнего Востока Российского института стратегических исследований Елене Супониной в интервью для Голоса России второй человек в сирийской делегации, которая проведет переговоры с главой МИД Сергеем Лавровым, изложил свое мнение о том, что нужно сделать для эффективности работы международных наблюдателей в Сирии. Первая группа наблюдателей ООН – пока всего шестеро - прибыла в Сирию вчера, а в скором времени их численность предполагается увеличить до 250 человек.


- Делегация сирийской оппозиции прибыла в Москву в тот момент, когда весь мир внимательно следит за миссией бывшего Генсека ООН Кофи Аннана. Удастся ли ему добиться мира в Сирии? Как вы считаете?


- Весь мир сейчас смотрит не только на миссию Кофи Аннана, но и на Москву. Какую позицию займет далее Россия – это вопрос немаловажный. В последние месяцы бывало, что сирийское правительство брало на себя обязательства, которые потом не выполняло. Но если от Дамаска чего-то требовала Москва, то это в итоге выполнялось. Пример: история с миссией арабских наблюдателей в конце минувшего года. Сирийские власти тогда никак не хотели их принимать. В результате, однако, они согласились на это под давлением россиян.


Ключ к успеху миссии Кофи Аннана находится сегодня в руках России. Конечно, многое зависит от самих сторон конфликта. Однако очень важно, что Россия поддержала план Аннана. Многие сирийцы возлагают надежды на его осуществление. Мы хорошо понимаем, что заявления тех, кто призывает решить проблему военным путем, в том числе с помощью поставок оружия оппозиции, скорее авантюрны, нежели разумны. Так что не случайно именно сейчас мы приехали в Москву.


- То есть вы придете во вторник на переговоры с министром иностранных дел Сергеем Лавровым, чтобы выразить ему благодарность за такую позицию России? Или есть и другие цели?


- Россию и Сирию связывают давние исторические отношения. Без преувеличения, наши народы общались друг с другом еще с библейских времен, об этом говорят древние рукописи. И мы хотим, чтобы эти отношения остались такими же хорошими. Это тоже является нашей целью. Делегация от нашей организации впервые приезжает в Россию. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда.


- В Сирию уже прибывают, в соответствии с принятой 14 апреля резолюцией Совбеза ООН, первые международные наблюдатели. Пока их немного, затем их численность возрастет до 250. Достаточно ли этого?


- Такого количества международных наблюдателей для Сирии явно недостаточно. Говорю вам это не только как оппозиционер, но и как специалист в области защиты прав человека. Я за свою жизнь более 40 раз выезжал в качестве международного наблюдателя в горячие точки.


- Где вы работали?


- Я работал в Боснии и Косово, в Ираке, в различных районах Пакистана, был в Кашмире. Много бывал в Африке -  в Руанде, в Кот д’Ивуар, в суданском Дарфуре.


- Были на вашей памяти примеры успешной работы миссий наблюдателей?


- Конечно, такие примеры есть. Наблюдатели играют большую роль. Возьмите хотя бы саму точность информации о происходящем в зоне конфликта. Без этого трудно найти решение проблемы.


Сколько раз в Сирии, например, сообщалось, что где-то, скажем, в провинции Идлиб, действуют иностранные наемники. Но есть ли они там на самом деле? Международные наблюдатели могут и должны это проверить. Даже арабские наблюдатели, которые проработали в Сирии всего-то чуть более месяца в конце минувшего и начале этого года, одним своим присутствием часто останавливали тех, кто делал ставку на силу. И это даже несмотря на то, что они не обладали должной подготовкой и необходимыми полномочиями.


Так что в Сирии надо увеличивать численность наблюдателей. Кроме того, необходимо наладить тесную координацию с Верховным комиссаром ООН по правам человека г-жой Нави Пиллай, офис которой находится в Женеве. Возможно, ее команда тоже могла бы направить своих инспекторов в Сирию. Также наблюдатели должны обладать более широкими полномочиями, чтобы реально способствовать прекращению насилия.


Наконец, нужно достичь политического соглашения о выходе из этого кризиса. Без политического решения мира не будет. Должен начаться диалог между всеми сторонами конфликта. Иначе все его участники снова вернутся к разговору на языке силы.


- Некоторые западные страны и правозащитные организации, несмотря на наличие плана Аннана, уже поговаривают о необходимости гуманитарной интервенции в Сирии. Вы - как правозащитник - считаете такое вмешательство оправданным?


- Нет. Беда таких предложений в том, что они не учитывают необходимости получения согласия всего международного сообщества на действия в той или иной стране. Более того, такое внешнее вмешательство, особенно если это не коллективно одобренные, а односторонние действия, может привести к негативным последствиям.


Например, в случае с Сирией - возьмем возможность такого вмешательства со стороны Турции. Если такое произойдет, то это тут же еще больше расколет оппозицию. Против режима сегодня ведь выступают не только мусульмане-сунниты, но и национальные, и религиозные меньшинства. Но те из армян или курдов, что сейчас находятся с нами по одну сторону баррикад, к вмешательству Турции отнесутся, конечно же, отрицательно. К тому же Турция – член НАТО, а далеко не все оппозиционеры, несмотря на отдельные голоса за это, хотят вмешательства этой организации в дела Сирии. Да и НАТО все-таки вовсе не правозащитная организация, чтобы брать на себя такие задачи.


- А как же упомянутое вами Косово? Ведь там тысячи международных наблюдателей работали под эгидой НАТО?


- Я работал в Косово и хорошо знаю, что наличие многих тысяч наблюдателей не обязательно означает эффективной работы их всех. Там бывало и такое, что наблюдатели отсиживались в гостиницах, получая при этом высокие зарплаты. Та миссия дала некоторый эффект в основном благодаря политической заинтересованности западных, и в первую очередь европейских, стран в урегулировании. Европейцы не хотели у себя в регионе сохранять такой очаг напряженности. И они решали эту проблему своими средствами.


Вопрос сейчас в том, насколько велика заинтересованность ведущих держав мира в стабильности в Сирии. Возьмите соседний с нами Ирак – там последние почти десять лет фактически идет с большей или меньшей силой гражданская война. Ну и что –  кто-то в мире так уж особо  переживает из-за этого?! Мир в Сирии должны, прежде всего, обеспечить сами сирийцы.


- Может ли Башар Асад, на ваш взгляд, оставаться на посту президента Сирии вплоть до истечения его полномочий в 2014 году?


- Это как раз один из тех вопросов, которые должны решать сами сирийцы. Нужны переговоры и политический диалог. Нет сомнений в том, что стране необходимы демократические преобразования. Об этом и надо договариваться.