Джуро Билбия: «Если Тадич выдвинет свою кандидатуру в третий раз – это будет нарушением Конституции»

Новости
Беседа старшего научного сотрудника РИСИ Н.В. Бондарева с сербским журналистом, политологом, главным редактором интерент-портала «Новая Византия» Джуро Билбия.

Неизбежный вопрос – вчера президент Сербии Борис Тадич до истечения срока своих президентских полномочий подал в отставку. Чем продиктован этот шаг, как отставка Тадича отразится на предстоящих парламентских и президентских выборах?

Этот шаг Бориса Тадича был ожидаем. За то время, что Тадич находится у власти, он так и не сумел стать общенациональным лидером. Экономическое положение в стране ухудшается, для большинства населения уже оно невыносимое в принципе, растет социальная напряженность. В этой ситуации у Тадича и его партии нет других козырей, кроме кандидатского статуса Сербии в ЕС.

Тадичу было нужно воспользоваться моментом, чтобы поднять свои шансы до приличного уровня, чтобы бороться за третий президентский мандат. Кстати, тут возникает достаточно крупный конституционный, правовой вопрос – а имеет ли Борис Тадич право снова баллотироваться в президенты?

В предыдущей конституции Сербии, действовавшей до 2007 г., было записано, что президент страны может находится у власти не более двух сроков. В новой конституции та же норма, с той разницей, что речь идет уже не о двух сроках, а о «двух разах». Эта оговорка порождает поле для различных трактовок. Тем не менее, с точки зрения буквы закона, если Тадич выдвинет свою кандидатуру в третий раз – это будет нарушением Конституции.

Сейчас, к сожалению, положение дел в Сербии таково, у нас нет ни одной политической силы, которая осмелилась бы поднять этот вопрос в Конституционном суде.

Сам сербский президент говорит, что единственная причина его отставки – желание провести одновременно президентские и парламентские выборы, что позволит сэкономить бюджетные средства.

Это заведомая неправда. Тадич остерегается дальнейшего ухудшения экономической и социальной обстановки в стране, он не хочет идти на президентские выборы при общем ухудшении обстановки. Всё это – политический расчёт нынешних властей Сербии, Брюсселя и Вашингтона. Объединив парламентские выборы с президентскими, Тадич связал шансы своей партии, своего режима и свои личные со своим третьим президентским сроком.

Насколько это решение является решением самого Тадича? Была ли отставка изначально его инициативой, или президента Сербии подвигли на такой шаг какие-то внешние силы?

К моему большому сожалению, Сербия является протекторатом Брюсселя и Вашингтона. А значит, по стратегическим вопросам решения принимаются не в Сербии. Правящая коалиция не может позволить себе роскошь самостоятельных решений.

Хорошей иллюстрацией может послужить ситуация, когда правящие круги страны собирались выступить со своим собственным проектом резолюции по вопросу Косова в Генеральной Ассамблее ООН. Резолюцию была направлена в Генассамблею, но потом на Сербию нажали «партнеры» из ЕС, и Тадич был вынужден публично отозвать резолюцию, подставив таким образом министра иностранных дел Вука Еремича. Дело даже не в самом Еремиче, а в том, что была перечеркнута огромная лоббистская работа – глава МИД съездил в десятки стран, чтобы пролоббировать отозванный проект резолюции. В итоге была принята совместная резолюция Сербии и ЕС, в которой Сербия фактически отказалась от дальнейшей борьбы за Косово.

Это лишь один из многих примеров абсолютной зависимости Сербии от стран Запада. К сожалению, большинство населения страны не видит все эти скрытые механизмы влияния...

Если Сербия – западный протекторат, то является ли Тадич первым лицом в этом протекторате, каковым он, может быть, кажется со стороны? Или же главными проводниками интересов Запада в Сербии являются менее очевидные, чем Тадич фигуры? В этом контексте очень часто звучит, например, имя Сони Лихт, президента Фонда политической уникальности, председателя Совета по международной политике при МИД Сербии. Ее называют теневой соправительницей Тадича…

Я думаю, что Тадич и для Брюсселя, и для Вашингтона более важная фигура, чем Соня Лихт, просто эта женщина является одним из рычагов давления на Тадича. Тадичем управляют с более высокого уровня. Происходит это следующим образом: когда нужно изобразить видимость дипломатии, переговоров, в Сербию посылают главу немецкого МИД Гвидо Вестервелле и он создает иллюзию переговорного процесса. И эту иллюзию сербская правящая элита охотно поддерживает, в этом, если нужно, участвует и патриарх. Если же Германия на самом деле хочет чего-то добиться от Сербии, то в Белград приезжает Ангела Меркель — и Тадич быстро принимает решение под ее диктовку.

В том, что сербская власть правит под диктовку, даже и сомнений быть не может. Нашей власти позволяют иногда делать вид, что она с чем-то не согласна. Однако проходит три месяца или полгода – и с тем, с чем не соглашались, соглашаются. То есть речь в основном идёт о тактике, а стратегические вопросы – они под полным контролем со стороны западных «друзей».

Получается, что политический класс в Сербии настолько бесправен, что нету принципиальной разницы между Тадичем и Соней Лихт или кем-то ещё, - они все одинаково беспомощны и все одинаково работают по чужой указке.

Именно что беспомощны! Конкретный пример. Когда Тадич сообщил нации, что президентские выборы пройдут 6 мая вместе с парламентскими, он ни разу в этом своём обращении не упомянул, что он подаёт в отставку. Эта новость везде подается именно в таком ключе - «президент сократил срок своего мандата». Отставку как таковую никто не упоминает, ни сам Тадич, ни СМИ.

При том, что по закону он должен был сообщить, что подаёт в отставку, чтобы сократить президентский срок, только тогда можно было бы проводить внеочередные президентские выборы. Весь медийный мейнстрим Сербии подконтролен властям, а вернее тем, кому подконтрольны сами власти. Подставных лиц, через которых осуществляется контроль СМИ, бизнеса, политики, так много, что даже знающие люди путаются.

Что вы можете сказать по поводу перспектив Тадича на предстоящих президентских выборах? Какой там будет расклад сил?

Тадич уверен, что его личный рейтинг выше, чем рейтинг его партии. Выборы покажут, так ли это, но, в любом случае, второго тура президентских выборов нам не избежать.

Во втором туре Тадичу, почти наверняка, будет противостоять лидер партии «прогрессистов» Томислав Николич. Но практически выборы выльются в голосование «за Тадича» или «против Тадича». Личный рейтинг у Николича, согласно соцопросам, лишь немного ниже рейтинга Тадича. То есть вопрос, прежде всего, в том, кто из не прошедших во второй тур политиков солидаризируется с Тадичем, а кто с Николичем, кто кого поддержит.

Также важным является «фактор Шешеля» - ходят слухи, что партия Тадича активно работает в Брюсселе и Вашингтоне, хлопоча о том, чтобы лидера Сербской радикальной партии Воислава Шешеля выпустили под подписку из гаагского трибунала до 20 апреля. Тадич и его «спонсоры» рассчитывают, что, если Шешель появится в Белграде, многие избиратели, которые планировали голосовать за Николича, поддержат шешелевскую партию СРП. Это не очень большая доля электората, но сторонники вышедшего в отставку президента считают, что даже 2-3% в этом случае могут сыграть роль, и они, видимо, правы. Если Шешель будет в Сербии, он уменьшит шансы и партии Николича, и самого Николича, буде тот решит баллотироваться на пост президента.

Шешель в Белграде действительно сможет существенно повлиять на предвыборный расклад. Конечно, это не значит, что его партия вдруг поднимется и вернет себе то влияние, которое она имела в начале двухтысячных – это вряд ли вообще возможно. Даже если бы Шешеля выпустили за год до выборов, ничего бы не изменилось. У партии радикалов нет своих информационных ресурсов, даже нет достаточных финансов. Большая часть денег уходит на защиту Шешеля в Гааге, вопреки правилам Гаагского трибунала, по которым защита должна предоставляться бесплатно.

Допустим, чисто гипотетически, на президентских выборах победу одержит Николич. Это не слишком вероятно, но возможно. Что случится с Тадичем? Каково его политическое будущее?

Не знаю. Есть несколько вероятных сценариев развития событий, зависящих от результатов парламентских и муниципальных выборов. Если Тадич проигрывает на президентских выборах, но при этом его коалиция побеждает на выборах парламентских - это один из вариантов сценария. Если при этом кандидат партии власти на пост мэра Белграда Драган Джилас побеждает на выборах в столице - это уже дополнительное усложнение сценария. Джилас сегодня – единственная реальная оппозиция Тадичу внутри правящей Демократической партии. Если на выборах пролетают и партия Тадича, и сам Тадич, тогда его будущее как политика становится очень шатким и непредсказуемым, тут можно ожидать чего угодно. Демпартия имеет богатый опыт смещения и устранения лидеров.

Я полагаю, что Брюсселю и Вашингтону нужно конституционное большинство в сербском парламенте, а без коалиции Тадича его не получится сформировать, даже если она не побеждает на выборах. То есть Демократическая партия в любом случае остается во власти, вопрос лишь в том, под № 1 или под № 2…

Сейчас же делается всё, чтобы коалиция Тадича победила и продолжала оставаться номером один. Я не исключаю даже возможность провокации в Косово, чтобы у правящей партии был повод порассуждать о национальных интересах... Хотя на самом-то деле им нет никого дела до национальных интересов Сербии.

Следующая часть.