Нестабильность на Ближнем Востоке

Аналитика
Пришла пора действовать вместе

Доклад на международной конференции «Будущее экономики на Ближнем Востоке» в городе Доха (Катар).

События, происходящие в течение последних двух лет на Ближнем Востоке, по своему воздействию выходят далеко за пределы этого региона и носят глобальный характер. Нестабильность там затянется. Возможны новые конфликты и новый передел границ, сопоставимый по масштабам с событиями первой половины XX века. Экономическая ситуация также будет оставаться тяжелой.  

Можно ли будет справиться с новыми задачами в одиночку? Ответ однозначен – нет. Пришла пора объединять усилия и вместе реагировать на эти новые вызовы. Да, разногласия имеются. Но вместе с тем в последние годы есть немало хороших примеров сотрудничества, в том числе на Ближнем Востоке. Так, в случае с Йеменом помогло то, что Совет Безопасности ООН в 2011-м году занял единую позицию по нахождению путей выхода из кризиса. Цель была общей – не допустить сползания Йемена в гражданскую войну.

Нынешний йеменский президент Абд Раббо Мансур аль-Хади в ходе своего визита в Москву в начале апреля этого года говорил мне лично о том, что народ Йемена глубоко благодарен российскому руководству за то, что оно поддержало инициативу арабских стран Залива по разрешению кризиса в Йемене. Как вы помните, все 15 членов Совета Безопасности ООН единогласно одобрили в октябре 2011 года резолюцию об этой инициативе и механизмах ее реализации.

Сотрудничество возможно и уже налаживается и на других направлениях. Очень болезненная тема, в частности, – это вывод в период до 2014 года войск НАТО из Афганистана. Ведь американцам и их союзникам так до сих пор и не удалось «выиграть мир» ни в Афганистане, ни в Ираке. Так и не получилось добиться стабильности в этих странах и вокруг них. Напротив, возникают новые очаги напряженности.

Учитывая осознание Вашингтоном этой реальности, хочется надеяться, что никто уже не будет возвращаться к сценариям решения ядерной проблемы Ирана военным путем. Потому что это не решит проблемы, а дестабилизирует и без того неспокойный регион.

Несмотря на имеющиеся разногласия, мы все, таким образом, находимся в одной лодке в этом бушующем море перемен. Однако надо признать, что зачастую споры о частностях заслоняют собой серьезные проблемы, требующие осмысления и решения.

Понятно, что в ближайшие годы на Ближнем Востоке мы будем все чаще иметь дело с политическими группировками религиозного толка. Зоны преимущественного расселения мусульман в мире – это небогатые и неспокойные регионы. Это ставит конкретные задачи перед движениями исламистов. Хорошо известно также, что мусульманский мир усиливается демографически. В России, по разным данным, сейчас от 13 млн до 20 млн мусульман, то есть примерно 8% или даже 10% от общей численности населения.  

Однако, выстраивая новые отношения на Ближнем Востоке,  надо иметь в виду: сотрудничать можно и нужно с умеренными исламистами, а ни в коем случае не с теми, кто прибегает к террору, кто убивает своих же или иностранных мирных граждан, дипломатов или работников компаний.    

А разве все более глубокие трещины, которые мы видим в нынешней системе международного права, разве это не менее серьезная угроза? И это тоже, конечно. И об этом также с беспокойством постоянно говорит Москва.

В то же время отнюдь не отпала необходимость сообща определиться, что такое «гуманитарная интервенция». Как и когда ее можно проводить? Каковы критерии? И кто должен нести ответственность за неуспех такого рода операций? Получается, приходится действовать в правовом вакууме, да еще при наличии серьезных расхождений по этим ключевым вопросам. А это опасно.

Все это вызывало острые споры еще во время событий на Балканах в 1990-х годах. События на Арабском Востоке вновь поставили эту тему на повестку дня. И она требует глубокой экспертной оценки на международном уровне, не исключено, что понадобятся новые договоренности и реформы, в том числе в структурах ООН. Пока же, надо признать, так и не разрешено противоречие между важнейшим принципом суверенитета государств, невмешательства в их внутренние дела и, с другой стороны, нравственного обязательства защиты прав человека или групп людей.

Новый принцип, известный как «ответственность по защите», хотя и был зафиксирован в итоговой декларации юбилейного саммита ООН в 2005 году, но юридически обязательной нормой не является. И, опять-таки, ни в этом, ни в других документах нет четкого ответа на вопросы: как действовать, кто несет ответственность и к каким результатам это должно приводить.

Нельзя также, чтобы под предлогом появления новых проблем мы забывали о необходимости решения застарелых конфликтов. Отойдя сейчас на второй план, они еще преподнесут сюрпризы. Возьмите проблему Палестины – ее нельзя оставлять без внимания, но успехами на этом направлении международные посредники похвастаться не могут.  

Фундаментальные причины волнений на Ближнем Востоке коренятся, прежде всего, в долго накапливавшихся социальных проблемах. Коррупция, большая разница в доходах между богатыми и бедными, неразвитость институтов социальной помощи, уменьшение роли и численности среднего класса, фальсификации на выборах – все это, если это не лечить, рано или поздно приводит к взрыву в обществе.

Но эти проблемы до сих пор не решены ни в Тунисе, ни в Египте, ни в Ливии, ни в Йемене. Вот одна из причин, по которым нестабильность в регионе продолжится. 

Мне доводилось встречаться и подолгу беседовать со многими арабскими лидерами, как с теми, кого свергли в ходе революций, так и с теми, кто их свергал. Президент Египта Хосни Мубарак откровенно признавался мне, что не очень представляет, как досыта накормить всех своих граждан и обеспечить большинству достойное существование. Самой тревожной тенденцией он считал стремительный прирост населения Египта – почти полтора миллиона человек ежегодно. Сейчас там живет более 83 миллионов человек.

«Знали бы вы, как нелегко руководить такой страной», - сказал мне Мубарак. Но что интересно – почти слово в слово это повторил мне спустя годы египетский политик Мухаммад Мурси незадолго до того, как сам стал президентом. И мы видим теперь, что он и его единомышленники из группировки «Братья-мусульмане» пытаются сохранить сотрудничество с военными, а также с другими политическими движениями. Потому что и в Каире понимают, что в одиночку со всем этим не справиться.

И напрасно кто-то, быть может, думает, что по отношению к проблемам Ближнего Востока мы всего лишь сторонние игроки или наблюдатели. Потому что и здесь мы все в одной лодке. Эти проблемы – наши общие проблемы. Похожие социально-экономические проблемы накапливаются и в Европе, и в США, и в Азии.

Потрясения, и так уже выходящие за границы этого региона, только им не ограничатся. В современном взаимосвязанном мире уже просто невозможно локализовать проблему в отдельно взятом месте. События в Сирии, например, могут привести к гибели имама в Бельгии – как это случилось при поджоге экстремистом мечети в Брюсселе в марте 2012 года.

И чтобы справляться с этими и другими вызовами, опять-таки, надо вести диалог, активизировать контакты между экспертными и общественными организациями различных стран, включая Россию, вместе искать ответы на новые вопросы и вместе работать над юридическим оформлением новых правил, которые неизбежны в новых условиях. Силой и односторонними решениями эти проблемы не решить, нужно действовать сообща.

Новая российско-американская инициатива по разрешению конфликта в Сирии, выдвинутая в мае этого года, показывает, что это возможно. Надо срочно искать решение внутриполитического конфликта в этой стране, который уже оказывает негативное воздействие на ее соседей и на весь регион в целом. Но при этом надо исходить из того, что поддержки заслуживают умеренные силы с обеих сторон, а также из того, что Сирия – это мозаичная страна, где роль национальных и религиозных меньшинств важна, а значит, должна быть учтена.

Россия готова к коллективным действиям по Сирии. Задача – как можно скорее остановить там войну. Пришла пора объединять усилия.