Особенности и перспективы развития китайской политики «соседства»

Новости
Китайское руководство всегда уделяло особое внимание развитию отношений с соседними странами, которые являются  в определенной степени гарантами успешного решения задач экономического развития  и поддержания стабильной внешней среды, лежащей в основе  безопасности  самого Китая и его соседей. Однако в последние годы эта линия в деятельности Пекина поднята на еще более высокую ступень.

Следует отметить, что политика «соседства» с китайской спецификой  охватывает  отношения Пекина не только  с теми государствами, которые непосредственно граничат с КНР, но и с теми, которые, не имея с ней общей границы,   представляют особую важность  для обеих сторон. В числе таких стран – Камбоджа, Таиланд, Малайзия, Бангладеш, Шри-Ланка, Сингапур и некоторые другие. В связи с этим в тематических обсуждениях китайскими экспертами используется понимание «соседства» как в узком, так  и в широком смысле. 

На наш взгляд, такая трактовка «соседства» представляется важной при анализе стратегии Китая в отношении «соседних» государств, его так называемого «малого» и «большого» окружения.  Эксперты-международники в Пекине считают, что Китай должен «эффективно управлять положением дел на периферии».  При этом региональная  политика страны, по их мнению, должна   быть фундаментом подъема  Китая как глобальной державы, а китайская региональная  стратегия должна развиваться  «от стратегии  участия к стратегии лидерства». Такие выводы, скорее всего, являются отражением глубоких процессов, связанных с формированием полицентричного мирового порядка и многоформатных объединений государств в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР).  Очевидно и влияние нынешних территориальных споров в регионе на актуализацию темы «соседства».

Эти проблемы, а также другие в разной степени связанные с ними важные вопросы, находились в центре внимания участников международной конференции «Китай и соседние страны: к совместному процветанию и развитию», проходившей 27 – 28 мая с.г. в Пекине (КНР) под эгидой Китайской академии общественных наук. В работе конференции  приняли участие более 60 представителей научных учреждений из 23 стран Азии, в том числе из России, Японии, Южной Кореи.

Участники форума в своих выступлениях подчеркивали существенный подъем экономической значимости  АТР в глобальном развитии, анализировали перспективы формирующихся зон свободной торговли в  Большой Восточной Азии (БВА), давали оценки ситуации вокруг Транс-тихоокеанского  партнерства (ТТП), а также  роли и значения Китая в регионе. Китайские эксперты, в частности, рассматривают ТТП и другие аналогичные инициативы западных стран в качестве  попытки  поколебать действующую «схему торговых отношений», причем  не только в АТР, но и в других регионах мира, что в итоге  может оказать заметное негативное воздействие на сложившуюся систему международных экономических отношений. Для Пекина, по мнению китайских специалистов,  это представляется серьезным вызовом, который требует принятия адекватных встречных мер, не исключающих, однако, и   шагов адаптивного характера.

В целом прослеживается совершенно четкая тенденция поступательного наращивания экономического присутствия КНР  в «соседних» странах с заметным упором на участие китайских компаний в реализации инфраструктурных проектов и разнопрофильных производственных объектов в районах Юго-Восточной  (ЮВА) и Центральной Азии (ЦА).  Вьентъян, к примеру, весьма заинтересован в строительстве при содействии Китая  железнодорожного   сообщения между Китаем (Куньмин), Лаосом,   Таиландом и Сингапуром, которое  будет иметь стратегическое значение не только для каждой из этих стран в отдельности, но  и для всего азиатского юго-востока. Китай принимает активное участие в создании дорожно-транспортной и трубопроводных систем в ЦА. Упоминалось, например, что за два последних десятилетия энергичного «освоения» Китаем центрально-азиатского региона торговый оборот Китая, например,   с соседним Таджикистаном вырос в 500 раз.

В своей политике «соседства» одно из центральных мест Пекин отводит проекту «Экономический пояс шелкового пути» и возможному его сопряжению с мерами по созданию Евразийского экономического союза, инициатором которого является Россия. Китайская сторона, по мнению ее специалистов,  весьма заинтересована в сотрудничестве на этом направлении, имея в виду  в первую очередь его экономическую составляющую.

Нельзя не отметить также и то, что участники конференции  (Камбоджа, Монголия) отмечали в своих выступлениях важность соблюдения баланса в инвестиционной политике стран региона, выделяя необходимость более активного финансово-экономического  взаимодействия не только с Китаем, но также  с Россией, Японией, США и другими странами.

Китайская «дипломатия соседства» тесно связана с проблемами безопасности в АТР.  Это также нашло полноценное отражение  в выступлениях на пекинском форуме. Большинство экспертов из стран региона подтвердили  вывод о том, что сегодня существующий разрыв в уровне политических и экономических отношений между государствами БВА не только велик, но и продолжает расти.   Государства региона придерживаются разных подходов  к оценке и решению проблем безопасности, что в итоге, как считается,  способно серьезно подорвать устойчивость развития экономики и деловых связей в БВА.  Идет активный процесс милитаризации региона. Вывод однозначен -  существующие сегодня региональные механизмы не способны обеспечить безопасность в Восточной Азии, равно как и отдельных расположенных там государств. Это в очередной раз подтвердили аква-территориальные конфликты в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях. В комитете по международным делам ВСНП КНР выражают надежду на то, что в перспективе важную помощь в решении проблем региональной безопасности, возможно, окажет Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии, очередное  заседание которого состоялось в мае с.г. в Шанхае.

Учитывая достигнутый уровень российско-китайских отношений, твердую ориентацию  нашей страны на подъем ее восточных регионов и реализуемый курс отечественного ТЭКа на освоение рынков АТР, Россия и Китай располагают  сегодня широкими возможностями для дальнейшего укрепления  взаимовыгодного сотрудничества по самому широкому кругу  вопросов, включая не только сферу экономики, но и  проблемы региональной безопасности,  а также  стабильности мирового развития в целом.  Во всяком случае,  китайская политика «соседства», которая обрела свое второе дыхание во втором десятилетии нынешнего века,  пока дает обеим сторонам такую возможность.

Материал Китайского информационного Интернет-центра о выступлении первого заместителя директора РИСИ К.А. Кокарева на семинаре.