Президент Элбэгдорж подчёркивает высокую значимость отношений с Россией

Аналитика
Об итогах президентских выборов в Монголии

Нашего соседа Монголию связывают с Россией давние дружественные отношения. И все значимые события в этой стране представляют для нас несомненный интерес. Подобным событием безусловно стали президентские выборы - шестые с того момента, как в 1991 году эта страна встала на путь коренных социально-экономических преобразований.

Пришедшим 26 июня этого года на избирательные участки монголам представилась возможность отдать предпочтение одному из трёх кандидатов: действующему президенту Цахиагийну Элбэгдоржу, лидеру Монгольской народной партии (МНП) Бадмаанямбуугийну Бат-Эрдэнэ, а также исполняющей обязанности генерального секретаря Монгольской народно-революционной партии (МНРП) Нацагийн Удвал.

С именем Элбегдоржа связывают как зарождение упомянутых преобразований, так и создание Демократической партии (ДП), объединившей ряд «реформаторских» движений, появившихся на рубеже 80-90-х годов. Хотя с 2008 года он не является её формальным лидером, именно эта партия, вместе с рядом более мелких политических формирований аналогичного толка, обеспечивала поддержу Ц.Элбегдоржу на прошедших выборах.

В прошлом - чемпион страны по национальной борьбе - Б.Бат-Эрдэнэ ранее трижды избирался в парламент, Н.Удвал входила в последнее коалиционное правительство, занимая в нём пост министра здравоохранения. Они возглавляют партии, которые образовались после раскола в 2011 году прежней МНРП (находившейся у власти как в «советский», так и - в определённые отрезки времени - в «постсоветский» период). Раскол произошёл в 2011 году, когда часть её руководства во главе с Намбарыном Энхбаяром (занимавшим пост президента Монголии в 2005-2009 годах) не согласилась с удалением из названия определения «революционная». Однако программные расхождения между двумя частями прежней МНРП гораздо глубже. МНП относит себя к современному международному социал-демократическому движению, в то время как МНРП позиционируется (с определёнными корректировками) как прямая наследница правящей партии времён социализма.

27 июня ЦИК объявил, что победил действующий президент Ц.Элбегдорж, который уже в первом туре голосования получил 50,22% от 64% голосов, принявших участие в выборах избирателей. Б.Бат-Эрдэнэ и Н.Удвал набрали соответственно - 41,88% и 8,3%.

Таким образом, один из значимых итогов последних выборов заключается в том, что они выявили примерное количественное равенство между  приверженцами прежней МНРП и ДП с союзниками, поддержавшими Ц.Элбэгдоржа. Причём разница между двумя этими группами избирателей даже сократилась до 1% по сравнению с 2009 годом, когда тот же Ц.Элбэгдорж победил Н.Энхбаяра с результатом 51,24% против 47,44%.

Необходимо принимать во внимание и заметное снижение доли избирателей, принявших участие в последнем голосовании по сравнению с предыдущими президентскими выборами (64% против 73,5%). Считается, что это явилось следствием недовольства социально-экономическим неравенством, которое стало очевидным уже к предыдущей президентской избирательной кампании и ещё более возросло за прошедшие с тех пор четыре года.

Кроме того, видимо, во всё большей степени осознаётся политическая мотивированность судебного преследования Н.Энхбаяра, которое было инициировано весной 2012 года, накануне выборов в парламент страны (Великий государственный хурал - ВГХ), состоявшихся в июле того же года. Судебный процесс над Н.Энхбаяром проходит под лозунгами весьма популярной кампании по борьбе с коррупцией, провозглашённой ДП и Ц.Элбегдоржем. Её непосредственным результатом стало устранение с политической арены целого ряда популярных деятелей из бывшей МНРП, и прежде всего Н.Энхбаяра. Считается, что это явилось важным фактором в обеспечении победы Ц.Элбэгдоржа на нынешних выборах.

Прошедшим президентским выборам большое значение придавалось как в самой Монголии, так и за её пределами. Несмотря на то, что, согласно Конституции 1992 года современная Монголия является парламентской республикой, президент выполняет ряд важных функций. В частности, он является главнокомандующим вооружёнными силами страны, возглавляет Национальный совет безопасности и может блокировать законы, инициирумые правительством. В принципе, президентское вето может быть преодолено в парламенте двумя третями голосов депутатов. Однако расклад сил, сложившийся в парламенте по итогам выборов 2012 года, делает это конституционное право пока абсолютно бесполезным.

Последнее обстоятельство способствует резкому повышению де-факто роли президента - Ц.Элбэгдоржа. В этом же направлении продолжают пока работать и его заявления о необходимости решения ключевых проблем в сфере экономики, о борьбе с коррупцией, а также личный положительный образ нынешнего президента, который воспитывает пять собственных и двадцать приёмных детей.

В частности, заявление Ц.Элбегдоржа о готовности разрешить, наконец, многолетние проблемы в сфере разработки полезных ископаемых (ключевого ресурса роста национальной экономики и благосостояния населения), сделанное летом прошлого года накануне парламентских выборов, показало его как решительного политика на фоне недееспособных парламента и правительства.

Однако вплоть до последнего времени не было значимых подвижек в переговорах с иностранными партнёрами по реализации флагманских проектов в сфере разработки крупнейших месторождений коксующихся углей, а также меди и золота, расположенных в труднодоступных районах пустыни Гоби, недалеко от границы с КНР. С одной стороны, нельзя и далее затягивать решение возникающих в ходе упомянутых переговоров вопросов. В то же время их итоги должны быть приняты общественностью Монголии.

Последнее становится особенно актуальным в условиях усиливающейся социально-политической напряжённости, вызванной, в частности, очевидным расколом общества, о чём свидетельствуют итоги президентских выборов. В центре общественных дискуссий и риторики политических партий в последние годы находится вопрос о том, как расходуются средства, выручаемые от продажи добываемого в стране сырья, а также от реализации растущих иностранных инвестиций. Этот вопрос будет и далее приобретать политический оттенок при бросающейся в глаза бедности большинства населения на фоне беспрецедентного роста ВВП страны, превысившего 17% в 2011 году и 12% в 2012 году

Социальное неблагополучие выражается в быстром росте численности населения столицы страны – Улан-Баторе, где пытаются (в большинстве - безуспешно) найти работу люди, лишившиеся в провинции источников каких-либо доходов. Сегодня в Улан-Баторе сосредоточено почти 45% населения Монголии (в 1989 году - 30%), из которых половина живут в юртах без каких-либо удобств. Уровень безработицы среди обитателей юрт превышает 62% (среди «коренных» жителей Улан-Батора – 21%). Поэтому не вызывает удивления рост в обществе ностальгических настроений по «советской» Монголии, с которыми придётся считаться переизбранному президенту.

Западные комментаторы обращают внимание на растущую экономическую и стратегическую значимость этой страны не только для двух её географических соседей (то есть России и Китая), но и для обобщённого «третьего соседа», под которым подразумеваются прежде всего США, а также Япония, обе Кореи, Индия, ведущие страны Западной Европы. В частности, возрастание стратегической значимости Монголии для США рассматривается в контексте американо-китайского противостояния. Территория Монголии приобретает для Вашингтона особую привлекательность в условиях предстоящего сокращения американского присутствия в Афганистане и обострения американо-китайской конкуренции в Центральной Азии.

Страны Западной Европы интересуют в основном экономические аспекты развития отношений с Монголией. В этом плане примечательным представляется опубликование накануне президентских выборов Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) новой «Трёхлетней стратегии в отношении Монголии», в которой выражается намерение поддерживать процесс её перехода к «полностью рыночной экономике». В настоящее время ЕБРР является крупнейшим внешним инвестором (около 1 млрд долларов) в экономику Монголии.

Ц.Элбэгдорж, как и другие монгольские руководители, постоянно подчёркивает высокую значимость развития отношений с Россией, что представляется вполне понятным, если иметь в виду растущие опасения Улан-Батора стать очередной жертвой китайской политики «собирания исторических земель». Однако основной вызов процессу хотя бы частичного восстановления позиций РФ в этой стране, имеющей с нами общую границу, протяжённостью свыше 3,5 тысяч километров, обусловлен не столько персоналиями во главе Монголии, сколько недостаточной активностью российской стороны, и прежде всего в экономической сфере.