В США крупнейшие банки стали ещё могущественнее после спасения за счёт средств налогоплательщиков

Аналитика
Отток рабочей силы из самых доходных секторов экономики отмечается в США

На протяжении последних семи лет центральное место в борьбе с внутренней рецессией и безработицей в США отводилось денежно-кредитной политике. Осуществлялись беспрецедентные по объему финансовые «вливания»[1] в национальную экономику, главным образом, в частные банковские структуры. Массированная поддержка финансового сектора обосновывалась  его высокой отдачей за счет создания мультипликативного эффекта роста экономики (1 кредитный доллар создает 8-10 долл. в виде ссуд фирмам и домохозяйствам).

Между тем, как показывает анализ американского рынка труда, подобная политика не привела к ощутимым переменам. Начавшийся с 2010 г. рост экономики колеблется в районе 2%, расширение занятости с 2012 г. (до этого испытывающей падение) составляет не более 1%, а сокращение официальной безработицы с момента пика в 2009 г. (10,2%) по настоящее время – 4,2%. Более того, предпринимаемые меры создают новые проблемы, негативно отражаясь на структуре занятости и экономики, положении домохозяйств и потребительском спросе. С одной стороны, эксперты отмечают раздувание «пузыря» на фондовом рынке, с другой – растет бедность, прежде всего, среди населения трудоспособного возраста. Только официальная статистика за последние годы показывает увеличение числа бедных на 4% (с 12,3% в 2007 г. до 16,1% в 2012 г.)[2]. По другим оценкам, в т.ч. исходящим из продовольственной уязвимости населения, риски бедности коснулись как минимум половины населения страны[3].

На настоящем этапе отмечается отток рабочей силы из самых высокотехнологичных и доходных секторов экономики США (информационные технологии, строительство, госсектор[4]), что указывает на структурный характер безработицы. Восстановление занятости преимущественно происходит за счет низкооплачиваемых рабочих мест[5] из малоэффективных сфер деятельности (гостиничный, ресторанный, туристический бизнес, социальные услуги[6]). По данным ОЭСР, низкие заработные платы в США распространились более чем на четверть рабочих мест (50 млн. чел.), в то время как слабая мотивация основной части работников признается главной причиной отстающей динамики производительности труда в США от европейских уровней. Эти условия сопровождаются увеличением масштабов частичной занятости, оказывая дополнительное негативное влияние на доходы работников. За период 2012-2013 гг. количество рабочих мест с неполным рабочим днем выросло с 13,4% до рекордных 20% от общего числа занятых. Их доля в общем приросте занятости составила 77,3 % в 2013 г.

Ситуация слабозащищенной занятости и стагнации основных доходов населения на современном этапе усугубляется мерами по сокращению помощи безработным и нуждающимся, призванными ослабить давление на бюджеты и обеспечить рост мобильности рабочей силы. Так, в сфере продовольственной помощи уже запущены 10-летние реформы, рассчитывающие довести поддержку слабо обеспеченных семей до 90 долл. в месяц. В начале 2014 г. объемы финансирования соответствующих программ были сокращены для 47 млн. ее претендентов. Аналогичные меры по «урезанию» помощи безработным для многих американцев оказываются потерей последнего шанса на восстановление прежнего жизненного уровня. Об этом свидетельствуют как более глубокий разрыв между потребностью в рабочих местах и появляющимися вакансиями, чем показывает официальный уровень безработицы, так и недостаток средств для недешевых переездов в целях трудоустройства. Сегодня самая богатая страна мира насчитывает десятки миллионов недоедающих и бедствующих.

Социальная пропасть в США расширяется не только за счет роста бедности, но и увеличения богатства в другой части общества. За последние 30 лет доходы 1% самых богатых американцев увеличились в 4 раза, достигнув более чем 30% всех доходов общества (это один из самых высоких показателей с 1913г.), а на долю 10% наиболее обеспеченных американцев приходится более половины доходов в США. Крупнейшие банки стали еще могущественнее после их спасения за счет средств налогоплательщиков в ходе последнего финансового кризиса. О том, что этот капитал не способен компенсировать падающий внутренний спрос населения, свидетельствует крайне низкий прирост потребительских расходов (2% в 2013 г.).

В то же время являясь ядром международного капитала, он влияет на политику государств и национальные экономики, в т.ч. обрушивая цены на ресурсы и акции компаний, скупая подешевевшие активы, обнуляя жизненные планы населения в разных регионах планеты. Наряду с этим нынешнее снижение жизненного уровня американцев, вызванное ипотечным кризисом и ростом долговой зависимости домохозяйств, сворачиванием государственных социальных программ и слабой защитой рабочих мест, дает полное представление как о смысле и сущности  монетарных подходов в американской политике, так и целей финансовой глобализации в целом. Эти условия показывают неразрывную связь между стремлением финансовых элит к извлечению выгод  за счет остальной части общества как внутри страны, так и вне ее, а также несовместимость подобной модели с процессами устойчивого и эффективного развития, построением равноправных отношений  на национальном и внешнем уровнях.   

Как представляется, недооценка этих выводов в России, продолжающей опираться на интересы зависимого от международного капитала крупного бизнеса и финансовых структур и внутреннее неравенство, крайне опасна для страны. Растущие внешние и внутренние угрозы требуют «переполюсовки» политики, ориентации ее на интересы большинства с целью аккумулирования внутренних резервов, развития конкурентных технологий и производств, социального государства, региональной интеграции и т.д. Такой переход не только возможен, но и, как показывает опыт европейских стран, является ключевым фактором социально-экономического развития страны.



[1] Так, с апреля 2008 г. по апрель 2009 г. денежная база, обеспечиваемая государственными и ипотечными облигациями,  выросла  с 856 трлн долл. до 1749 трлн долл.  Запущенная в 2012 г. ФРС новая программа «количественных смягчений» позволила  нарастить суммарный объем   кредитной массы с 2,8 трлн долл. на сентябрь 2012 г. до 4,5 трлн долл. к ноябрю 2014 г. В настоящий период она приостановлена.  

[2] Количество населения ниже черты бедности является расчетной величиной, определяемой на основе минимальной потребительской корзины (рассчитываемой на базе цен1963 г., индексируемых с учетом инфляции)х2,5.

[3] По данным налоговой службы США (2012), среднестатистический годовой доход семьи (4 чел.) в нижней половине  общества составляет 18 000 долл., медианный доход семьи (4 чел.) - 31 000 тыс. долл., в то время как одним из критериев получения талонов на продовольствие является среднегодовой доход семьи (4 чел.) около 30 000 долл. (другим критерием программы служит жилищная обеспеченность)

[4] Средняя заработная плата персонала в секторах информационных технологий и строительства составляет соответственно 32 долл. и 29 долл. в час против 24 долл. в час в среднем по США.

[5] Согласно оценкам ОЭСР, низкооплачиваемыми признаются рабочие места с заработком ниже 2/3 от среднего заработка по стране.

[6] Здесь заработная плата составляет 13-16 долл. в час.