Большой Кавказ: как обеспечить мир и стабильность (часть 2)

Мы в СМИ
Одной из серьёзнейших проблем России является, безусловно, кавказский узел. В нём переплелись местные, региональные и стратегические интересы, касающиеся этого региона, накопились политические, экономические и социальные противоречия. Как его развязать, способна ли Россия сделать это самостоятельно, или же надо решать кавказские проблемы в рамках более широкого международного сотрудничества? На эту тему наш обозреватель беседует с директором Российского института стратегических исследований (РИСИ) Леонидом РЕШЕТНИКОВЫМ  (начало здесь).  

- Мы не можем рассматривать ситуацию на российском Северном Кавказе в отрыве от того, что происходит в Закавказье. Иными словами, нужно говорить о Большом Кавказе. И здесь, наверное, на первый план выходит Грузия, с которой мы 70 лет прожили в одном государстве, а сегодня не имеем дипломатических отношений, и есть стремление Тбилиси войти в НАТО практически на любых условиях, есть усиление американского влияния в этой стране с определённым антироссийским подтекстом…

- Мы не 70 лет прожили в одном государстве. Значительно больше. Россия пришла на Кавказ защищать Грузию от крупных геополитических игроков. Эта страна, до 1801 года постоянно испытывающая давление со стороны Персии и Турции, нуждалась в защите Российской империи.
Что же касается политики настоящего дня, то президент Грузии Саакашвили после победы на парламентских выборах коалиции «Грузинская мечта» во главе с Бидзиной Иванишвили уже не является ключевой фигурой. Новое политическое руководство, возглавляемое Иванишвили, более дееспособно, но пока не настроено по отношению к России партнёрски. Тем не менее сотрудничество неизбежно и необходимо. Почему?
Во-первых, Грузия не сможет быть единой территориально-государственной единицей без российской поддержки. Что я имею в виду. Слишком отчётливо вырисовываются контуры «будущих грузинских княжеств» - территорий, которые рано или поздно заявят о своём выходе из государства. А нерешённые «анклавные» проблемы азербайджанского и армянского меньшинств будут способствовать этому.
Во-вторых, Грузия столкнулась с той же проблемой, что и мы на Северном Кавказе. Я имею в виду распространение исламизма и терроризма. Очагом напряжения остаётся Панкисское ущелье. Эта приграничная с Россией территория может стать проблемной для грузинских властей уже в ближайшее время.

Что же касается проекта вступления Грузии в НАТО, то это профанация. С сегодняшними территориальными и внутригосударственными проблемами это государство в НАТО принято быть не может. Но это не значит, что союзники не будут использовать потенциал этой страны в Афганистане и других зонах нестабильности. Американцы и их союзники очень нуждаются в грузинской живой силе.
- Во главе угла всё-таки проблема Абхазии и Южной Осетии. Мы, очевидно, не согласимся на то, чтобы оставить их с Тбилиси один на один, Грузия не согласится оставить их нам. И так может продолжаться до бесконечности. Я лично не верю, что после такой войны народы этих республик захотят вернуться под грузинскую юрисдикцию. В какой плоскости могут решаться такого рода проблемы?
- Абхазия и Южная Осетия - признанные Россией государства. Это существующая геополитическая парадигма. Косовский прецедент изменил положение этих двух автономий, входивших в Грузинскую ССР на очень зыбком основании. Август 2008 года - это национальное наследие Советского Союза и той национальной политики, которая там осуществлялась.
Сегодня мы активно интегрируемся с этими государствами, укрепляем их политически и экономически. Налаживается и военно-стратегическое сотрудничество. Нам важно сохранить и укрепить эти государства в статусе наших региональных союзников, ведь эти две республики являются важнейшими геополитическими узлами Большого Кавказа. Напомню, что через территорию Южной Осетии пролегает один из двух транспортных узлов, соединяющих Европу и Азию. А важность Абхазии актуализируется не только в контексте Сочинской Олимпиады, а прежде всего из-за выхода в Чёрное море.
Но здесь необходимо сказать о главном. Россия пришла в Южную Осетию и Абхазию не укреплять свои геополитические интересы, а спасать от физического истребления народы этих республик. В это трудно поверить нашим западным противникам и даже партнёрам, но это именно так и никак иначе. Несмотря на то что очень много делается для того, чтобы миссия русского народа была нивелирована пустыми и лживыми идеологемами, я думаю, что народы Южной Осетии и Абхазии будут это помнить.
- Об американском проникновении в Грузию говорилось уже немало. Но в такого рода умозаключениях есть неясности. Зачем американцам всё это? Зачем им проблемный союзник? Чтобы иметь дополнительный рычаг нажима на нас?
- Грузия - это очень важный евразийский регион, а не геополитический тупик. Это транзитная зона, через которую осуществляется прокачка энергоносителей. Во-вторых, в настоящее время - это опорная точка американской идеологии для экспансии в республики Северного Кавказа и на Юг России в целом. Проект идеологической экспансии, кстати, в некоторых республиках Северного Кавказа успешно реализуется через некоммерческие организации, финансируемые из-за рубежа. Эта схема реализовывалась в Российской империи, Советском Союзе и современной России. Чуждая русскому менталитету идеология мягко насаждалась через неформальные негосударственные организации - кружки, правозащитные и некоммерческие организации. Ложный дух свободы и неприятия всего государственного потом мутировал в гнев и противозаконное действие.
- Свою партию на Кавказе пытается разыграть и Анкара. Правда, сейчас турецкое руководство больше увлеклось неоосманизмом, нежели пантюркизмом. Но это не означает, что оно отвернулось от Кавказа. Какова, на ваш взгляд, роль Турции в делах Кавказа?
- Турция - это государство с 16-й экономикой мира, ставящее перед собой довольно амбициозные цели. Так, в краткосрочной перспективе они хотят стать 10-й экономикой, а потом войти в клуб ведущих держав мира. Примерно такие же амбициозные планы у них в отношении Кавказа. Надо указать на то, что влияние Турции в Грузии и Азербайджане возрастает. Через экономику турки приходят в политику и теперь имеют реальные рычаги влияния. Так, порядка 25 тысяч турок, проживающих в Аджарии, получили грузинские паспорта. Власти Грузии не раз указывали на возможность присоединения Аджарии к Турции. Тем более что в Турции уже есть заявления о том, что Аджария является исконной турецкой территорией, оккупированной 100 лет назад. В Аджарии действует 180 мечетей, а также 60 медресе и школ-пансионов. Всё это на фоне мощной экономической экспансии в регион - 70 процентов инвестиций в грузинскую экономику турецкого происхождения.
Скажу, что это традиционный турецкий метод экспансии - финансовые, образовательные и политические ресурсы. Три этапа поддержки реализуются одновременно.
- Отношения России и Армении, с одной стороны, союзнические. Недавно побывавший в Москве с визитом президент Армении Серж Саргсян подписал официальное заявление о намерении Армении вступить в Таможенный союз России, Казахстана и Белоруссии. Тем не менее в Армении есть политики, считающие, что членство в Таможенном союзе будет неполноценным из-за отсутствия общих границ, а вот соглашение об ассоциации с Евросоюзом более реально. Можно ли совместить эти противоречивые тенденции? Но если Армения пойдёт по последнему пути, то, скорее всего, наше военно-политическое взаимодействие может стать ценой вопроса, возникнет проблема с российской военной базой в Гюмри…
- В странах Большого Кавказа начали осознавать: без политической, экономической и духовно-гуманитарной интеграции с Россией им самостоятельно не выжить. Политическая элита Армении делает это, скажем так, уже в реальном политическом измерении. Вот вы приводите доводы некоторых армянских политиков, выступающих против вступления своей страны в Таможенный союз под предлогом отсутствия общих границ с Россией. Но разве у Армении есть общие границы со странами Европейского Союза?! А с Россией Армению сближает многовековое сотрудничество.
Армянской политической элите необходимо чётко осознать существующую геополитическую реальность. Если Турция сталкивается с такими серьёзными проблемами в вопросе вступления в ЕС, то насколько реально вступление Армении в эту международную организацию? Не сомневаюсь, что Серж Саргсян осознанно подписал официальное заявление о намерении вступить в Таможенный союз.
Что же касается военной базы в Гюмри, то она играет реальную роль в обеспечении безопасности и России, и Армении. И об этом нельзя забывать. А кроме того, имеется серьёзная экономическая составляющая. Ведь существование военной базы является источником развития экономики не только близлежащих населённых пунктов, но и местом трудоустройства жителей. Более того, база даёт импульсы для развития родственных экономических отраслей - торговли, строительства и т.д.
- А как вы оцениваете перспективы развития отношений России с Азербайджаном?
- Отношения с Азербайджаном, как и другими государствами Южного Кавказа, имеют крепкую и давнюю историю и не были омрачены ни военным, ни политическим противостоянием. Не так давно, в августе 2013 года, Президент России Владимир Путин побывал с официальным визитом в Баку. Этот визит стал ещё одним свидетельством укрепления наших отношений, в том числе и личных контактов между главами двух государств. И это подтверждают некоторые цифры: так, в 2012 году объём торговли между странами составил 3,4 млрд. долларов, продолжается сотрудничество в гуманитарной сфере. Например, власти Азербайджана поддерживают сеть русских школ в столице республике. В Баку функционирует филиал МГУ имени М.В. Ломоносова.
Что касается перспективы развития отношений, то здесь необходимо сделать акценты. Помимо гуманитарной и сферы энергоресурсов необходимо усилить борьбу в области противодействия терроризму и экстремизму. Напомню, что долгое время на территории Азербайджана находили убежище участники незаконных вооружённых формирований и диверсионно-террористических групп, действовавших на Северном Кавказе.
- Сегодня многие эксперты небезосновательно говорят, что в российской внешней политике недостаёт мягкой силы. В самом деле, у нас очень глубокие связи с Кавказом - географические, исторические, культурные. Все великие люди Кавказа обретали своё величие через Россию. Великие русские поэты, писатели - Пушкин, Лермонтов, Толстой - служили или бывали на Кавказе, посвятив ему значительную часть своего творчества. Это можно отнести к художникам, деятелям искусства. У нас больше возможностей через мягкую силу воздействовать на Кавказ, нежели, например, у турок или американцев. Почему не используется в полной мере этот потенциал?
- Дело в том, что в 1917 году произошёл слом русского цивилизационного кода, скреплявшего между собой и другие народы Российской империи. Потом была сделана попытка заменить постулаты российского просвещённого консерватизма чуждой идеологией коммунизма. Что из всего этого получилось, мы наблюдаем в настоящее время. После таких потрясений на историческую арену выходит, как правило, новый тип человека - революционер-террорист или террорист-исламист. Именно в этой плоскости истоки болезней наших народов.
Поэтому нашей мягкой силой должны быть не срисованные западные технологии продвижения и развития некоммерческого сектора, а великая русская культура и православная цивилизация. Опыт исторической России для нас будет серьёзной базой. А кавказским народам надо осознать, что если возродится русская цивилизация на Кавказе, уйдут и проблемы, связанные с ваххабизмом и терроризмом.
- И вопрос об Олимпиаде в Сочи. Каково может быть её значение в плане развития отношений между Россией и государствами Закавказья, воздействия на обстановку на Северном Кавказе?
- Олимпиада - это торжество спорта, и желание некоторых политиков Запада и государств Закавказья заработать политические очки на её дискредитации будут нивелированы самими спортивными соревнованиями. Я думаю, что нам самим не надо нагнетать обстановку вокруг этого важного спортивного мероприятия международного уровня. Мне представляется, что именно с Олимпиады начнётся укрепление отношений между Россией и странами Закавказья, и в первую очередь с Грузией.