Что означает очередное «переформатирование» кабинета министров Японии

Мы в СМИ
Премьер-министр Японии Ёсихико Нода провёл 1 октября очередное (третье за весь годовой период его премьерства) «переформатирование» кабинета министров. Из 18 прежних членов кабинета в новом остались 8 «ключевых», в числе которых заместитель премьера, руководитель аппарата, а также главы министерств иностранных дел, обороны, экономики. Из десяти новых министров восемь представляли в парламенте правящую Демократическую партию Японии (ДПЯ) и никогда ранее не занимали государственных административных должностей.

В.Ф Терехов, кандидат технических наук,

ведущий научный сотрудник Центра Азии и Ближнего Востока

Премьер-министр Японии Ёсихико Нода провёл 1 октября очередное (третье за весь годовой период его премьерства) «переформатирование» кабинета министров. Из 18 прежних членов кабинета в новом остались 8 «ключевых», в числе которых заместитель премьера, руководитель аппарата, а также главы министерств иностранных дел, обороны, экономики. Из десяти новых министров восемь представляли в парламенте правящую Демократическую партию Японии (ДПЯ) и никогда ранее не занимали государственных административных должностей.

Особый интерес японских экспертов привлекли два новых члена правительства: г-н Сэйдзи Маэхара и г-жа Макико Танака. Этот интерес обусловлен как их личностными характеристиками, так и обстоятельствами складывающейся внутри- и внешнеполитической обстановки.

Два года назад Сэйдзи Маэхару относили к одному из самых перспективных молодых (сегодня ему 50 лет) японских политиков. С победой ДПЯ на парламентских выборах 2009 г. он занял пост министра земли в правительстве Юкио Хатоямы. После отставки последнего, случившейся в конце мая следующего года, кандидатура Сэйдзи Маэхары рассматривалась в качестве основной на посты президента ДПЯ и (автоматически) премьер-министра. Однако в итоге их занял Наото Кан, в кабинете которого Сэйдзи Маэхара с сентября 2010 г. возглавлял министерство иностранных дел.

Через полгода он подал в отставку (несмотря на уговоры Наото Кана не делать этого) в связи с раскрученным оппозицией скандалом о незаконном формировании им предвыборного фонда. Речь шла о «смешной» сумме от 600 до $2500, которую некая пожилая кореянка, не являвшаяся японской гражданкой, в течение нескольких лет вносила в этот фонд.

Некоторые из японских комментаторов поспешили поставить крест на политической карьере Сэйдзи Маэхары. Однако он занял важный пост руководителя политического комитета ДПЯ и 1 октября вернулся в кабинет министров.

Имеющий устойчивую репутацию «антикитайского ястреба», Маэхара выступает за всестороннее укрепление союзнических отношений с США. В частности, за два дня до своего нового назначения он высказался об «искажении действительности» китайской стороной в связи со спорами по поводу суверенитета над островами Сенкаку/Дяоюйдао. На что последовала немедленная реакция МИД КНР, представитель которого охарактеризовал это высказывание как «чрезвычайно ошибочное».

Таким образом, возвращение Сэйдзи Маэхары в кабинет министров Японии можно было бы рассматривать в качестве прямого вызова со стороны правительства Ноды в адрес Китая в условиях очередного обострения территориальной проблемы в двусторонних отношениях. Однако, возможно, что негативная реакция КНР на этот акт японского премьер-министра рассматривалась последним в качестве неприятной, но неизбежной «издержки» процесса решения той основной внутренней задачи, на которую, видимо, и будет «нацелен» Маэхара.

Речь идёт о выходе из рейтингового «пике», в котором находится кабинет Ёсихико Ноды в последние месяцы. Превышавший 60% год назад, в конце сентября с.г. рейтинг правительства Ёсихико Ноды упал ниже «угрожающего» уровня в 30%. Этому способствовало принятие (совместно с оппозиционной Либерально-Демократической партией - ЛДП) закона о двухэтапном повышении потребительского налога с нынешних 5 до 10% к 2015 г., что рассматривается электоратом как прямой обман. Ибо в ходе предвыборной кампании 2009 г. лидеры ДПЯ обещали не поддерживать указанный закон, предложенный правившей тогда ЛДП. Не способствовало популярности кабинету Ёсихико Ноды и сохраняющаяся двусмысленность правительства по вопросу перспектив ядерной энергетики, оказавшегося в центре внимания общественности после катастрофы на АЭС «Фукусима-1».

Демонстрировавшееся не раз умение Сэйдзи Маэхары вести диалог с электоратом, его растущая популярность должны, по расчётам Ёсихико Ноды, исправить негативную рейтинговую тенденцию действующего правительства. Это приобретает особое значение сейчас, когда становится вполне реальной перспектива досрочных выборов в нижнюю палату парламента, проведение которых было непременным условием поддержки прохождения упоминавшегося выше закона со стороны ЛДП, обладающей большинством в верхней палате.

В заключённом в конце июля соглашении с лидерами оппозиции Ёсихико Нода обещал распустить нижнюю палату и провести досрочные выборы. Их конкретные сроки определялись выражением «как можно скорее», однако комментаторы указанного соглашения говорили о «поздней осени» 2012 г. Впрочем, не ожидая от этих выборов ничего хорошего для своей партии, Ёсихико Нода вскоре вышел из указанного соглашения, за что получил «порицание» от верхней палаты. Указанный дисциплинарный акт японского парламента носит отнюдь не формальный характер и в прошлом дважды вынуждал действующих премьер-министров рано или поздно подавать в отставку.

В условиях «разогревающейся» внутриполитической обстановки Ёсихико Нода и провёл очередное «переформатирование» своего кабинета министров. Этот акт можно рассматривать и как реакцию на недвусмысленное требование выполнить упоминавшееся соглашение с оппозицией, с которым 26 сентября с.г. выступил новый лидер ЛДП Синдзо Абэ сразу же после своего избрания на этот пост. Предварительным условием поддержки прохождения нескольких важных для правительства законов на предстоящей внеочередной парламентской сессии он выставил как раз публичное обещание Ё.Ноды распустить нижнюю палату сразу после завершения работы упомянутой сессии.

Следует напомнить, что с сентября 2006 г. в течение года Синдзо Абэ уже был (самым молодым) премьер-министром Японии и его возвращение (после нескольких лет перерыва, обусловленного проблемами со здоровьем) в большую политику, несомненно, усилит позиции ведущей оппозиционной партии. Следствием его первых энергичных заявлений стало то, что Ёсихико Нода, по выражению японских экспертов, «оказался загнанным в угол».

Что касается Макико Танаки, то её приход в правительство как раз и следует рассматривать в качестве примирительного мессиджа японского правительства в адрес КНР. Этот акт Ёсихико Ноды должен парировать упрёки оппозиции в адрес ДПЯ, которые сводятся к тому, что в годы правления ЛДП отношения Японии с Китаем не опускались до столь низкого уровня. Несмотря на сомнительность данного тезиса, нельзя не отметить, что как раз Синдзо Абэ, занимая пост премьер-министра, стремился удерживать их вне кризисного состояния.

Как и Сэйдзи Маэхара, Макико Танака чуть более полугода была министром иностранных дел, но в правительстве Дзюнъитиро Коидзуми (с апреля 2001 по январь 2002 гг.). Рассорившись с тогдашним премьер-министром, она вышла также из возглавлявшейся им ЛДП. В 2009 г. она стала членом ДПЯ и после победы в том же году последней на выборах в нижнюю палату возглавляла ряд важных парламентских комитетов.

В сложной нынешней обстановке в японо-китайских отношениях важное символическое значение приобретает тот факт, что Макико Танака является дочерью Какуэй Танака, являвшегося премьер-министром Японии в 1972-1974 гг. При нём были установлены двусторонние дипотношения и, судя по всему, в КНР достаточно бережно относятся к памяти отца М.Танаки.

Уже ближайшее будущее покажет, насколько действенными окажутся принятые Ё.Нодой меры как во внутреннем, так и во внешнеполитическом плане.

Наконец, следует отметить, что территориальная проблематика во внешней политике Японии последнего времени затрагивается только в её отношениях с КНР и Южной Кореей. Т.н. «проблема Северных территорий» как бы отошла на второй план, что вполне вписывается в ту «спокойную обстановку», которую недавно решили создать вокруг неё руководители России и Японии. 

Источник: Новое восточное обозрение.