Столетие революции 1917 года: исторические уроки для современной России

Аналитика
Почему основные выгоды из её последствий извлекла не Россия, а страны Запада

Накануне 2017 года в послании Федеральному собранию 1 декабря 2016 года Президент России В.В.Путин в связи с юбилеем революции подчеркнул, что «уроки истории нужны нам, прежде всего, для примирения, для укрепления общественного, политического, гражданского согласия».

В преддверии столетнего юбилея революции 1917 года мы можем видеть не только привычную дискуссию сторонников либеральных, коммунистических или радикально правых взглядов, но и отчётливо обозначенную государственную позицию. В оценке революции руководство РФ давно перешло от поддержки либерального дискурса (как было в 1990-е годы) к формированию органичной концепции исторической политики применительно к рассматриваемой эпохе на основе синтеза разумных элементов, извлечённых из различных идейно-политических позиций. Это объяснялось взятым курсом на примирение общества, стремлением сгладить споры об исторических событиях, сделать их менее политизированными. Данной цели служило, в частности, переименование, а затем и перенос общенационального праздника в 2005 году с 7 на 4 ноября. Это была попытка консолидировать общество, избежать ежегодных идейных стычек и возможного кризисного обострения гражданского противостояния накануне знаменательной даты 90-летнего юбилея революционных событий. По оценкам экспертов в области социальной психологии, на первом этапе это решение имело скорее обратный эффект, но десятилетие спустя в комплексе с другими мерами дало желаемый результат. Можно констатировать, что уже минимум двенадцать лет российское руководство последовательно продвигает свою концепцию исторической политики относительно 1917 года.

За это время произошло и важное концептуальное изменение по данному вопросу, укладывающееся в русло политики примирения основных политических сил России. Перестали противопоставляться февральские и октябрьские революционные события, тогда как ранее они формировали исторические мифы для либералов (февраль) и коммунистов (октябрь). Так, в подготовленном в 2013 году Историко-культурном стандарте (ИКС) и Концепции нового Учебно-методического комплекса по отечественной истории обе революции представлены как этапы единой Российской революции. Приходящиеся на 2017 год памятные даты 100-летия революционных событий февраля и октября послужили основанием для закрепления и тиражирования данного подхода через официальные СМИ, научные работы и документы конференций.

Еще 19 декабря 2016 года вышло распоряжение Президента России № 412-рп «О подготовке и проведении мероприятий, посвященных 100-летию революции 1917 года в России». В нем давались прямые рекомендации органам государственной власти субъектов федерации, органам местного управления и общественным объединениям принять участие в подготовке и проведении мероприятий, посвященных революции 1917 года. Координатором такого рода мероприятий согласно распоряжению Президента стала ассоциация «Российское историческое общество» при содействии Министерства культуры РФ. То есть выводы по итогам проведенных мероприятий озвучиваются министром культуры России В.Р.Мединским.

Необходимость учить исторические уроки революции 1917 года неоднократно подчеркивал в своих выступлениях и сам В.В.Путин (в частности, на недавнем заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай» 19 октября 2017 года).

Из этих выступлений и итоговых документов тематических конференций можно выделить те утверждения, вокруг которых предстоит формировать общественный консенсус относительно революции 1917 года и её места в истории России.

Накануне 1917 года Россия отнюдь не была отсталой страной. Это была держава тогдашнего «первого мира», успешно осуществляющая технологический и индустриальный рывок, страна с динамично развивающейся экономикой. Промышленность и армия России выдержали три года тяжелейшей войны и уверенно шли к её успешному завершению. Тезис о неизбежности, детерминированности революции общим состоянием экономики, производительных сил не выдерживает никакой критики.

Срыв социума в революцию стал следствием не разрешённых вовремя социальных противоречий, сохранявшихся в обществе явных анахронизмов.

Бессмысленно говорить о конкретных «виновниках» трагических событий 1917 года. Революция – это всегда следствие дефицита ответственности, как тех, кто хотел бы законсервировать, заморозить отживший, явно требующий переустройства порядок вещей, так и тех, кто стремился подстегнуть перемены (часто в узкокорыстных целях), не останавливаясь перед гражданскими конфликтами и разрушительным противостоянием.

В целом делается вывод, о том, что тогда в 1917 году страна совершила ошибку, выбрав революционный, а не эволюционный путь развития. Последний позволял избежать разрушения государственности, миллионов смертей и сломанных человеческих судеб, обеспечивал последовательное движения вперёд.

События 1917 года – не локальный политический переворот, а имеют общечеловеческое значение. Они дали мощный стимул для преобразований по всему миру, вызвали серьёзную переоценку моделей развития человечества. Советский строй добился ряда объективных успехов. Ответом на вызов со стороны СССР стали многие западные достижения ХХ века. Это повышение уровня жизни, формирование мощного среднего класса, реформы рынка труда и социальной сферы, развитие образования, гарантии прав человека, включая права меньшинств и женщин.

Тем не менее, основные выгоды из последствий 1917 года извлекла не Россия, пошедшая столь рискованным и сложным путем (она наоборот понесла основные издержки), а страны Запада, имевшие возможность спокойно смотреть со стороны на ставящийся в нашей стране социально-экономический эксперимент и заимствовать уже готовые социальные технологии.

Что возвращает нас к выводу о необходимости прогресса путем «реформ сверху» и о крайне высоких издержках революционного пути развития.

1917 революция история