Иллюзии интеграции

Мы в СМИ
Прошло больше года с момента опубликования плана Владимира Путина по созданию Евразийского экономического союза. На первый взгляд этот проект претворяется в жизнь вполне успешно. Заработала Евразийская экономическая комиссия – наднациональный управленческий орган, решения которого становятся обязательными для всех государств – участников интеграционного объединения.

Кипит работа над новыми документами, которые должны регламентировать полноценное функционирование Евразийского экономического союза. Определены кандидаты на вступление в ряды новой структуры. Для стоящей первой в этом ряду Киргизии разработана специальная «дорожная карта» – перечень обязательных действий для соответствия республики требованиям нового интеграционного объединения. На последнем саммите ЕврАзЭС было принято решение о фактическом переносе всех управленческих и финансовых ресурсов из данной структуры, существовавшей с 2000 года, в более перспективную, мужающую, что называется, день ото дня.

Однако за этим красивым фасадом вдумчивый наблюдатель может заметить ряд обстоятельств, не позволяющих разделить чрезмерно благостные и оптимистические оценки в отношении хода и характера интеграционного процесса на постсоветском пространстве. Так, например, беспристрастная макроэкономическая статистика свидетельствует о резком замедлении темпов роста торговли внутри стран Таможенного союза: действительно впечатляющий рост первых двух лет существования данного объединения сошел на нет в 2012 году, когда прирост составил незначительные доли процента. Тем самым уменьшается и мотивация к интеграции у партнеров России по Таможенному союзу.

Эту тенденцию не в состоянии переломить те новые сферы сотрудничества, которые открылись с переходом от Таможенного союза к Единому экономическому пространству. Ведь власти Белоруссии просто не располагают ни капиталами, ни услугами, которые они могли бы к своей выгоде разместить на территории своих партнеров. Элита Казахстана, в свою очередь, пока более озабочена тем, что в этой республике называют «экспансией российского бизнеса», нежели новыми возможностями для освоения рынков других участников интеграции. И уж совсем непросто обстоят дела со свободой передвижения рабочей силы. Ведь существует пусть и не афишируемая властями, но реально существующая дилемма: дальнейшее развитие интеграции в рамках Евразийского экономического союза требует устранения границ для свободного перемещения людей. Но одновременно данное обстоятельство играет против попыток обеспечить национальную безопасность в таких сферах, как противодействие проникновению наркотиков, радикального исламистского экстремизма и много чего еще. Пока оптимального варианта решения данной дилеммы не найдено, планы расширения числа членов интеграционного объединения способны принести больше вреда, нежели пользы.

Существуют серьезные проблемы и с деятельностью Евразийской экономической комиссии. Этому органу, именуемому многими правительством Евразийского экономического союза, вверены внушительные и весьма важные полномочия. Но при этом сегодня отсутствует эффективная система контроля за деятельностью этого «правительства». Ведь в новом интеграционном союзе нет парламента, который мог бы вызвать на ковер министров Евразийской экономической комиссии. Граждане России, Белоруссии и Казахстана таким образом фактически лишены возможности влиять на работу такого «правительства».

А влиять и контролировать надо обязательно. Ведь без какого-либо гласного общественного обсуждения Евразийская экономическая комиссия принимает важнейшие решения в сфере внешней политики. Всегда ли они соответствуют национальным интересам России? Например, соответствуют ли им новые правила процедуры принятия решений в Евразийской экономической комиссии?

Для начала напомним, что правило принятия решений консенсусом стало одной из причин неэффективности существования СНГ. Отсутствие полного единодушия позволяло постсоветским странам иметь практически полную свободу рук и не исполнять обязательств в рамках СНГ. Этот очевидный недостаток попытались исправить, когда был учрежден ЕврАзЭС. В нем на уровне рабочих органов численность голосов стран-участниц устанавливалась соответственно их взносу в общий бюджет ЕврАзЭС: Россия имела 40%, Белоруссия и Казахстан – по 20%; Киргизия и Таджикистан – по 10%. Эта пропорция несколько менялась в период нахождения в ЕврАзЭС Узбекистана. В Таможенном союзе России, Белоруссии и Казахстана пошли еще дальше. В ведущем руководящем органе – Комиссии Таможенного союза России принадлежало 57% голосов, Казахстану и Белоруссии – по 21,5%. Решения же принимались квалифицированным большинством. Это означало, что в отличие от ранее существовавших практик Россию, не будь на то ее воля, никто не мог больше «доить», то есть принуждать расходовать ресурсы против ее национальных интересов. Система распределения голосов была выгодна всем участникам: ведь ни одна страна-участница самостоятельно не могла принять только ей выгодное решение. То есть система голосования в Таможенном союзе тем самым принуждала партнеров к сотрудничеству и разумному компромиссу.

Но от этой вполне разумной практики отказались при переформатировании Комиссии Таможенного союза в Евразийскую экономическую комиссию. По всей видимости, российские власти пошли на уступки настоятельным требованиям руководителей Казахстана и Белоруссии и вернулись к тому, от чего ушли: абсолютному равенству голосов и принятию решений путем консенсуса.

Мало того, что такая ситуация никак не вяжется с принципами рыночной экономики, в которой риски распределяются соответственно затрачиваемым сторонами средствам. Главное – другое: в который уже раз российская внешняя политика строится на прекраснодушном предположении, что наши партнеры всегда и везде будут кристально честны и не станут пытаться пользоваться российскими ресурсами в своих эгоистических целях. Эта иллюзия дорого стоила Советскому Союзу, щедрой рукой раздававшему десятки миллиардов долларов множеству стран лишь под обещания идти «путем социалистической ориентации». Эта иллюзия не дала возможности состояться СНГ: российские средства действительно пошли на формирование национальной государственности наших ближайших соседей, но интеграционный процесс от этого подхода так и не получил необходимого ускорения.

Так стоит ли сегодня в очередной раз наступать на те же грабли? Иллюзии ведут к ошибкам. А любых ошибок лучше избегать, не дожидаясь наступления неприятных последствий. 

Источник: Независимая газета.