Белорусскому обществу навязывают антиисторичные представления об общей истории в антирусском духе

Аналитика
Тенденции в гуманитарной сфере Беларуси вызывают растущую тревогу

Российскому читателю, к вящему сожалению, мало известна ситуация в гуманитарной сфере в братской Белоруссии, которая остается в тени «горящих» процессов на Украине или нивелируется проблематикой социально-экономического и военно-политического сотрудничества Российской Федерации и Республики Беларусь.

Между тем, обозначившиеся там тенденции вызывают растущую тревогу, которую отнюдь не умаляет деятельность таких российских организаций, как Россотрудничество. Мы попросили ответить на ряд вопросов о состоянии и тенденциях развития гуманитарной сферы в РБ известного историка, кандидата исторических наук, доцента кафедры гуманитарных дисциплин Белорусского государственного университета информатики и радиоэлектроники, внештатный сотрудник Центра украинистики и белорусистики Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова Александра Гронского.

Александр Дмитриевич, как известно, Россия и Республика Беларусь - члены единого Союзного государства. Какова ситуация в гуманитарной и, в более узком плане, исторической политике, проводимой ведущими научными и научно-образовательными центрами Республики Беларусь? Прилагаются ли усилия для сохранения духовного и культурно-исторического единства Великой и Белой Руси?

Ситуация в белорусской гуманитарной сфере, я бы сказал, странная. Просто приведу несколько примеров, отражающих представления о некоторых значимых событиях. С одной стороны большинство общества мыслит пока вполне разумными и объективными категориями. Например, в своём большинстве белорусы спокойно воспринимают события 1812 года как Отечественную войну, но некоторые научные и научно-образовательные центры навязывают иной, совершенно противоположный взгляд. Кстати, даже некоторые российские соотечественники из белорусских граждан не считают Отечественную войну 1812 года Отечественной.

Участников польского восстания 1863 – 1864 гг. уже давно записали в пантеон белорусских национальных героев. Это тянется ещё с советских времён, но тогда польские повстанцы назывались белорусскими по причине только того, что они пытались вовлечь в антирусское восстание белорусских крестьян. Советские историки воспринимали это как национально-освободительную и социальную борьбу белорусского народа против царизма. Сейчас польские повстанцы объявлены белорусскими, потому что их действия пытаются представить именно как выступление ради возрождения белорусского государства.

Отношение к Великой Отечественной войне у большинства вполне естественное – эту войну воспринимают как Отечественную. Но всё чаще звучат странные голоса. С одной стороны Великую Отечественную стараются переименовать в советско-немецкую, подчеркнув тем самым, что белорусы якобы всегда старались разорвать духовно-культурное единство восточного славянства. Эта тенденция в ближайшем будущем станет магистральной для некоторых групп учёных, публицистов и общественных деятелей. Ведь на примере отрицания Отечественной войны 1812 г. прошла обкатка постепенной замены исторической памяти. Сначала убрали понятие «Отечественная» по отношению к менее значимому для современных белорусов событию, следом настанет очередь переименования более значимого события – Великой Отечественной войны. Вторая тенденция в изменении представлений о Великой Отечественной войне – это придание белорусским событиям более серьёзного веса. Появляются заявления о том, что именно белорусы победили Гитлера, доведя его до самоубийства, что Гитлер напал на СССР для того, чтобы уничтожить белорусов, а не кого-нибудь ещё и т.д.

И это всё происходит на фоне вполне здоровых представлений о характере исторических процессов. Наряду с объективными представлениями возрождаются или создаются исторические мифы, направленные на деформацию исторической памяти.

Коснулся ли пересмотр общей русско-белорусской истории проблемных вопросов генезиса белорусского народа? Рассматривается ли он в рамках привычного восточнославянского (общерусского) и, в целом, славянского дискурса?

- Генезис белорусского народа сейчас воспринимается в основном так, как его воспринимать привыкли – единая древнерусская народность, которая потом распалась на русских, белорусов и украинцев. Хотя это представление в начале 90-х было объявлено реакционным, белорусов начали искать чуть ли не со времён неандертальцев. Сейчас это уже анахронизм в целом, но рецидивы до сих пор случаются. Несколько лет назад появились другие теории, которые созданы псевдоисториками. Смысл этих теорий в том, что русские и белорусы вообще не родственные этносы. Подобные представления – удел маргиналов, но широкая пропаганда этих теорий в некоторых СМИ и якобы научных книгах постепенно делает своё дело. Однако в современных белорусских школьных учебниках о древнерусском единстве не только упомянуто, но в паре мест внимание на этом даже акцентируется. Получается, что в обществе как бы живут несколько представлений о своём прошлом, и те, что обоснованы документами и археологией, и те, что придуманы в качестве иных теорий. Сейчас появилась мода утверждать, что белорусы – это оккупационное русское название, а на самом деле тех, кого называют белорусы, должно называть литвинами. Даже от профессоров белорусских вузов приходилось это слышать, хотя оные профессора и не могли никаких доказательств своим словам привести, но утверждали. Ну, ещё случаются интересные моменты, когда устойчивые выражения вроде «русская смекалка» изменяются, чтобы убрать слово «русский», например, пытаются говорить «славянская смекалка». Так что относительно представлений о генезисе белорусов можно сказать, что обществу предлагается несколько версий, отрицающих друг друга. Какая из версий победит, непонятно, так как отсутствие фактов подменяется эмоциями, что и подкупает некоторых граждан.

2012 год объявлен годом 200-летнего юбилея Отечественной войны 1812 года. Как отмечается эта дата в РБ? Каковы оценки событий 200-летней давности у ведущих академических институтов и научных центров?

- Опять же, всё неоднозначно. Основные официальные мероприятия прошли без употребления слова «Отечественная». Некоторые конференции подчёркивали в своих названиях то, что война Отечественная. Попытка навязать обществу мысль, что в 1812 году в Белоруссии Отечественной войны не было, вообще-то оказалась бездоказательной, но для тех, кто готов это слушать, доказательства не нужны. Сейчас пытаются утверждать то, что эта война была гражданской для белорусов, что Русская армия проводила сознательный геноцид белорусов, что в белорусских губерниях не было партизан. Сторонники этих утверждений, видимо, просто не понимают, что такое геноцид или гражданская война, а партизанами в то время называли только армейские отряды, крестьянские так не называли. Понятие «партизаны» в расширенном смысле появилось только в советское время и потом распространилось и на прошлые эпохи. Поэтому, если говорить языком 1812-го года, тогда крестьянских партизан не было нигде, крестьянские отряды так не называли. Но армейские отряды, действовавшие в тылу противника, назывались партизанскими и на территории Белоруссии они были. Например, партизанский отряд Дениса Давыдова освободил Гродно. Странным выглядит поведение российских соотечественников и вообще российской дипломатии. Провал всех конференций, которые устраивались за российские деньги и использовали в своём названии название «Отечественная война», говорит о многом. Конференции, проводимые при поддержке российских внешнеполитических органов, оказались рекламой антироссийских лозунгов и отрицанием отечественного характера войны. Кстати, с таким же результатом закончилась и конференция, проводимая Россотрудничеством, которая была посвящена 1150-летию русской государственности. Лишь участники конференции «Отечественные войны Святой Руси» (к которой соотечественники и Россотрудничество не имели отношения) обратили внимание на ненаучность отрицания войны. Однако письма, направленные участниками конференции в белорусские академию наук и министерство образования, подняли проблему, но показали, что та белорусская интеллигенция, к которой обращались, однозначно выступает за пересмотр отечественного характера войны. Кстати, именно эти письма обратили внимание общественности на проблему. Дошло до того, что соотечественники попытались присвоить себе заслугу написания писем. В конце ноября в Минске состоялась конференция, которая подвела итог мероприятий в Белоруссии. Лица, готовившие конференцию, постарались вычеркнуть слово «Отечественная» из программы конференции, причём участников конференции не предупреждали о том, что названия их докладов самовольно поменяли. А мой доклад, как мне сказали, вообще убрали из программы, поскольку слишком уж его название не подходило под задуманный план зафиксировать отрицание термина «Отечественная война». Человеку, который был одним из инициаторов того, чтобы термин «Отечественная война» вычеркнуть из белорусской исторической памяти, в присутствии российских дипломатических чиновников вручили российскую общественную награду, посвящённую Отечественной войне. Я думаю, что это нонсенс, но, что произошло, то произошло. Сейчас, соотечественники, насколько я знаю, готовят какую-то бумагу, в которой пытаются проанализировать упоминание понятия Отечественная война в учебниках. Может быть, я ошибаюсь в конкретном наполнении работы соотечественников по данному вопросу, но они что-то делают. Хотя в данном случае – это уже махание кулаками после драки. Проблему нужно было решать тогда, когда она была насущной, а не тогда, когда она перестала быть актуальной. В общем, если подытожить, то можно сказать, что отрицание отечественного характера войны доминировало в интеллектуальном дискурсе, в который активно включились и соотечественники и, как это не странно, Россотрудничество. И хотя в конце года после всей обрушившийся на соотечественников и Россотрудничество критики российские дипломаты попытались сделать ряд заявлений, да и соотечественники начали проявлять нечто, напоминающее активность, это осталось пустым звуком. Как говорится, хорошо яичко к Христову дню.

Как воспринимает общество и отдельные его круги (неотъемлемой частью которых являются государственные структуры, ответственные за воспитание патриотизма) попытки ревизии оценок Отечественной войны?

- Насколько я понимаю, часть белорусских чиновников и антироссийски ориентированных интеллектуалов воспринимает все общие для русских и белорусов события оригинально. Если нельзя найти поводов для подчёркнуто белорусской гордости, тогда событие переводится в состав незначительных и даже «идеологически вредных». Что и произошло с Отечественной войной 1812 г. Рассказывается о страданиях белорусского народа и о том, что две чужие армии – русская и наполеоновская – ходили по территории Белоруссии и уничтожали и местное население, и друг друга. Причём, русская армия воспринимается так же, как и наполеоновская, т.е. как чужая. Как будто никто не понимает, что Белоруссия в 1812 г. была частью Российской империи. Представьте себе картину, что если бы сейчас кто-то из белорусских журналистов описывал, например российско-белорусские учения «Запад», которые периодически проводятся в Белоруссии, и заявил бы, что две чужие армии топчут поля Гродненской области и пугают несчастных мирных жителей. Думаю, что практически всем белорусам было бы странно слышать, что белорусская армия является чужой для административной белорусской территории – Гродненской области, а вот заявления о том, что русская армия в 1812 г. была чужой для части Российской империи, воспринимаются вполне нормально. Зигзаги исторической памяти формируются заинтересованными людьми, а заинтересованы они не в объективности, а в том, чтобы любыми способами затормозить интеграцию постсоветского пространства или даже развернуть её вспять. Но в Белоруссии есть силы, которые выступают против ни на чём не основанного ревизионизма. Я уже говорил об участниках конференции «Отечественные войны Святой Руси», есть и другие. Например, белорусские военные чётко дали понять, что они против ревизионизма в вопросе 1812 г. Причём, заявили об этом достаточно конкретно: «Пятая колонна взялась за историю 200-летней давности и под видом "научной" дискуссии, попыталась отменить Отечественную войну 1812 года для белорусов. По существу речь идет о попытках навязать антирусские настроения в обществе с дальнейшей трансформацией их в политические противоречия между нашими братскими народами уже в новом веке…». Думаю, что белорусские военные не только увидели опасность, но и оценили весомость угрозы. Также за сохранение термина выступают ряд белорусских вузов и музеев, которые провели научные мероприятия, где подчёркивалось то, что война 1812 г. была Отечественной. Но силы, выступающие против необоснованного ревизионизма, распылены. Они никем не поддерживаются, зато активно подвергаются необоснованной критике.

В 2013 году в Польше будет широко отмечаться 150-летний юбилей польского восстания 1863— 864 годов. Как эти события, приведшие к массовой резне поляками русских гарнизонов и мирного русского населения и прорусски настроенных поляков и ответной реакции Санкт-Петербурга, интерпретируются в официальных академических кругах Республики Беларусь?

С момента появления белорусского национализма как такового, т.е. с начала ХХ в., начался поиск белорусских национальных героев. Первые белорусские националисты были воспитаны в основном в польской культуре, поэтому переносили польские стереотипы на новую идеологию. Кроме того, белорусский национализм развивался как явление антирусское. Это всё подталкивало к поиску таких национальных героев, которые бы воевали против России. На эту роль был выдвинут польский повстанец Константин Калиновский, которому поменяли имя. Он сначала превратился в Касцюка, а потом в Кастуся. Это закрепилось в период советской власти, только по отношению к Калиновскому был смещён акцент с национального на социальный. После распада СССР образ Калиновского опять стал эксплуатироваться по полной как антирусский проект. Калиновский был одним из региональных лидеров польского восстания 1863-1864 гг., а если он объявлен белорусским героем, то и восстание трактуется как белорусское. Власти стараются несколько дистанцироваться от образа Калиновского как белоруса, например, в своё время не переутвердили статут ордена Калиновского. Орден ввели на волне романтического национализма периода распада СССР, но после, когда переутверждали статуты наград, об этой не вспомнили. Нужно понимать, что период зарождения белорусского национализма в начале ХХ в. и период его повторного всплеска в конце ХХ в. сконструировали представление о том, что белорусский народ постоянно боролся за свою независимость. Естественно, в истории начался поиск событий, которые могли бы иллюстрировать эту борьбу. Поскольку в некоторых эпохах таких событий не встречалось, пришлось под видом белорусской борьбы выдавать польскую. Восстание 1863 – 1864 гг. стало одним из таких примеров. Сейчас за него держатся, даже понимая, что ничего белорусского там нет. Почему это происходит? Думаю, если из белорусской истории убрать польское восстание как символ белорусской борьбы, тогда потеряется присутствие белорусов на исторической арене на всё протяжении второй половины XIX в. Ведь больше ничего героического для белорусов в это время так и не нашли, а мысль, что белорусы всегда с кем-то боролись уже въелась.

Можно ли говорить, что академический официоз РБ в вопросе о Польском восстании 1863 года держится на "польских помочах"? Насколько сильна концептуальная зависимость официальной белорусской историографии и исторической интерпретации от польской позиции в этом вопросе?

Думаю, можно говорить, что польская позиция в вопросе белорусской историографии не так уж сильна. Сильна она была ранее, когда «белорусчину» мыслили в польских категориях. Это стало некой нормой белорусского. Сейчас эта норма воспроизводится не как польская или зависимая от польского мнения, а как собственно белорусская. О польском восстании 1863-1864 гг. большинство говорит уже не как о сугубо белорусском, а как о восстании угнетённых народов против царского ярма. Т.е. образ повстанца до сих пор положителен, а образ защитников законности – отрицателен. Просто сейчас это описывается в менее эмоциональных категориях. Но существует слой историков и псевдоисториков, которые дают волю эмоциям и повторяют штампы периода начала 90- х гг. ХХ в. Хотя, если почитать документы, можно найти много примеров, как «белорусские» повстанцы обращались с белорусскими крестьянами. Не случайно в Минской губернии на народные деньги был поставлен памятник крестьянам-жертвам повстанцев. Не случайно при советской власти этот памятник был разрушен. Памятник уже одним своим существованием портил светлый образ повстанцев, якобы боровшихся за белорусскую независимость и белорусский народ. Не случайно образ Калиновского эксплуатируется сейчас чаще всего именно белорусской оппозицией. Вспомнить, хотя бы самый яркий пример – «белорусский майданчик» во время президентских выборов 2006 г. Палаточный лагерь оппозиция организовала на Октябрьской площади, а площадь для своего психологического и идеологического комфорта объявила переименованной в площадь Калиновского. Это интересный показатель того, как воспринимают образ Калиновского. На это стараются не обращать внимания, но постоянное напоминание, что объявленные белорусами люди воевали против русско-белорусского единства, создаёт в обществе определённый фон, что и отражается на разных уровнях. В том числе и некоторые сотрудники госорганов выступают против интеграции постсоветского пространства, хотя она необходима белорусскому государству и культурно, и экономически, и политически. Поиск «белорусской доли» в польском восстании в 2013 г. будет особо актуален в связи с юбилеем, но и в другое время этот поиск ведётся.

- Александр Дмитриевич, благодарю Вас за обстоятельные ответы на столь непростые вопросы! Желаю Вам и всему братскому народу Республики Беларусь мира и благополучия в наступившем году!

Беседовал руководитель Центра изучения проблем Черноморского региона доктор философских наук Эдуард Попов.