НАТО и Арктика

Аналитика
Доклад начальника сектора международных экономических организаций Центра экономических исследований РИСИ В.М.Холодкова на прошедшей 5 июня в Санкт-Петербурге международной конференции «Арктика в процессе глобализационных изменений», организованной Русским географическим обществом, РИСИ, Санкт-Петербургским государственным университетом и Российским гидрометеорологическим университетом.

В.М. Холодков, начальник сектора международных экономических организаций Центра экономических исследований РИСИ

Потепление климата делает полярные регионы Земли все более доступными для освоения. Начало активной эксплуатации минеральных ресурсов за полярным кругом  и потенциал расширения навигации по Северному морскому пути серьезно повышают геополитическое значение  Арктики.

Этот регион постепенно  становится ареной нового соперничества.  Уже сейчас стало реальностью столкновение экономических интересов ряда крупных и влиятельных держав в Арктике. В условиях нерешенных территориальных споров все это создает потенциальные угрозы для мира. 

Четыре  из пяти арктических  государств – Соединённые Штаты, Канада, Норвегия и Дания – являются членами НАТО. Поэтому возможность вовлечения  Североатлантического блока в споры вокруг освоения Арктики – это не теоретические изыски, а вполне реальная перспектива.

В начале 2009 году была издана Директива №66 Президента США по вопросам политики в отношении Арктики, в которой в частности говорится:

«У Соединенных Штатов Америки имеются широкие и фундаментальные интересы национальной безопасности в арктическом регионе, и они готовы отстаивать эти интересы, как самостоятельно, так и во взаимодействии с другими государствами. Среди этих интересов есть такие вопросы как противоракетная оборона и дальнее обнаружение; развертывание морских и авиационных систем в интересах стратегических морских перевозок; стратегическое сдерживание; морское присутствие; морские операции по обеспечению безопасности; обеспечение свободы судоходства и полетов авиации».

Вслед за американцами о необходимости усиления военного присутствия в  Арктике заявили англичане. Недавно в Лондоне опубликован совместный доклад министерств обороны и иностранных дел этой страны «Стратегическое значение Арктики для Великобритании». В нем говорится, что увеличивающееся по мере таяния ледников водное пространство создаст «новый территориальный фронт» и значительно сократит время перевозки грузов морскими путями, а Британия может быть  втянута в конфликты, связанные с поддержкой союзных государств. Одной из грядущих проблем доклад называет «передовое развертывание надводных кораблей в ранее недоступных районах или военное присутствие в оспариваемых территориальных водах».

Громкие публичные заявления о военно-политической ситуации в Арктике сделал в 2011 году советник канадского правительства по вопросам безопасности Роберт Хуберт. Он  отметил  что «в 2010  году ситуация в Арктике выглядела так же, как в Европе в 1935 году, когда над Германией уже реяли флаги Третьего Рейха. Тогда дело кончилось Мировой войной. Нельзя исключать подобного и теперь».

28-29  января  2009 года Североатлантический альянс провел в столице Исландии Рейкьявике так называемый Семинар по перспективам безопасности на Крайнем Севере. Среди участников был генеральный секретарь НАТО, председатель военного комитета альянса, а также два главных военных руководителя  Североатлантического блока - верховный главнокомандующий ОВС НАТО в Европе, а также верховный главнокомандующий командованием НАТО по трансформации.

Семинар  стал первым мероприятием НАТО, на котором арктическая тематика обсуждалась в контексте военного планирования альянса. В своем выступлении в Рейкьявике генсек НАТО Яап де Хооп Схеффер заявил, что в будущем из-за таяния льда в результате глобального потепления в Арктике откроются новые возможности для судоходства и извлечения полезных ископаемых. Он сказал:  "Некоторые арктические державы усиливают свои военные возможности на Крайнем Севере. Поэтому для альянса совершенно естественно задаться вопросом, как мы будем реагировать на это". И далее: "НАТО будет нуждаться в усилении военного присутствия в Арктике".  Таким образом,  НАТО открыто признала наличие у нее стратегических интересов в Арктическом регионе. Источники в штаб-квартире НАТО признали, что высказывания генсека стали ответом на активизацию России в Арктике.

Руководитель НАТО также подчеркнул:  «Обращаясь к Арктике сегодня, а в будущем и к другим регионам, мы должны не допустить регионализации, так как это путь к фрагментации, а этого мы должны избежать любой ценой».  Под мутным термином «регионализация», очевидно, подразумевались попытки России укрепить свой суверенитет над соответствующими районами Арктики.

Вскоре после этого семинара  адмирал  Ставридис, главнокомандующий союзными войсками НАТО в Европе, в предисловии к статье опубликованной Королевским институтом стратегических исследований в Лондоне, утверждал: «До сих пор споры на Севере велись мирно, однако изменение климата может в ближайшие годы нарушить равновесие и привести к тому, что все будут наперебой стремиться получить возможность эксплуатировать ставшие более доступными природные ресурсы».

В 2009 году бывший глава МИД и Минобороны Норвегии Торвальд Столтенберг  обнародовал доклад с проектом Нордического пакта, предполагающим образование некоей «мини-НАТО» по Скандинавии и Арктике – блока, куда войдут совместные военные и пограничные силы, разведслужбы, центр защиты от кибератак, а также система координации действий в Арктике. Причем Столтенберг прямо заявил, что  Нордический пакт должен будет стать ответом на усилия России по освоению и природных ресурсов арктического шельфа.

Идеи  Столтенберга были  подхвачены уже на официальном уровне англичанами.  В конце январе 2011 года в Лондоне состоялся первый Североевропейский  саммит, в котором приняли участие  политические руководители  Великобритании, Исландии, Швеции, Дании, Финляндии, Норвегии, Эстонии, Латвии и Литвы. На саммите, по сообщениям западных СМИ, обсуждалась идея создания  арктической "мини-НАТО"

Публичные заявления и закрытые натовские дискуссии  сопровождались конкретными мерами по наращиванию военной активности членов НАТО в Арктике. 

С 2006 года в Норвегии ежегодно проводятся международные военные учения. 12-21 марта 2012 года очередные такие маневры под названием Cold Response-2012 («Холодный ответ 2012»)   прошли на территории Норвегии и Швеции. Они стали крупнейшими со времён окончания холодной войны. В них приняли участие 16300 военнослужащих из 15 стран. Информация об учениях была скудной.  Широкой публике стало известно о самом факте их проведения только после катастрофы норвежского военно-транспортного самолёта. Согласно информации Минобороны  Норвегии,  «главная цель зимних учений этого года заключалась в отработке операций высокой интенсивности в зимних условиях в рамках НАТО по мандату ООН».

Норвежские организаторы учений  не раскрывали даже полный перечень стран-участников. Согласно информации с сайта Министерства обороны Норвегии,  участие в учениях принимали военные из 14 стран, среди которых члены НАТО – Норвегия, США, Великобритания, Франция, Канада и Нидерланды, – а также участники программы «Партнёрство во имя мира», в том числе  Швеция. Остальные восемь стран не были названы, однако учения описывались как совместное мероприятие Норвегии и НАТО в рамках программы «Партнёрства во имя мира».  Газета  «Хельсингин саномат», сообщила  об участии в маневрах роты  финских егерей. По данным шведских СМИ, к учениям были привлечены также воинские подразделения  из Дании, Испании, Эстонии, Латвии и Швейцарии. По оценке западных экспертов, участие в маневрах стран, которые не являются членами блока,  прежде всего Финляндии и Швеции, существенным образом меняют военно-политическую обстановку на крайнем Севере.

Военные маневры НАТО в Арктике преследуют одну цель. Блок стремится  продемонстрировать свои военные возможности и получить дополнительные аргументы в информационно-психологическом противоборстве, которое сопровождает дипломатические переговоры.

В 2010 году Норвегия перенесла штаб своего оперативного командования из Ставангера в заполярный Рейтан. В том же году восемь стран Северного совета, в т.ч. Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия и  Швеция,  решили создать совместную Северную боевую группу (Nordic Battle Group) численностью 2200 человек.

С  2007 года Канада проводит в Арктическом секторе  «учения по защите суверенитета» под названием  «Операция Нанук». В 2010 году впервые участие в них приняли подразделения иностранных государств – США и Дании. Канада развернула в арктическом поселке Йеллоунайф подразделение численностью около 100 человек из состава резерва  вооруженных сил, строит арктическую базу для подводных лодок. Дания создает для защиты арктических территорий отдельное военное командование и силы быстрого реагирования, модернизируя и расширяя военную базу в Гренландии.

Вопрос о милитаризации Арктики приобретает особую остроту в  связи с развертываем европейского сегмента глобальной системы  ПРО США.  Как заявил по итогам российско-американской встречи на полях саммита АТЭС в Гонолулу министр иностранных дел России Лавров, американцы не исключают, что могут развернуть  корабли с противоракетными системами не только в Средиземном море, но и в северных  морях, в частности в Баренцевом море, в непосредственной близости от мест базирования наших подводных ракетоносцев Северного флота.  

Каким должен быть ответ России на активизацию НАТО в Арктике?

Важно предпринимать все меры для того, чтобы отстаивать наш суверенитет в этом регионе, избегая конфронтации с  НАТО.  Нужно сконцентрироваться  на поиске совпадающих интересов и на усилиях политико-дипломатического характера.  Сотрудничество России и НАТО по Афганистану свидетельствует о том, что неконфронтационный путь не только возможен, но и наиболее продуктивен.

В то же время, как показывают события последних  10 лет, последним и решающим аргументом в международных отношениях, особенно в спорных вопросах,  по-прежнему остается сила или угроза ее применения. Поэтому по мере освоения природных ресурсов региона и интенсификации использования Северного морского пути  Россия, очевидно, должна будет  наращивать группировку Вооруженных Сил в Арктике.

Принципиальные подходы нашей страны к оценке военно-политической ситуации в Арктике изложены в документе «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года», утвержденном Президентом России в мае 2009 года.  В разделе, посвященном  потенциальным  угрозам  национальной безопасности,  указывается: «В борьбе за топливно-энергетические и другие сырьевые ресурсы нарастает конфликтный потенциал в приграничном пространстве страны, в т. ч. в Арктическом регионе».

В 2008 году на заседании Совета Безопасности был одобрен и затем подписан Президентом еще один документ -  «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу». Согласно  ему, основными национальными интересами Российской Федерации в Арктике являются: «использование арктической зоны РФ в качестве стратегической ресурсной базы страны, обеспечивающей решение задач социально-экономического развития страны; сохранение Арктики в качестве зоны мира и сотрудничества; сбережение уникальных экологических систем Арктики; использование Северного морского пути в качестве национальной единой транспортной коммуникации Российской Федерации в Арктике». В  сфере военной безопасности документом предусматривается:

создать группировки войск (сил) общего назначения Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов (в первую очередь пограничных органов) в Арктической зоне Российской Федерации, способных обеспечить военную безопасность в различных условиях военно-политической обстановки.  

Как подчеркивается в документе, основными мерами по реализации государственной политики в сфере военной безопасности, защиты и охраны государственной границы Российской Федерации, пролегающей в Арктической зоне Российской Федерации, являются:

создание активно функционирующей системы береговой охраны в Арктической зоне Российской Федерации;

развитие пограничной инфраструктуры Арктической зоны Российской Федерации и техническое переоснащение пограничных органов;

создание системы комплексного контроля за надводной обстановкой.

В развитие указанного документа   была разработана Федеральная целевая программа  "Государственная граница Российской Федерации (2012-2020 годы)", которая предусматривает создание в арктическом регионе 20 погранзастав. Они будут дополняться  девятью центрами МЧС и Минтранса, которые должны быть развернуты по программе развития Северного морского пути. Погранзаставы станут первым эшелоном защиты интересов России в Арктике.

В июле 2011 года Министр обороны Сердюков сообщил о планах создания двух «арктических бригад», которые в случае необходимости во взаимодействии с Северным флотом будут готовы выполнять боевые задачи в Арктике. Российские вооруженные силы также активизировали боевую подготовку в арктической зоне. Учения  в Заполярье в 2012 году провела  200-я мотострелковая бригада, дислоцированная под Мурманском. В маневрах участвовали корабли Северного флота, самолеты и вертолеты ВВС и морской авиации.