О ситуации в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР

Аналитика
Внутриполитическая обстановка в СУАР КНР в настоящее время характеризуется ростом напряженности и усилением конфликтного потенциала.

И.Ю.Фролова,

старший научный сотрудник отдела исследований современной Азии



Внутриполитическая обстановка в СУАР КНР в настоящее время характеризуется ростом напряженности и усилением конфликтного потенциала. На протяжении двух лет, прошедших после вооруженных столкновений в г.Урумчи летом 2009 года, ситуация в Синьцзяне оставалась относительно спокойной. Однако недавно в течение весьма короткого отрезка времени на территории района произошло сразу три конфликта на межэтнической почве.


В результате нападения уйгуров на полицейский участок и захвата заложников в городе Хотан 18 июля 2011 г. погибли 18 человек, в том числе сотрудники полиции. Инцидент был расценен официальными властями как «преднамеренно организованный террористической группировкой акт насилия и террора». В городе Кашгар 30 и 31 июля с.г. в результате терактов было убито 19 и ранено более 40 человек. Согласно заявлению местных властей, организовавшие нападения 31 июля 2011 г. преступники владели навыками изготовления взрывчатых устройств и огнестрельного оружия, которые они получили в зарубежных лагерях сепаратистской террористической организации «Исламское движение Восточного Туркестана» на территории Пакистана.


Стоит отметить тот факт, что данные события могут быть приурочены к предстоящему проведению в г.Урумчи Международного форума «ЭКСПО Китай–Евразия». По крайней мере, наиболее громкие вооруженные столкновения в районе в последние годы происходили накануне значимых для Китая событий, имеющих международное значение (Олимпийские игры в Пекине–2008, 60-ая годовщина образования КНР в 2009 году).

Стремление уйгурских организаций привлечь к себе внимание стран Запада является одной из характерных особенностей сепаратистского движения на территории СУАР КНР в последние годы. При этом следует отметить переход сепаратистов к вооруженным методам борьбы за «независимость» Синьцзяна. Свидетельством служит заявление одного из членов радикальной группировки в г.Кульджа (СУАР) о том, что лидеры сепаратистских организаций пришли к выводу о бесперспективности достижения своих целей без широкомасштабной иностранной помощи и перешли к тактике террора с целью привлечения внимания мировой общественности и западных правительств к «уйгурской проблеме». Таким образом, нельзя исключать возможность повторения вооруженных столкновений и межэтнических беспорядков на территории СУАР в ближайшее время.


Власти КНР, признавая невысокую эффективность политики переселения ханьского населения на территорию Синьцзяна, в настоящее время делают упор на повышение уровня жизни местного населения и сглаживание различий в экономическом развитии восточных и западных районов страны. Программа развития Северо-Востока Китая, по мнению властей Китая, ускорит модернизацию СУАР и смягчит напряженность в регионе. Однако со временем данный проект может стать дополнительным раздражителем для уйгурского населения и вызвать дальнейшую эскалацию социального конфликта в Синьцзяне. Уже сейчас в адрес официальных властей государства со стороны уйгуров звучат обвинения в «выкачивании ресурсов» из региона и «энергетической эксплуатации» района в стратегических целях центрального правительства. В рамках реализации Программы наплыв квалифицированной рабочей силы ханьской национальности в СУАР из более развитых районов Китая может привести к обострению напряженности, вызванной проблемой этнической конкуренции за рабочие места.


В настоящее время «уйгурская проблема» продолжает оставаться одним из долговременных дестабилизирующих факторов, своеобразной «миной замедленного действия», заложенной в основу китайской государственности. Следует учитывать также, что страны Запада, обеспокоенные чрезмерным усилением мощи и влияния КНР, могут разыграть «уйгурскую карту» и использовать национальные проблемы и «недемократический характер» китайского руководства для усиления давления на Пекин. В этом случае стоит принимать во внимание тот критический потенциал нестабильности, который может быть экспортирован на территорию государств-соседей КНР.


Синьцзян сегодня является частью региона, где активно проявляются новые вызовы современности, имеющие трансграничный характер: религиозный экстремизм, этнический сепаратизм, международный терроризм, организованная преступность и наркотрафик. Деятельность уйгурских сепаратистских организаций создает предпосылки для конфликта, который может приобрести международный, локальный, вооруженный характер. Если эскалация конфликта будет приобретать более масштабные размеры, то не исключено, что Пекин может перейти к силовым методам решения проблемы, что незамедлительно отразится как на внутриполитической ситуации в самом Китае, так и международных отношениях.


В Пекине четко осознают сохраняющуюся остроту и актуальность проблемы уйгурского сепаратизма, которая в последние годы развивается на фоне нестабильности в Афганистане, обострения религиозного экстремизма и  радикализации ислама. Маловероятно, что китайское руководство  допустит в Синьцзяне какие-либо серьезные потрясения, способные привести к массовым беспорядкам в стране. Исходя из национальных интересов, власти КНР будут прилагать усилия для недопущения дестабилизации и выхода из-под контроля ситуации в СУАР. Такая работа уже проводится, в том числе по линии усиления войсковых частей и боевой готовности подразделений общественной безопасности.


Российская Федерация, также как и страны Центральной Азии, заинтересована в сохранении стабильности социально-экономической и внутриполитической ситуации в Китае и, в частности, в Синьцзяне. В противном случае нашей стране придется столкнуться с проблемами роста трансграничной наркоторговли, неконтролируемой миграции, контрабанды оружия и преступности на своей территории.