В тисках глобального управления

Мы в СМИ
Политолог Тамара Гузенкова — о том, как борьба этатистов и глобалистов в США скажется на будущем национального государства

Громким событием внутриполитической жизни США минувшего уикенда стала отставка главного стратега и правой руки Дональда Трампа в первые месяцы его президентства — Стива Бэннона. Именно с его подачи Трамп говорил о том, что намерен «осушить вашингтонское болото» — Бэннон был главным идеологом процесса возврата США к экономическому национализму в противовес глобалистской экспансии. Похоже, что борьба между глобалистами и этатистами в американском истеблишменте выходит на новый виток. И судя по всему, Трампу будет всё сложнее противостоять той части политических элит, которым он столь смело бросил вызов, входя в Белый дом.

Надо заметить, что в широком смысле многолетние споры о роли государства в эпоху глобализации мировой политики и экономики в конце концов привели к неутешительным для приверженцев этатизма выводам.

Когда говорят о глобализации, то, как правило, в современном западном нарративе подчеркивают ее всеохватность, доминирование, нередко приписывают ей высшую нормативную ценность. Тогда как национальное государство описывается в таких терминах, как «ослабление», «минимизация», «потеря суверенитета», «зависимость» и т.п.

Конкурентами государства становятся всё новые и новые субъекты политики — межправительственные организации, транснациональные корпорации, гражданское общество и даже ряд нелегитимных экстремистских структур, претендующих на свою международную повестку. Не говоря уже о том, что интернет стирает национально-государственные границы и создает иллюзию присутствия в любой точке мира.

Иными словами, нынче государство может обидеть всякий — сверху и снизу, изнутри и извне.

Оно буквально опутано сетями, способными сковывать или, наоборот, высвобождать энергию по усмотрению или в интересах того или иного глобального игрока. «Абсолютизация» интересов национальных государств трактуется как неадекватная реакция на мейнстрим развития постиндустриального мира.

Тем не менее полгода назад антиглобалистские силы вдруг как будто бы получили поддержку с той стороны, откуда они ее совсем не ожидали. А именно — от президента США, страны — воплощения глобализма. Патриарх американской политики Генри Киссинджер в своей новой книге «Мировой порядок» пытается объяснить, что его страна, сыгравшая решающую роль в формировании современного мирового порядка и объединившая нации в рамках «американского консенсуса», действовала во имя «божественного предопределения», а не из побуждений, вызванных национальными интересами. США десятилетиями приучали мир к этой мысли.

А практик Дональд Трамп буквально попрал эти взлелеянные святыни. «Мы больше не станем подчинять нашу страну и ее народ ложной песне о глобализации, — гремел он в своих предвыборных речах. — Национальное государство до сих пор остается истинной основой счастья и гармонии. Я... никогда не позволю Америке вступить в союз, который ограничивает наши возможности контролировать наши собственные дела. Североамериканская зона свободной торговли, к примеру, обернулась абсолютной катастрофой для США, лишив наши штаты производства и рабочих мест. Больше этого не будет. Мы будем двигаться в обратном направлении».

И что же? Пока всё крайне напряженно и неоднозначно. Быстро переломить ситуацию в пользу промышленного капитала и реального сектора экономики за счет ослабления позиций мирового банковского (спекулятивного) капитала явно не удается. Взломать механизмы глобального управления усилиями лишь части элиты в одной, пусть даже самой могущественной стране не так-то и просто. Экономические преобразования в США проходят на фоне выступлений против Дональда Трампа, его преследует жупел импичмента, а война с ним не прекращается и в недрах государственных структур.

Со сложностями воплощается его миграционная реформа, призванная сократить приток иммигрантов и увеличить предложение рабочих мест «американским рабочим».

Президент вынужден был против своей воли подписать закон о новых санкциях против России, о чем свидетельствует запись в Twitter: «Наши отношения с Россией находятся на небывало низком и опасном уровне. Можете поблагодарить конгресс, эти же люди не могут даже дать нам медицину».

Трампом подписан указ «Покупай американское, нанимай американцев» (Buy American, Hire American), который для федеральных агентств носит обязывающий характер. За чуть более чем полгода, миновавших с инаугурации Дональда Трампа, в США добавилось более миллиона ставок. Однако борьба за удешевление рабочей силы уже давно приобрела глобальный характер. Стало быть, обеспечение обещанных 25 млн новых рабочих мест для американцев потребует немалых и при этом согласованных усилий.

Но именно согласованности и консолидации нынешней политике США как раз и не хватает. Что там говорить, если в ответ на объявление Трампом о выходе США из Парижского климатического соглашения, 274 американских мэра заявили, что вопреки федеральной политике Вашингтона они будут его выполнять на уровне своих городов.

В целом столь драматические внутри- и внешнеполитические пертурбации подают тревожный сигнал менее могущественным государствам. Нормы ВТО, требования МВФ вкупе с часто противоречащими национальным интересам государств обязательствами перед международными структурами, а также примат международного права над национальным законодательством — всё это существенно ограничивает их маневр. Но самое важное — глобальное управление включает в себя изощренные механизмы принуждения и наказания «непослушных» (от санкций и эмбарго до открытого военного вмешательства).

Нынешняя мобилизация «глобалистского репрессивного аппарата» (мы видим, как стремительно расширяется список стран, подпадающих под всё более жесткие санкции) говорит о многом. Прежде всего о том, что начался болезненный процесс отхода от неолиберальных правил глобальной игры.

Если в самих США администрация президента-«нонконформиста» подвергается такому прессингу, можно лишь предполагать, какая серьезная опасность грозит другим государствам, бросившим вызов уходящему миропорядку.

Ясно одно: эти перемены не осилить в одиночку. Многое будет зависеть от того, насколько удачными окажутся в будущем различные межрегиональные коалиции и интеграционные объединения и насколько эффективной и осознанной будет региональная политика. Иначе придется согласиться с тем же Киссинджером, предрекающим, что борьба между регионами может оказаться даже еще более изнурительной, чем былые столкновения между нациями.

глобализм США