«Этот генерал подходит для ведущей роли в Сирии»

Мы в СМИ
Сирийская оппозиция впервые назвала кандидата на роль главы коалиционного переходного правительства. Имя возможного нового лидера страны прозвучало в интервью, которое дал руководителю Центра Азии и Ближнего Востока РИСИ Е.В. Супониной Мишель Кило - руководитель «Демократической трибуны» Сирии.

Е.В. Супонина, кандидат философских наук,

руководитель Центра Азии и Ближнего Востока РИСИ

Сирийская оппозиция впервые назвала кандидата на роль главы коалиционного переходного правительства. Имя возможного нового лидера страны прозвучало в интервью, которое дал  руководителю Центра Азии и Ближнего Востока РИСИ Е.В. Супониной Мишель Кило - руководитель «Демократической трибуны» Сирии.

На этой неделе в Москву приедут представители нескольких оппозиционных организаций Сирии. 10 июля с Сергеем Лавровым встретится новый лидер эмигрантского Сирийского национального совета Абдель-Басит Сида.


9 июля в российской столице проведет переговоры известный сирийский политик Мишель Кило - руководитель «Демократической трибуны» Сирии. Эта организация объединяет многих оппозиционеров за рубежом и внутри страны. Перед вылетом в Москву Мишель Кило дал интервью «Голосу России».

Лидеры сирийской оппозиции ранее провели уже не одну встречу с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым. Позиция России вам хорошо известна. Зачем же вы приехали в Москву снова? Вы рассчитываете на какие-то изменения?

- Мы рассчитываем на продолжение диалога. Это главное. Выход из кризиса в Сирии пока не найден. А это значит, что надо более интенсивно его искать. Мы заинтересованы в решении, Москва тоже. То есть основа для продолжения диалога имеется. Вместе найти выход легче.

К тому же нам уже не кажется, что позиция России неизменна. В последние недели из уст российских политиков прозвучало несколько заявлений, из которых следуют намеки на что-то. Нам хотелось бы прояснить для себя, о чем именно идет речь. В Москву приезжали некоторые другие оппозиционные группы. Наша же организация впервые проводит переговоры с руководителем и другими чиновниками министерства иностранных дел.

Москва в последние дни резко раскритиковала Запад за однобокую поддержку оппозиции, а саму сирийскую оппозицию – за нежелание сесть за стол переговоров с представителями властей Сирии. Что вы ответите на эту критику?

- Насчет критики в адрес Запада - это полное право России. Мы за политику западных стран не отвечаем. Кто хочет критиковать Запад – пожалуйста, критикуйте, это для нас не проблема. Но вот насчет того, что оппозиция не хочет вести переговоры с правительством, то это не так. Оппозиция с 2001-го года искала точки соприкосновения с властями. Были попытки наладить национальный диалог. Однако, как известно, не получилось, причем не по нашей вине. Ведь кризис, разразившийся в 2011-м году, назревал давно. Еще 12 лет назад было ясно: или реформы, или ситуация взорвется.

Но в рядах самой оппозиции сегодня не все так ладно. В начале июля прошел съезд оппозиции в Каире, и хотя были примирительные заявления и общая платформа для действий, но разногласий скрыть не удалось. Дошло до словесных перепалок, публичных конфликтов, например, между сирийскими арабами и курдами. В чем проблема?

- Проблема между нами и нашими курдскими братьями заключается в том, что мы хотим перейти к демократии, соответствующей требованиям эпохи, а некоторые курды все еще остаются в том прошлом, где часто во главу угла ставился национализм. Мы им говорим: давайте сначала добьемся для всех настоящей демократии в Сирии, а потом уже вернемся к вашему вопросу. А они говорят – нет, дайте нам сначала такие-то гарантии таких-то национальных свобод и полномочий. Это проблема серьезная, но, думаю, решаемая. Мы вместе боролись и готовы бороться, это нас объединяет.

Это касается не только курдов. Некоторые другие оппозиционные партии и движения, к сожалению, тоже до сих пор живут в прошлом, откуда проистекают и некоторые разногласия в политических программах. Кстати, меньше всего разногласий с теми оппозиционерами внутри страны, которые занимаются конкретными практическими делами.

Представители Свободной сирийской армии и вовсе не приехали в Каир на конференцию. А чем вызваны разногласия с военным крылом оппозиции?

- Во-первых, хотим мы этого или нет, но Свободная сирийская армия уже стала реальной и основной силой среди всей оппозиции. Но я и некоторые другие коллеги выступаем против того, чтобы оппозиция вставала на вооруженный путь борьбы. Мы в «Демократической трибуне» считаем, что можно добиться своих целей мирным путем. Другие же оппозиционеры настаивают на вооружении оппозиции. Здесь между нами серьезные разногласия.

В последнее время у вас было несколько публикаций об экономическом положении в Сирии. Против страны действуют санкции со стороны США и Евросоюза. Как с этим обстоят дела?

- Надо признать, что высокую цену за все происходящее пока платит не столько режим, сколько народ. Во многих районах у людей нет бытового газа, к примеру. Или, представьте себе, что еще недавно не пригодившиеся овощи, те же кабачки, просто выбрасывали в конце дня на заднем дворе хозяйства, а теперь их продают за три доллара килограмм. Санкции, целью которых был режим, стали, хотя и по вине того же режима, санкциями против сирийского народа.

Международные посредники, в том числе Россия, на конференции в Женеве в конце июня договорились о том, чтобы в Сирии было создано переходное правительство национального единства. Кого хочет видеть оппозиция на посту главы этого правительства? В последние дни, по слухам, называют даже фамилию бывшего главы генштаба Сирии Хикмата Шахаби, несмотря на его возраст.

- Насчет этой кандидатуры не знаю. Но вопрос серьезный. И он серьезно обсуждается. И есть, например, генерал Манаф Тласс, сын бывшего министра обороны, в прошлом соратник президента Башара Асада.

Вам известно, что недавно генерал Манаф Тласс покинул Сирию. Где он находится, это секрет, хотя скажу вам, что давно хорошо его знаю. Нам известно, что он сразу же разошелся с Башаром Асадом в вопросе о путях решения сирийского кризиса. Тласс проявил готовность к реформам и предлагал решать проблему мирно, но Асад выбрал силовой вариант. Для нас этот генерал, не запятнавший себя, является одной из приемлемых фигур.

Генерал Манаф Тласс вполне подходит на ведущую роль в предстоящий период в Сирии.

Мой последний вопрос касается того, что 20 июля истекает трехмесячный мандат миссии наблюдателей ООН в Сирии. Должны ли они остаться?

- Международные наблюдатели должны остаться в Сирии. Необходимость в этом есть. Их численность (сейчас это до 300 человек – Ред.) должна быть увеличена. А полномочия – расширены. Наблюдатели физически должны находиться во всех тех районах, где возможны вспышки насилия. И должны обладать правом прекратить насилие, от кого бы оно ни исходило. 

Источник: «Голос России».