Россия в зеркале мировых СМИ: забыть о Крыме

Мы в СМИ
Эксперт РИСИ Игорь Николайчук комментирует медиастатистику - данные проекта «Россия в мире», подготовленные МИА «Россия сегодня» по итогам анализа материалов мировой прессы, посвященных российской теме, в период с 17 по 23 марта.

Апология статистики

Гуманитарии статистику издавна не жаловали. Для них полет мысли, её свобода было главное, а цифры и объективные данные казались колючей поволокой, шорами и насилием над воображением.

Маститый и весьма популярный английский поэт, специалист по античной филологии, гордость Кембриджа Альфред Эдвард Хаусман иронично и, поверьте, совершенно не к месту, выдал замечательную метафору: «Джентльмены, которые используют статистические диаграммы, похожи на пьяниц, использующих фонарные столбы: фонари нужны не для освещения пути, а для маскировки собственной неустойчивости». Кто бы отказался от такой цитаты! Её подхватили все, кому надо было высказаться по поводу статистики.

Но как быть политикам, особенно в тех случаях, когда на карту поставлена не только личная карьера, но и безопасность, а то и существование государства? Им собственная устойчивость очень даже необходима. Да и устойчивость социума, проще говоря — стабильность ситуации в стране, подвергать опасности не стоит.

Призовём на помощь политическую медиаметрию и попытаемся дать властным структурам и госчиновникам средства не столько для вдохновения, сколько для укрепления разумной политической воли. Внесём свою лепту в оценку значения воссоединения Крыма и Севастополя с Россией. А главное — попробуем все-таки осветить путь.

Лепта — это древнегреческая, а потом и греческая копейка. В сложном, неоднозначном, но ставшем неожиданно актуальным стихотворении Максимилиана Волошина «Дом поэта» Крым представлен как сложнейший геополитический и цивилизационный узел, земля переплетения историй народов и мировых процессов. Данное обстоятельство подчёркнуто так: земля Крыма — простор для нумизмата:

«От римских блях и эллинских монет
До пуговицы русского солдата.

А вот вопрос: как переплетены интересы разных стран вокруг Крыма? Сегодня и год назад? Какова именно в этом контексте динамика медиастатистических показателей? В сравнении март 2014 г. с мартом 2015 г.

Год назад события вокруг Крыма были супергорячей мировой новостью. Число статей просто зашкаливало. Никогда ещё столько про Россию не публиковали, даже во время выборов президента. Причём на первом месте была отнюдь не украинолюбивая Германия (она была лишь третья), а англосаксы — Великобритания и США. На четвёртом месте, кстати, уверенно держалась Италия. Это к вопросу о римских бляхах.

Сегодня все это кажется каким-то недоразумением. В марте 2015 года на первом месте… Япония! Конечно, законы функционирования СМИ диктуют простую вещь: нельзя кормить читателей и зрителей одним Крымом. Число материалов должно было резко упасть. Годовщину возвращения Крыма практически никто не заметил. Да это, наверное, западным политикам и выгодно. Но глубина падения все-таки не может быть совсем случайной.

Можно сказать, страны разбились на две группы. Например, фактически «отстранились» от Крыма Соединённые Штаты (падение в 40 раз), Италия (в 38 раз); как ни странно, Украина (да украинцам сейчас и не до Крыма — 22 раза). Такие страны, как Франция, Германия и Великобритания в определённой степени сохранили заинтересованность (число публикаций упало в 7,5, 9,2 и 13,7 раз соответственно).

По индексам агрессивности картина абсолютно прозрачная. США подобрели (ИА был 22, стал 12). Ещё более подобрела Франция (было 12,5, стало всего 1,3). Лояльная к нам Италия и солидная Великобритания сохранили свои позиции (0,6-0,8 и 7-6). Сильно нарастили негатив только Германия (было 28 стало 44) и (это понятно) Украина (4,5 — 7,0).

С учётом всего сказанного оказывается, что только Германия продолжает пугать своих граждан российским Крымом. Не хочется разбирать этот вопрос подробно, но Гитлер одно время мечтал превратить полуостров в «страну готов» и переселить туда немцев из итальянского Южного Тироля, Транснистрии и даже из Палестины.

А СМИ остальных стран, как представляется, транслируют своим читателям и зрителям такую идею: русские, конечно, нехорошо поступили, не по-европейски, но что поделаешь — Крым их.

Информационная активность: и скучно и грустно…

Активность зарубежных СМИ за период c 17 по 23 марта 2015 года по сравнению с предыдущим анализируемым периодом (c 10 по 16 марта 2015 года) упала почти на 7% (1215 материал против 1301).

Доминантными темами стали «Проблема Крыма в контексте внешней политики России» и «Россия в контексте политического и военного кризиса на Украине».

Лидерами по числу публикаций опять остались Германия и Великобритания, но, честно говоря, ничего интересного из контента они не представили. Появились какие-то непонятные призывы к консолидации Запада перед «угрозой со стороны России на Украине»: «Запад должен показать Кремлю, что у него серьёзные намерения в отношении Украины» (The Financial Times, 23.03.2015, Великобритания). Но это уже привычно и совершенно бессмысленно. «Запад» как раз в этом вопросе «растягивает» сам себя во все стороны. Во всем теперь (таковы новые правила хорошего тона) виноват 44-й президент США: «Дипломатическая катастрофа Обамы» (The Toronto Sun, 23.03.2015, Канада).

Самой информационно агрессивной страной в очередной раз оказалась Эстония, но публикаций там по России так мало (всего 11 единиц), что это скорее «статистическая гипотеза», чем что-то серьёзное.

Наиболее нагружен негативом сюжет «Убийство Бориса Немцова», но и здесь есть интересный момент: событие перестало интересовать иностранных журналистов. Публикаций почти нет. Тема отработана и, хотя следствие ещё не окончено, все равно забудьте.

Наш выбор: защитим наш МИД от нападок дилетантов

Вот хоть какая-то волна на плоской сегодня информационной поверхности. «Взрыв возмущения» вызвала статья российского посла в Дании Михаила Ванина, опубликованная в ведущей датской газете Jyllands-Posten, по совпадению, как раз в день юбилея министра иностранных дел Сергея Лаврова.

«Не думаю, что датчане полностью отдают себе отчёт в том, что случится, если Дания присоединится к американской системе ПРО. Дания будет тогда частью военной угрозы для России…, а датские военные корабли станут законной мишенью для российских ядерных ракет, — пишет посол. — Это, конечно, ваше решение, но я хочу указать на то, что вы потеряете и деньги, и безопасность» (Jyllands-Posten, 21.03).

«Похоже, он слишком много выпил, — заметил датский политик Николай Виллумсен (Nikolaj Villumsen), депутат датского парламента, ранее — активист «Народного движения против ЕС». — Я предложу правительству запросить Москву — это действительно их официальная линия?» (Expressen, 21.03).

Хольгер К Нильсен (Holger K Nielsen), представитель социалистической народной партии по вопросам обороны и бывший министр иностранных дел, был «обескуражен» статьёй Ванина: «Создаётся впечатление, что русские только и умеют, что раздувать конфликты» (Expressen, 21.03). «Это просто сумасшествие какое-то!» — цитирует политика норвежская газета VG Nett (21.03).

Полноте! Не прикидывайтесь, датские политики. Есть такие понятия в международных отношениях, как стратегическая стабильность, ядерное сдерживание и весь круг связанных с ним вопросов, которые обросли договорами, в том числе и по СНВ, инспекциями на местах и массой других вещей. Это высшая математика политики в области международной безопасности, чрезвычайно тонкая и ответственная сфера. В этой сфере есть такое понятие, как «деклараторная политика». Не декларативная, этот термин несёт совсем другой, уничижительный смысл, а именно деклараторная. Деклараторная (декларационная) политика сводится к тому, что высшие должностные лица государства или уполномоченные ими чиновники делают те или иные заявления по вопросам разработки, размещения, использования в конкретных ситуациях и т.д. ядерного оружия, которые мало что говорят специалистам, но рассчитаны в первую очередь на некий общественный резонанс.

Например, глава ядерного государства заявляет, что по его приказу «из полётных заданий ракет исключаются цели, расположенные на территории такой-то страны», или «мы прекращаем наработку оружейного плутония», или же угрожающее «мы готовы включить акватории, расположенные близ «чего-то там» в зоны патрулирования наших атомных подводных лодок с ракетами на борту» и пр. Эксперты сразу поймут и скажут кому надо, что ввод координат целей в бортовой компьютер МБР занимает доли секунды и вообще здесь это не при чём, плутония в конкретной стране навалом, зачем реакторы зря гонять, а в указанные зоны патрулирования вряд ли кто приплывёт, поскольку большого смысла в этом нет. Но политики отлично поймут, что ядерный оппонент считает, что противник перешёл некую пресловутую «красную линию», национальная безопасность по его понятиям нарушена, надо срочно разруливать ситуацию или как-то учиться жить в изменившихся условиях. Более опасных, чем ранее.

С этой точки зрения посол в Дании Михаил Ванин поступил как профессионал. Какие «красные линии» нарушили или собираются нарушить датчане, это, как говорится, и ежу ясно. А почему он сделал это в форме акции публичной дипломатии? Это сегодня и эффективно, и в тренде.