Новые вызовы безопасности Центральной Азии: биологическая угроза

Аналитика
ОДКБ и другим заинтересованным странам целесообразно прояснить будущий статус ЦРЛ в Казахстане

Доклад на конференции РТСУ «Проблемы безопасности государств Центральной Евразии в условиях современного мироустройства» (27 марта 2014 г., Душанбе) 

Помимо традиционных рисков в ЦА растет актуальность новых вызовов безопасности. Их значение со временем будет только возрастать. Одна из наиболее актуальных угроз – биологическая.

Формально Конвенция о запрещении биологического и токсинного оружия (КБТО), к которой присоединились США и СССР, была принята еще в 1972 г. Однако ее реализации на практике мешало и мешает отсутствие механизма верификации и взаимных проверок. В 2001 г. Россия предложила такой механизм, разработав с другими странами соответствующий протокол. Однако США не только отказались его подписать, но полностью вышли из переговоров и стали формировать по всему миру закрытую систему военных биологических объектов. В последние годы такие объекты появились и у границ России, Ирана и КНР. Пентагоном созданы биологические лаборатории в Грузии и на Украине, а недавно запущен проект в Центральной Азии.

Министерство обороны США приступило к строительству военно-биологической лаборатории в Казахстане, которая, по оценкам российских отраслевых экспертов, несет прямую угрозу национальной безопасности не только стран ОДКБ, но также Ирана и Китая. Строительство Центральной референс-лаборатории (ЦРЛ) ведется на базе Казахстанского научного центра карантинных и зоонозных инфекций в Алматы (КНЦКЗИ). Работы начались в 2010 г., но фактически активизировались в последнее время. Ввод в строй объекта назначен на 2015 г. Параллельно о планах создать свою лабораторию в Киргизии, стоимостью 60 млн дол., объявила Канада – союзник США по НАТО.

Несмотря на заявленное гражданское назначение лаборатории в Казахстане, есть все основания полагать, что она будет использоваться американцами для проведения запрещенных военно-биологических разработок, направленных против России, Ирана и КНР:

- Комплекс возводится на средства Министерства обороны США.

- Его стоимость (102-108 млн дол.) существенно выше стандартных затрат и указывает на намерение разместить оборудование двойного назначения.

- Предполагаемое число сотрудников (250 человек) в десять раз превышает персонал, необходимый, по стандартам ВОЗ, для обслуживания гражданских лаборатории с заявленными целями, и на 80 человек – текущий штат КНЦКЗИ.

- Руководителем ЦРЛ, предположительно, может быть назначен Канат Алибеков – человек с крайне противоречивой репутацией (бывший советский военный микробиолог, которого коллеги считают перебежчиком). В 1992 г. он эмигрировал в США, где раскрыл детали военно-биологической программы СССР и получил американское гражданство.

- Нахождение ЦРЛ в крупнейшем городе Казахстана (на чем настояли американцы), в сейсмоопасном районе, поблизости от жилых кварталов и большого транспортно-логистического узла необоснованно с точки зрения безопасности гражданского объекта, но целесообразно для осуществления враждебных акций.

- Несмотря на заявления о передаче ЦРЛ после завершения работ в ведение Минздрава РК, подобные объекты в других странах, как правило, функционируют в закрытом режиме, возглавляются лояльными Вашингтону военными или сотрудниками спецслужб, укомплектовываются иностранным персоналом, тогда как представители местного гражданского здравоохранения не имеют к ним прямого доступа. Яркий пример - лаборатория в посёлке Алексеевка близ Тбилиси, руководителем которой ранее был назначен бывший шеф грузинской разведки Анна Жвания.

Если названные опасения верны, то создание лаборатории в Казахстане позволит Пентагону решать следующие задачи:

- собирать информацию о территориальных микроорганизмах для создания нового поколения высокоэффективных наступательных биологических вооружений против РФ, Ирана и КНР (действующих с учетом местных климатических условий, особенностей флоры и фауны, каналов распространения патогенов и т.д.). В ЦРЛ в Казахстане будут поступать и обрабатываться данные с многочисленных зональных биологических станций, профинансированных США в различных регионах РК.

- проводить диверсионные операции, направленные на нанесение ущерба экономике (уничтожение поголовий скота, дискредитацию продукции на мировых рынках) и человеческому потенциалу России, Ирана и КНР (снижение иммунитета, способности к воспроизводству и т.д.). По всем признакам, одной из таких диверсий была вспышка в 2013 г. африканской чумы свиней на Юге и в Центре России (атипичная устойчивость к условиям северных широт, скорее всего, была привита вирусу в американской ЦРЛ в Грузии). О решительности США говорит тот факт, что подобные операции они широко практикуют не только за океаном, но и в непосредственной близи от собственных границ на Кубе.

- усиливать зависимость других стран от продукции западной фармацевтической индустрии, предлагая лекарственные препараты от заболеваний, искусственно созданных с помощью сети ЦРЛ.

- обходить ограничения, налагаемые КБТО 1972 г., отказывая иностранным инспекторам в доступе к объектам за пределами национальной территории; не опасаться протестов американской общественности и последствий нарушения американского законодательства в данной сфере.

Названные риски будут многократно усиливаться свободным товарообменом между Россией и Казахстаном в рамках Таможенного союза, трудовой миграцией из Центральной Азии и близостью потенциальных очагов опасных болезней (в частности, природных очагов сибирской язвы и чумы в Казахстане и Киргизии, от которой в августе 2013 г. здесь впервые с 1981 г. заболел и умер подросток).

С учетом сказанного, участникам ОДКБ и другим заинтересованным странам целесообразно прояснить будущий статус ЦРЛ в Казахстане и условия ее работы. Отсутствие прозрачности вызывает особые опасения (казахстанские журналисты, например, обнаружили, что в градостроительных органах Алматы отсутствует проектная декларация американской компании AECOM – подрядчика объекта). Необходимо разработать и принять соглашение о мерах биологической защиты в рамках ОДКБ, запрещающее деятельность военных биологов третьих стран (и работы в их интересах) на территории государств-участников и предусматривающее механизм верификации (на эту деятельность мог бы быть распространен декабрьский Протокол ОДКБ 2011 г. о размещении объектов военной инфраструктуры на территориях государств - членов ОДКБ только с согласия других участников). Крайне важно расширять сотрудничество с Ираном и КНР в вопросах биологической защиты, в частности наладить обмен информацией об общих угрозах и совместную дипломатическую работу. Наконец, можно было бы рассмотреть возможность предоставления Казахстану альтернативной технической помощи со стороны России по оборудованию ЦРЛ и других биологических объектов с целью их совместной эксплуатации.

В заключении хотелось бы вспомнить русскую поговорку: «Бесплатный сыр – только в мышеловке». Не будем в нее попадаться и воспринимать Пентагон как благотворительную организацию.