Идея ДЕБ и проблемы безопасности в Азии

Аналитика
Идею Договора о европейской безопасности (ДЕБ) можно понимать, прежде всего, как отражение обеспокоенности России относительно хода и последствий тех «перестроечных» процессов в Европе и в мире в целом, которые получили развитие после окончания «холодной войны», и связаны с попытками навязать Москве условия, не в полной мере учитывающие или вообще игнорирующие российские интересы.

К. А. Кокарев

первый заместитетель директора РИСИ

доктор исторических наук


Идею Договора о европейской безопасности (ДЕБ) можно понимать, прежде всего, как отражение обеспокоенности России относительно хода и последствий тех «перестроечных» процессов в Европе и в мире в целом, которые получили развитие после окончания «холодной войны», и связаны с попытками навязать Москве условия, не в полной мере учитывающие или вообще игнорирующие российские интересы. Очевидно, что продвижение НАТО на Восток, создание третьего позиционного района противоракетной обороны в Европе, попытки выстроить систему безопасности на континенте без равных гарантий для всех государств – все это не может оставить российскую сторону без адекватной реакции в виде ответных мер по защите собственных интересов. Об этом неоднократно заявляли и Президент, и Председатель правительства России, другие официальные лица, занимающиеся профильными вопросами.


В свете обсуждаемой темы и в контексте развития идеи ДЕБ следует отметить, что комплексный подход к обеспечению безопасности, учет всей совокупности геополитических интересов России требуют одинаково внимательного отношения и к обстановке на европейском континенте, и к  ситуации, которая сегодня складывается на восточных рубежах нашей страны, в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в Восточной Азии. Применительно к Европе пусть небольшой, но конкретный шаг сделан – выдвинута идея Договора о безопасности, проводятся консультации, осуществляется обмен мнениями,  ведется оценочно-прогностическая работа экспертов и т.п.


Почему назрела, на наш взгляд, острая необходимость поднимать и решать аналогичные вопросы на Востоке?


Во-первых, происходит значительное общее усложнение международно-политических и экономических процессов, сопровождающих развитие глобализации и формирование полицентричности современного мироустройства на фоне преодоления последствий мирового финансово-экономического кризиса, изменения возможностей, потенциалов и темпов вхождения стран в русло развития на новых условиях. При этом резко возросли взаимозависимость и взаимовлияние этих процессов. Сегодня то, что происходит на Западе, легко отзывается на Востоке, и наоборот. На эти очевидные зависимости и вызовы уже невозможно не реагировать. Например, Азиатско-Европейский форум (ASEM) – стоит в ряду начальных попыток в складывающейся ситуации учитывать и согласовывать интересы десятков государств, расположенных на разных континентах. Другой пример: на прошедшей недавно в Москве международной конференции «Россия и Китай: стратегия развития и взаимодействия» (24-25.02.2011) директор департамента Европы и Азии Международного отдела ЦК КПК Тянь Юнсян откровенно говорил о том, что нынешние события в арабских странах чрезвычайно беспокоят Китай, так как они могут реально оказать негативное влияние на ситуацию в Центральной и Юго-Восточной Азии, нарушить там и без того хрупкую стабильность. Действительно, разворачивающиеся сегодня события вокруг Ливии показывают, что порождаемая ими нестабильность, в принципе, достаточно легко может распространиться и на другие страны и, возможно, регионы.


Во-вторых, повышение роли и значимости Азиатско-Тихоокеанского региона в общем процессе современного развития мирохозяйственных связей, обеспечения их прочности, стабильности и позитивного влияния на глобальную экономику, безопасность и международное сотрудничество в разных сферах.


В-третьих, сохранение в Азии острых очагов напряженности (Корейский полуостров, Тайваньский пролив, Восточно-Китайское и Южно-Китайское моря и др.), наличие между отдельными странами региона территориальных споров, весьма далеких от разрешения и способных стать причиной серьезных обострений межгосударственных отношений с возможным вовлечением вооруженных сил противоборствующих сторон.


В-четвертых, слабость существующей системы безопасности в Азии, отсутствие действенных механизмов, позволяющих своевременно находить решения по снижению рисков возникновения военных конфликтов и иных угроз, включая нетрадиционные, которые могут серьезно дестабилизировать ситуацию в регионе и в мире в целом.


В связи с этим вполне логичным продолжением идеи Договора о европейской безопасности является российско-китайская инициатива по формированию новой архитектуры безопасности в Азии. Как известно, главы России и Китая во время визита в КНР российского президента (26-28.09.2010 года) приняли решение совместно выступить с инициативой «по укреплению безопасности в АТР в духе взаимной выгоды, равноправия и взаимодействия». Как было подчеркнуто в Совместном заявлении Российской Федерации и Китайской Народной Республики о всестороннем углублении российско-китайских отношений партнерства и стратегического взаимодействия (28.09.2010 года), «стороны выступают за создание в Азиатско-Тихоокеанском регионе открытой, транспарентной и равноправной архитектуры безопасности и сотрудничества, основанной на принципах международного права, внеблоковых началах и учете законных интересов всех стран».


Стороны подчеркнули, что в интересах стабильности и безопасности в АТР, как и в Европе, требуется подтверждение всеми государствами региона приверженности принципу «равной и неделимой безопасности», а также соблюдения ряда других основополагающих международно-признанных норм и принципов. Очевидно, это также должно найти отражение в отдельном юридически обязывающем документе, появление которого пока представляется делом чрезвычайно сложным и требующим длительных и очень непростых переговоров между всеми заинтересованными сторонами.


Тем не менее, процесс, можно сказать, пошел. Сегодня по вопросу подготовки документа, представляющего совместную российско-китайскую инициативу по формированию новой архитектуры безопасности в Азии, ведутся активные двусторонние консультации на уровне старших должностных лиц внешнеполитических ведомств России и Китая.


Таким образом, сама идея Договора о европейской безопасности, на наш взгляд, представляется весьма своевременной и конструктивной, поскольку заставляет мыслить, говорить, а главное – действовать в интересах обеспечения устойчивого мира и безопасности всех стран без исключения. Причем не только на Западе, но и на Востоке.