Решение парламента Грузии – политический и непродуманный шаг, затрудняющий восстановление диалога грузин и народов Северного Кавказа

Аналитика
20 мая 2011 года парламент Грузии на пленарном заседании единогласно принял резолюцию «О признании геноцида черкесов, осуществленного Российской империей». В голосовании по резолюции приняли участие 95 из 97 зарегистрированных депутатов. Все они высказались в пользу её принятия.

Э.А. Попов,

руководитель Черноморско-Каспийского информационно-аналитического центра РИСИ

20 мая 2011 года парламент Грузии на пленарном заседании единогласно принял резолюцию «О признании геноцида черкесов, осуществленного Российской империей». В голосовании по резолюции приняли участие 95 из 97 зарегистрированных депутатов. Все они высказались в пользу её принятия.


В документе отмечается, что Российская империя проводила в отношении черкесов колониальную политику и провела этническую чистку во время российско-кавказских войн в 1763-1864 годах. Заявляется, что в тот период в результате многократных военных экспедиций были убиты или погибли от голода свыше 90% черкесского населения. Также в вину Российской империи ставится переселение других народов на освободившиеся в результате войны территории.


Этому событию предшествовала определенная подготовительная работа. В марте и ноябре 2010 года в Тбилиси прошли две конференции по «черкесскому вопросу» «Скрытые нации, продолжающиеся преступления: Северный Кавказ между прошлым и будущим». Вместо ученых-кавказоведов на форуме были представлены ангажированные деятели, известные своей антироссийской позицией. Основным на них являлся «черкесский вопрос», но было уделено внимание и другим «продолжающимся преступлениям». Трагифарсовость ситуации подчеркивало участие на одном мероприятии представителей Организации матерей Беслана и чеченских сепаратистов.


Сразу же по завершении мартовского форума было заявлено о вынесении на рассмотрение грузинского парламента вопроса о признании «геноцида черкесов» в годы Кавказской (или, как принято говорить в националистических кругах, Русско-Кавказской войны). Необходимо отметить, что наиболее трезвые головы из числа грузинских парламентариев и политологов предостерегали против чрезмерной политизации событий исторического прошлого. Ни у кого не возникло сомнений, что тбилисские форумы – именно политические акции официального Тбилиси с целью насолить России. Этого не скрывали и сами инициаторы проекта с грузинской стороны. Вторая цель, которую ставили перед собой организаторы антироссийских форумов, – обеспечить симпатии черкесских (адыгских) народов Северного Кавказа и черкесских диаспор. Ради этого посчитали возможным не обращать внимание на исторические несоответствия.


Насколько достигнутыми можно считать эти цели по итогам принятой резолюции? Уже сегодня можно сказать, что это решение грузинского парламента приведёт к более неблагоприятным последствиям для самой Грузии, чем для России.


Во-первых, если проанализировать историческую подоплёку этого решения, окажется, что Тбилиси разворошил золу старых адыго-грузинских конфликтов. Грузинские парламентарии грубо и односторонне интерпретировали исторические факты и обошли стороной участие грузин в Кавказской войне. Как известно, грузинское дворянство составляло существенную часть офицеров отдельного Кавказского корпуса, не говоря уже о собственно грузинских милиционных формированиях. Россия, собственно, вступила в Кавказскую войну из-за стремления помочь единоверной Грузии (которой как единого целого на тот момент не существовало), раздираемой Османской империей и набегами лезгин и других северокавказских племён. Участие грузинской аристократии и дворянства в этой войне на стороне России было и масштабным, и искренним. У народов Северного Кавказа хорошо развита историческая память, и резолюция грузинского парламента не сможет ее перечеркнуть.


Во-вторых, этим решением парламентарии Грузии открыли ящик Пандоры, и рискуют навлечь на страну встречные обвинения в этногеноциде. Исторического и современного материала более чем достаточно. Прежде всего, основания обвинить Тбилиси в этнических чистках имеют южные осетины как народ, в наибольшей степени пострадавший от политики унитаризма (в период существования Грузинской демократической республики 1918-1921 гг., в начале 1990-х и в 2008 гг.). Причем, в отличие от научно не мотивированного обвинения Российской империи в намеренном уничтожении адыго-черкесских народов и племён, для последнего обвинения имеется документальная база. Определенные элементы геноцида можно обнаружить при анализе политики современного Тбилиси в отношении национальных меньшинств: армян, аджарцев-мусульман, турок-месхетинцев, которым препятствуют вернуться на историческую родину. Вряд ли стоит сомневаться, что прецедент, созданный самим парламентом Грузии, не подтолкнет их лидеров к выдвижению исков в международные инстанции и парламенты отдельных государств.


В-третьих, принятие резолюции существенно осложнило возможность возобновления диалога грузинского народа и народов Северного Кавказа. Помимо очевидной антироссийской цели резолюция имеет и антиабхазскую: сделать черкесов друзьями саакашвилиевской Грузии и поссорить тех с абхазами. Не удивительно, что многие лидеры черкесских организаций отказались от участия в «прочеркесских» политических мероприятиях, поскольку посчитали это предательством братского абхазского народа. Впрочем, не думаю, что таким примитивным политическим пиаром Тбилиси удастся нарушить единство адыго-абхазского мира. Пройдет небольшое время, спадет эйфория и многие из сегодняшних активистов черкесского движения, поддержавших резолюцию, задумаются об истинных мотивах грузинского парламента и собственной недальновидности. Но доверие к Грузии будет подорвано, а интерес к трагическим страницам истории Кавказской войны надолго приобретет политически ангажированный оттенок, что будет препятствовать их объективному научному изучению.