Тихо перед бурей? Чем опасна ситуация с мигрантами в России

Мы в СМИ
В интернете вновь стала популярна давняя байка про старого узбека. Хлебнувший в России лиха житель Ташкента перед отъездом на родину решил предупредить соседа-русского: мол, не обольщайтесь кажущейся покорностью и забитостью Равшанов и Джамшутов - у мигрантов уже есть деньги и оружие, они поделены на отряды и бригады, а у руководителей есть план. В час икс организованные и вооружённые пришлые начнут методично резать тут иноверцев и иноплеменников. Ну примерно как ИГИЛ (запрещённая в РФ организация) в Сирии. А напуганный Запад будет заботить лишь судьба русского ядерного оружия, на самих русских плевать... Звучит как бред?

Взять нечего?

На фоне новостей из Европы рост страхов насчёт мигрантов понятен. Даже несмотря на то, что их приток в РФ в последние год-два снизился. «Многие приезжали на сезонные работы, отправляли переводы семьям в Узбекистан, Таджикистан, Киргизию, - говорит Дмитрий Александров, эксперт по Центральной Азии Россий­ского института стратегических исследований. - Но рубль падал по отношению к доллару быст­рее, чем валюты этих стран, заработки упали, рабочих мест стало меньше». Кроме того, кому-то из гастарбайтеров въезд в Россию оказался закрыт. В прошлом году глава Федеральной миграционной службы К.Ромодановский сообщил, что в чёрных списках 1 млн 330 тыс. иностранцев. Впрочем, серьёзная кара за нарушение миграционных законов коснулась немногих: лишь для 5 тыс. въезд закрыт на 10 лет, для 50 тыс. - на 5. Тем временем, по данным ФМС, в 2015 г. на территории РФ находились 9,9 млн иност­ранцев и лиц без гражданст­ва (в 2014 г. - 10,9), было выдано разрешений на работу 216 тыс. (ранее 1,3 млн) и трудовых патентов 1,7 млн (2,3 млн в 2014 г.).

Точного числа нелегальных мигрантов у нас не знает никто. Эксперты РАНХиГС, например, недавно насчитали их 4 млн, хотя есть и более пугающие оценки. Но даже на этом фоне цифра в 1,2 млн беженцев на шее 500-миллионной Европы просто меркнет. Каким бы ни было падение рубля, ситуация в экономике у наших соседей ещё хуже. Примета времени: в Москве у входа в дешёвые рестораны можно встретить стайки плохо и не по погоде одетых молодых людей - явно бывших дворников, выпрашивающих деньги или хотя бы объедки. О том, что делают в отношении «аборигенов» те, кто понаглее, говорят криминальные сводки: выходец оттуда-то в тёмной подворотне ударил женщину и отнял телефон, выходец оттуда-то попытался изнасиловать девушку в лифте... Это ещё не потерявшая всякий страх и упивающаяся безнаказанностью толпа, как в Кёльне, но уже и небезропотная масса.

«Доступная нам официальная статистика опровергает представления о более высокой криминальности мигрантов», - утверждает Арина Дмитриева, научный сотрудник Института проб­лем правоприменения (ИПП). Однако признаёт, что статистика показывает лишь вершину айсберга - раскрытые преступления. А незаявленные? А непринятые заявления? А нераскрытые? По данным ИПП, вообще в прошлом году граждане обращались к правоохранителям 29 млн раз, до суда дошёл 1 млн дел, и объяснения этому могут быть самые разные.

Голодные, злые, фанатичные?

«Как говорится, есть ложь, большая ложь и... статистика, - напоминает Константин Крылов, публицист. - Нужно учесть ещё и то, что огромное количество приезжих из культурно далёких от нас регионов уже получили российское гражданство. При этом у нас вообще очень благоприятная среда для развития этнокриминальных сообществ. Некоторые просто боятся заявлять о насилии со стороны их представителей. Вообще ситуация с мигрантами в России уже гораздо хуже, чем в Европе. Просто мы этого пока не понимаем и не хотим замечать».

Тем временем у униженных и голодных работяг-мигрантов кроме воровства и грабежей появилась ещё одна возможность подвести под свои обиды на Россию и борьбу за «место под солнцем» идеологическую базу - примкнуть к экстремистам, съездить в Сирию за опытом. Проповедники и вербовщики, как выясняется, действуют уже прямо в российских городах.

Байка про старого узбека однажды действительно может перестать быть байкой.

миграция Средняя Азия