К вопросу о победе Томислава Николича на президентских выборах в Сербии

Аналитика
20 мая с.г. Сербия в очередной раз удивила мир своей непредсказуемостью. Во втором туре президентских выборов в Республике Сербия победил оппозиционный кандидат, лидер партии прогрессистов Томислав Николич. За считанные дни до выборов сербские СМИ, а с их подачи и мировые, прочили Николичу однозначное сокрушительное поражение.

Н.В. Бондарев, кандидат исторических наук,

старший научный сотрудник отдела евроатлантических исследований.

20 мая с.г. Сербия в очередной раз удивила мир своей непредсказуемостью. Во втором туре президентских выборов в Республике Сербия победил оппозиционный кандидат, лидер партии прогрессистов Томислав Николич. За считанные дни до выборов сербские СМИ, а с их подачи и мировые, прочили Николичу однозначное сокрушительное поражение. Белградский аналитический еженедельник «НИН», например, назвал Николича «умышленно проигравшим» и «вечным лузером». Подобные настроения сербской прессы легко понять, если учесть, что Николич уже дважды попадал во второй тур президентских выборов в качестве соперника Бориса Тадича – в 2004 и 2008 гг. В обоих этих случаях в первом туре Николичу удавалось получить большее число голосов, чем Тадичу, но на финишной прямой лидер Демократической партии Николича уверено обходил. Выборы этого года с самого начала ознаменовались отступлением от уже привычного сценария – Николич проиграл Тадичу уже в первом туре. Теледебаты кандидатов в президенты, предшествовавшие второму туру голосования, явили сербской общественности Томислава Николича в совершенно непрезентабельном виде – вялого, косноязычного, неуверенного, старательно обходящего все острые вопросы. Лишь один раз за все время дебатов Николич вскользь упомянул о «тайкунах» (олигархах), которых нобходимо «обуздать», но развивать эту тему и называть конкретные имена не стал. Николич на самом деле выглядел как человек, уже смирившийся со своим поражением.

Определенную настороженность и сомнение в негативном для Николича результате голосования мог вызвать разве что тот факт, что и его vis a vis, Борис Тадич, также выглядел довольно нерешительно и никак не проявлял свои полемистские способности. Предвыборные дебаты в целом походили на гоголевскую сцену «Чичиков в гостях у Манилова»: «только после вас, любезный Павел Иванович!» - «нет, только после вас, дорогой Василий Сергеевич!» и далее по тексту. Как уже было указано, в СМИ эта обоюдная обходительность интерпретировалась преимущественно в том духе, что Николич заранее смирился с поражением, а Тадичу просто скучно. Радикальные перемены в политической жизни Сербии ничто не предвещало. Тем неожиданнее оказались для широкой общественности результаты выборов.

Сопутствовавшие выборам обстоятельства вносят дополнительную интригу в избрание Николича. В частности, разрыв между двумя кандидатами достаточно невелик – 49.4 % у Николича против 47.4 % у Тадича. Два процента, разделяющие кандидатов, в принципе могут рассматриваться как арифметическая погрешность. Однако Тадич и его штаб не предприняли попытки поставить под сомнение результаты выборов, более того, лидер Демократической партии признал Николича победителем задолго до появления официальных окончательных результатов. Ближе к утру понедельника сербские СМИ объявили, что Николичу уже поступают поздравления от руководства ЕС и НАТО, были даже зачитаны фрагменты поздравительных телеграмм, однако затем эта информация была опротестована. Поздравления Николичу начали официально поступать со второй половины понедельника (21 мая). Как отсутствие сопротивления со стороны Тадича, так и преждевременно всплывшие поздравления Николичу наводят на одну мысль – победа Николича была делом предрешенным, но решение это было принято подлинными хозяевами Сербии буквально накануне голосования. Отсюда «преждевременное погребение» Николича сербскими СМИ, отсюда и неуверенность обоих кандидатов в своих силах, столь ярко проявившаяся в дебатах.

Под «хозяевами Сербии» подразумеваются мэр Белграда и второе лицо в Демократической партии Драган Джилас, медиа-магнат и советник Тадича по экономическим вопросам Срджан Шапер, президент Фонда уникальной политики и председатель совета по международной политике при МИД Сербии Соня Лихт, а также 4-5 наиболее крупных сербских олигархов, с которыми столь неубедительно призывал бороться Николич в своем предвыборном выступлении. Обо всех этих людях, их целях и амбициях, российским читателям впервые подробно рассказал сербский политолог Джуро Билбия, в серии интервью на сайте РИСИ, вызвавшей заметный общественный резонанс. Не возвращаясь к теме «правителей Сербии», уже раскрытой в этой публикации, зададимся вопросом – почему до сего момента вполне устраивавший сербских теневиков и олигархов Тадич вдруг стал неугоден?

Во-первых, Тадич по конституции страны не имел права идти на третий президентский срок, его досрочная отставка накануне выборов несколько усложняет ситуацию, но ничего не меняет по сути. Выбирая между претендентом хорошо знакомым, легко контролируемым, но не вполне легитимным (Тадич), и  еще не опробованным в президентском качестве, но легитимно избранным (Николич), хозяева Сербии и их западные партнеры сделали выбор в пользу Николича. Во-вторых, количество фальсификаций и злоупотреблений на парламентских выборах и выборах в местные органы власти,  проходивших одновременно с президентскими, стало рекордным для новейшей истории Сербии. На сегодняшний день из всех политических партий и движений, участвовавших в выборах, о своем несогласии с официальным результатом, равно как и о выявленных злоупотреблениях, заявило только молодежное консервативное движение «Двери». При этом, многие политические деятели, в том числе Воислав Коштуница, сформулировали свою позицию следующим образом - вопросы по поводу корректности выборов у них есть, но с разбирательствами по этому поводу лучше подождать до избрания президента, и тогда уже высказать все свои претензии скопом, по всем трем предвыборным кампаниям (парламентская, президентская, муниципальная). Избрание Николича настолько спутало карты «системной оппозиции», что об опротестовании результатов парламентских выборов они может быть и вовсе не вспомнят. В случае же победы Тадича вопрос о фальсификациях неизбежно был бы поднят. Сербская желтая пресса, говоря о причинах ухода Тадича с политического Олимпа страны, упоминает также и о плохом состоянии его здоровья, возможно проблемах с онкологического толка. Как бы то ни было, чисто функционально Николич оказывается более удобным, чем Тадич. В этом главный и единственный секрет его победы.

Насколько дееспособным будет Николич в качестве президента? Сербские политологи прогнозируют три основных варианта развития событий. «Малая коалиция». Партии прогрессистов удается сформировать в парламенте коалицию с социалистами вице-премьера Ивицы Дачича и партией ДСС Воислава Коштуницы. Такой вариант дает президенту минимально необходимое число голосов в парламенте, при том условии, что противоположный лагерь – демпартия Тадича и ее сателлиты – действуют более разобщено. Этот вариант представляется сложноосуществимым, в силу непростых отношений Дачича и Коштуницы друг с другом. Коштуница вряд ли согласиться быть третьим партнером в коалиции, где первые партии принадлежат Николичу и Дачичу. «Большая коалиция». Николичу удается договориться с партией Тадича и представителями нацменьшинств. Такая коалиция будет иметь абсолютное большинство в парламенте, что делает возможным быстрое принятие любых, самых непроходных до сего момента решений – о неотторжимости Косово по Конституции Сербии, о членстве в НАТО, о расширении национальных автономий и т.д. Этот вариант далеко не так фантастичен, как может на первый взгляд показаться. Тадич уже продемонстрировал политическую гибкость, сначала сложив себя президентские полномочия раньше срока, а затем уступив победу Николичу. Можно ли ожидать такой же гибкости от Николича? Ответ станет известен в ближайшие месяцы. «Перевыборы». Николичу не удается договориться о совместных действиях ни с кем, кроме Дачича, в худшем случае даже и с Дачичем договориться не удается. Для парламентской республики, каковой является Сербия, это означает невозможность сформировать дееспособное правительство. В такой ситуации Николичу останется лишь распустить парламент и объявить внеочередные выборы. Что направляет Сербию, фигурально выражаясь, на греческие рельсы.

Делать прогнозы о том, по какому из трех этих сценариев будет действовать Николич, нам пока представляется занятием не слишком перспективным. В любом случае, Николич остается фигурой зависимой  - от своих однопартийцев, уже положивших глаз на ключевые министерские портфели, от возможных партнеров по коалиции, от теневиков и олигархов, сделавших его победу возможной.