Политика не успевает за экономикой: эксперты об отношениях России и Грузии

Мы в СМИ
МОСКВА, 25 апр — РИА Новости, Андрей Веселов. На площадках МИА «Россия сегодня» в Москве и Sputnik Грузия в Тбилиси состоялся видеомост «Россия и Грузия в новом международном контексте». В ходе дискуссии эксперты двух стран оценили перспективы российско-грузинских отношений. Они отметили, что отсутствие дипломатических отношений между Россией и Грузией не создает препятствий для торговли, туризма и культурного обмена. При этом международный контекст отношений меняется: Евросоюз переживает кризис, в том числе связанный с миграцией и выходом из ЕС Великобритании, обострились противоречия между Россией и западными странами.

Дезориентация внешней политики

«На протяжении многих лет — уже больше десятилетия — приоритетом для Грузии остается евроатлантическая интеграция, сближение с Евросоюзом и вступление в НАТО, — рассказывает старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО (у) МИД России Николай Силаев. — Хочу обратить внимание: сами партнеры Грузии на этом пути — ЕС, США и НАТО — переживают сегодня определенный кризис. Их способность проводить активную внешнюю политику в краткосрочной и, возможно, среднесрочной перспективе оказывается под вопросом. Много говорится о кризисе в ЕС, остром внутриполитическом противостоянии внутри США. Это состояние может привести к определенной дезориентации внешнеполитических кругов Грузии».

С другой стороны, считает Силаев, «для Москвы приоритетность внешней политики на Кавказе и в том числе на грузинском направлении уходит на задний план. На первый план выходят Украина, кризис в Сирии». При этом эксперт отдельно отметил, что «Грузия избегает участвовать в политике сдерживания по отношению к России». «Тревожная ситуация в мире открывает для Грузии перспективы проявления собственной политической субъектности», — заключает эксперт.

«Мы стали свидетелями грандиозных политических сдвигов — процессы в Европе, на Ближнем Востоке показывают, что фон для двусторонних отношений России и Грузии действительно серьезно меняется», — соглашается директор грузинского Центра глобальных исследований Нана Девдариани. При этом исследователь не берется прогнозировать, к чему именно приведет «дезориентация грузинского правительства» усложнившейся мировой обстановкой.

Девдариани признает, что власти Грузии уже не питают особых иллюзий по поводу евроинтеграции страны, хотя в публичных выступлениях и сохраняют риторику оптимизма: «Все уже давно все поняли, но как при советской власти принято было диссертации начинать с цитат классиков марксизма-ленинизма, так и здесь риторика подтверждает идеи евроинтеграции. Но политический класс понял, что эти идеи, если неотложные вовсе, то в обозримом будущем реализованы не будут». Девдариани также отметила, что в Тбилиси с напряжением оценивают периодически звучащие из Брюсселя предложения «принять долю мигрантов» в связи с европейским миграционным кризисом.

Кто выиграл от сотрудничества с ЕС?

В свою очередь, старший научный сотрудник Российского института стратегических исследований (РИСИ) Константин Тасиц отметил, что «часть населения и часть политического класса Грузии получили от процессов евроинтеграции то, что хотели. Политические элиты получили престиж от того, что они приняты европейской стороной. Выиграла также та часть грузинского общества, которая связана с европейскими структурами, часть гуманитарной интеллигенции, участники совместных с ЕС бизнес-проектов».

Тасиц задается вопросом, насколько велика «выигравшая часть». «Есть эмпирика. И если мы посмотрим на цифры, то увидим, что присоединение Грузии к зоне свободной торговли — часть ассоциации с ЕС — было, скорее, невыгодно Тбилиси. Мы не видим, чтобы это способствовало созданию новых производств, улучшению качества товаров, которые экспортирует Грузия», — отметил Тасиц.

Торговля — двигатель прогресса

«С политической точки зрения узлы противоречий между Россией и Грузией могут затягиваются, но вот с экономической точки зрения есть попытки эти узлы развязать, — говорит профессор Тбилисского государственного университета Иосиф Арчвадзе. — Растет внешнеторговый оборот с Россией, по этому показателю Россия приблизилась к лидеру торгового оборота с Грузией — Турции».

По мнению Арчвадзе, именно экономическая, а не политическая составляющая может дать дополнительный импульс российско-грузинскому сотрудничеству. «По своему географическому положению Грузия могла бы сыграть ключевую роль в распространении российских товаров не только на Кавказе, но и в Азии», — заключил Арчвадзе. Но и сама Грузия может предложить Москве свои товары — и это не только продукты питания. Эксперт отметил, что, например, только за последний квартал Грузия поставила в Россию ферросплавов на сумму, которая превышает суммы поставок вина и минеральной воды.

«Ощутимо продвижение в экономической области, торговле и туризме. В 2016 году Россия вошла в первую тройку внешнеторговых партнеров Грузии», — поддержал коллегу независимый грузинский эксперт Заал Анджапаридзе.

«Торговля будет развиваться, но совместные, более сложные экономические проекты, в том числе энергетические, требуют политического сближения, — добавил Николай Силаев. — Причем умеренного сближения, которое не требует от сторон отказа от принципиальных для них политических позиций». В первую очередь это касается статуса Абхазии и Южной Осетии.

Закавказье Грузия