Как в Казахстане относятся к экономической интеграции с Россией

Аналитика
В политической и экономической элите Казахстана отношение к интеграции крайне неоднозначное

Несмотря на публичную поддержку интеграционных проектов высшим политическим руководством республики и общее позитивное отношение к ним населения, восприятие перспектив Евразийского экономического союза в общественно-политическом истеблишменте Казахстана остается крайне противоречивым. Параллельно возрастают риски падения популярности интеграции в связи с замедлением темпов роста экономик России и Казахстана.

Официальная позиция Астаны, неоднократно изложенная президентом Нурсултаном Назарбаевым, состоит в том, что региональная интеграция в рамках ТС, ЕЭП и ЕЭС является приоритетом внешней политики республики. Сам Н.Назарбаев позиционируется как инициатор создания нового экономического объединения, идею которого он выдвинул еще в 1994 г., что налагает на него своего рода моральную ответственность за развитие интеграции. Главой государства принципиально подчеркивается, что ЕЭС не нацелен на «реинкарнацию» СССР или создание политического блока, а в его основе находятся экономические стимулы. В этой связи в руководстве РК считают преждевременным формирование политических наднациональных органов, таких как Евразийский Парламент, предложенный в 2012 г. председателем Госдумы РФ Сергеем Нарышкиным, а также выступают за более осторожное расширение союза за счет стран со слабой экономикой, таких как Киргизия.  Согласно заявлениям Н.Назарбаева, концентрировать усилия необходимо на утверждении ЕЭС как самодостаточного регионального финансового объединения с перспективой создания общей платежной системы, а затем и единой валюты.

В политической и экономической элите Казахстана отношение к интеграции крайне неоднозначное, учитывая наличие нескольких крупных групп влияния с разнонаправленными интересами, ориентированными на Россию, Запад, Китай и Турцию. Отсюда, преемственность текущего курса Астаны на строительство ЕЭС будет принципиально зависеть от того, какая из фракций утвердится во власти после Н.Назарбаева.

Ангажированное с различными центрами силы экспертное сообщество республики также неоднозначно оценивает интеграционные процессы, хотя единодушно поддерживает необходимость максимального отстаивания интересов Казахстана. При этом как сторонники, так и противники интеграции сходятся во мнении, что интересы РК недостаточно учитываются в ТС и ЕЭП (дискриминация при доступе на рынок РФ), а российской стороной не в полной мере отражается роль Н.Назарбаева и Казахстана в реализации евразийского проекта. Общее сожаление вызывает и тот факт, что Москва игнорирует казахстанские предложения о размещении какого-либо из интеграционных центров в Астане. В последнее время отставание Казахстана от результатов, демонстрируемых в ТС Россией и Белоруссией, и снижение экономической привлекательности России в связи с замедлением темпов роста ее ВВП, создает дополнительный фон для усиления критики интеграционных процессов в РК.

Публикуемые в Казахстане социологические данные об отношении населения к ТС и ЕЭП крайне противоречивы и, как правило, зависят от позиции заказчика. Согласно опросу, проведенному в сентябре 2012 г. Казахстанским институтом стратегических исследований при Президенте РК, из 2 тыс респондентов и 50 экспертов, подавляющее большинство (90,8%) положительно оценивает существующий внешнеполитический курс Казахстана на интеграцию в рамках ТС, ЕЭП и ЕЭС, тогда как ту или иную форму отрицательной оценки высказывают только 6,2%. При этом самая большая доля выступающих за интеграцию зафиксирована среди русских и лиц со средним уровнем дохода, выступающих против – среди малообеспеченных казахов из сельской местности. В качестве наиболее предпочтительных направлений интеграции указываются экономическое (96,4%) и культурно-гуманитарное (94,8%), наименее предпочтительного – военное. Самые востребованные форматы интеграции: объединение Казахстана, России, Белоруссии и Украины (61,2%); интеграция со странами бывшего СССР (36,8%); союз исключительно с Россией  (26,1%); углубленное сотрудничество с ЕС (25,3%); «тюркский союз» (24,4%). При этом причиной наибольшего беспокойства населения РК в связи с участием в ТС и ЕЭП является не утрата суверенитета, а ослабление позиций отечественных производителей и доступ иностранцев на внутренний рынок (56,5%).

Раздробленная непарламентская оппозиция (партии «Азат», «Алга», частично Компартия Казахстана и ряд примыкающих к ним общественных движений), а также националистическая интеллигенция страны настроены по отношению к интеграции резко отрицательно. Их позиция обусловлена как интересами внутриполитической борьбы с «режимом» Н.Назарбаева, так и внешними стимулами со стороны Запада (в частности информационной поддержкой финансируемых из-за рубежа либеральных НПО и СМИ). Противодействие интеграционным инициативам оказывается в формах открытых писем, заявлений, пикетов и попыток организации общенационального референдума о выходе страны из ТС, которые в целом не пользуются популярностью среди населения. Основные критические тезисы сводятся к утрате республикой суверенитета, росту цен и поглощению Казахстана «авторитарной» Россией. Важно подчеркнуть, что в определенной части экспертной среды республики распространено мнение о реальной подконтрольности некоторых лидеров оппозиции («Азат», КПК) Акорде, которая, как предполагается, использует их для манипулирования общественными настроениями и создания нужного фона для ведения переговоров с Россией о будущем интеграции.

Остается добавить, что «сложное» отношение к интеграционному процессу в элитах Казахстана при положительном в целом восприятии населения не является новым и характерно для многих других стран СНГ. Со своей стороны, как показывают последние соцопросы, именно Казахстан и Белоруссию российское общественное мнение считает наиболее заслуживающими доверия партнерами на постсоветском пространстве.