О встрече президентов РФ и США в Москве

Аналитика
К прошедшей 6-7 июня 2009 г. в Москве встрече президентов России и США было приковано повышенное внимание политиков и экспертов во всем мире. Несмотря на то, что президенты до этого встречались на различных представительных форумах и между ними уже установился определенный контакт, но именно от первого визита Б. Обамы в Россию специалисты ожидали прояснения перспектив выстраивания российско-американского диалога, как по ключевым проблемам двусторонних отношений, так и по более глобальным вопросам международного развития 


С. М. Ермаков,

научный сотрудник отдела оборонной

и военно-промышленной стратегии РИСИ

 

К прошедшей 6-7 июня 2009 г. в Москве встрече президентов России и США было приковано повышенное внимание политиков и экспертов во всем мире. Несмотря на то, что президенты до этого встречались на различных представительных форумах и между ними уже установился определенный контакт, но именно от первого визита Б. Обамы в Россию специалисты ожидали прояснения перспектив выстраивания российско-американского диалога, как по ключевым проблемам двусторонних отношений, так и по более глобальным вопросам международного развития.

Накануне встречи российские и американские эксперты не скупились на комментарии по поводу предстоящего саммита. Так, А. Малашенко, член научного совета Московского центра Карнеги, ожидал, что визит Б. Обамы в Москву может оказаться если не "эпохальным", то уж во всяком случае вехой на данном этапе российско-американских отношений1. В свою очередь, проректор МГИМО А. Богатуров с практическими решениями по линии российско-американских отношений связал перспективы взаимодействия России с Западом2.

В свою очередь, новая американская администрация позиционировала этот визит как важный этап "перезагрузки" отношений с Россией. Американский эксперт, директор российских и евразийских программ Центра стратегических и международных исследований Э. Качинс отметил, что Западу весьма сложно понять Россию. Но сейчас, когда президент США объявил курс на перезагрузку отношений с Российской Федерацией, появилась реальная возможность улучшить двусторонние отношения3. Поэтому, по мнению эксперта, следует сосредоточиться не на попытках заставить Москву следовать демократическим ценностям в их западном толковании (тем более что по признанию американских наблюдателей, либеральные взгляды непопулярны в широких слоях населения России), а на практических сторонах двусторонних отношений.

Московский саммит должен был, по мнению наблюдателей, подвести некий итог внутриполитической дискуссии по отношению к России в самих Соединенных Штатах, где столкнулись сторонники либеральных преобразований в РФ и приверженцы Realpolitik, готовые мириться с особенностями российского политического процесса ради реализации своих интересов4.

Делая явный выбор в пользу прагматического подхода к России, специальный помощник президента США по российским и евразийским делам М. Макфол накануне встречи отметил, что повестка встречи Обамы с Медведевым будет демонстрировать, что «мы хотим фактически делать реальный бизнес с русскими в тех областях, которые имеют приоритетное значение для нашей национальной безопасности и нашего процветания»5. В отличие от времен холодной войны двусторонние отношения России и США не ограничиваются только проблемами контроля над вооружениями, они затрагивают намного более широкий спектр вопросов. Однако статус приоритетной эксперты сохранили за темой стратегических вооружений, учитывая истечение срока договора о СНВ в декабре этого года. В то же время М. Макфол подчеркнул, что американская сторона не собирается давать какие-либо обещания или заверения относительно такого болезненного для российских политиков вопроса, как расширение НАТО или возможного приема в нее Украины и Грузии. Это не является предметом торга для США.

Таким образом, практически все эксперты сходились во мнении, что президенты двух стран могут обо всем поговорить при закрытых дверях, наметить конкретные шаги, которые бы носили компенсирующий характер, то есть явно вели бы к расширению сферы взаимовыгодного сотрудничества, а неприятную ситуацию не обсуждать, сконцентрировавшись на "положительной" повестке дня.

Во многом эти прогнозы оправдались. По итогам московской встречи в верхах был принят ряд важных документов6: Совместное понимание по вопросу о дальнейших сокращениях и ограничениях стратегических наступательных вооружений; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Соединенных Штатов Америки о транзите вооружения, военной техники, военного имущества и персонала через территорию Российской Федерации в связи с участием Вооруженных Сил Соединенных Штатов Америки в усилиях по обеспечению безопасности, стабилизации и восстановлению Исламской Республики Афганистан; Рамочный документ по развитию сотрудничества между Вооруженными Силами Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки; Меморандум об утверждении Рабочего плана по совершенствованию военного сотрудничества между Вооруженными Силами Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки на 2009 год; Совместное заявление о сотрудничестве в ядерной сфере; Совместное заявление по вопросам ПРО; Совместное заявление по Афганистану; Президентский план действий; Решение о создании Российско-Американской Президентской комиссии по развитию сотрудничества; Меморандум между Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации и Министерством здравоохранения Соединенных Штатов Америки.

Как следует из перечня принятых документов, военно-политическая проблематика стала центральной в повестке встречи президентов РФ и США. Это и неудивительно, так как именно в военно-политической сфере (особенно в области стратегических вооружений) страны готовы рассматривать друг друга в качестве равнозначных партнеров, и кроме того, как заметил А. Малашенко, проблема разоружения (вооружений) стала взаимоудобной сферой российско-американских отношений, без которой они вообще немыслимы7.

Согласно официальной точке зрения, доведенной до широкой общественности официальным представителем МИДа А. Нестеренко, переговоры американского лидера с президентом России надо расценивать как «успешные», носящие «прорывной» характер, которые дадут «энергетически мощный толчок для взаимодействия на годы вперед»8.

Однако эксперты не столь оптимистичны в своих оценках. Прежде всего, ими отмечается, что соглашения, достигнутые в ходе переговоров между президентами Д. Медведевым и Б. Обамой, кроме договоренности о транзите, носят характер декларации о намерениях. Декан факультета мировой экономики и политики ГУ-ВШЭ С. Караганов считает, что хотя на саммите и не было достигнуто исторических прорывов, но в то же время совершенно очевидно, что саммит очень значимый. Он остановил тенденцию к ухудшению российско-американских отношений. И у сторон появилась возможность строить нормальный конструктивный диалог, который им очень нужен. Без сотрудничества России и США просто нет никаких надежд на то, чтобы остальной мир стал сколько-нибудь управляемым9.

Кроме того, считает эксперт, на основе декларации о намерении, в частности по вопросу сокращения стратегических наступательных вооружений,которая включает в себя рамки сокращения боезарядов и носителей, удовлетворяющие обе стороны, можно довольно быстро сделать договор.

Однако именно Соглашение о сокращении стратегических вооружений, заключенное в ходе визита президента Обамы, вызвало ряд неоднозначных толкований. Мнения экспертов расходятся не только в том, насколько максимально допустимый уровень носителей и зарядов соответствует задачам гарантированного ядерного сдерживания, но и увязаны ли возможные сокращения с развертыванием американской системы ПРО.

Так, если, по словам Д. Медведева, достижением в вопросе о ПРО является пятый пункт "совместного понимания" об СНВ, где упомянута «взаимосвязь стратегических наступательных и стратегических оборонительных вооружений», то по мнению Б. Обамы, «нет такого сценария, который позволит защититься от могучего российского арсенала, и мы не думали, что имело бы смысл увязывать дискуссии по ракетным системам, которые касаются совершенно другой угрозы»10.

В комментариях на данную тему влиятельной газеты The Financial Times констатируется, что хотя в Москве президентам удалось договориться о заключении стратегического соглашения, ответа на американские планы разместить третий позиционный район ПРО в Европе так и не было получено11.

Авторитетный эксперт по вопросам стратегических вооружений В. Дворкин считает итог переговоров по СНВ «почти нулевым»12. В тексте соглашения говорится, что через семь лет после вступления договора в силу каждая сторона должна будет сократить количество носителей до 500–1100 единиц, а связанных с ними боезарядов – до 1500–1675 единиц. Однако, по словам российского эксперта, у РФ на нынешний момент около 650 носителей, а у США – за тысячу. Таким образом, сокращая число носителей до тысячи,американцы могут сохранить большой возвратный потенциал, просто разгружая имеющиеся носители путем снятия с них боезарядов и складирования с возможностью их последующей установки обратно, уверен Дворкин. По его мнению, по числу самих боезарядов договоренности в чем-то вообще комичны: верхний уровень рамочного соглашения отличается всего на 25 зарядов от уровня договора об СНП 2002 года. «Фактически это фиксация нынешнего уровня, то есть сокращения может вообще не предполагаться», – соглашается с этим научный сотрудник ИМЭМО Владимир Евсеев13. По словам эксперта, удалось сделать намного меньше, чем ожидали, в то время как для российской стороны было важно добиться сокращения носителей хотя бы до 800 единиц, поскольку после 2015–2018 годов может произойти «обвальное сокращение» старых баллистических ракет, находящихся на вооружении у России.

Экспертами отмечается и тот факт, что пока абсолютно не проработана и «технология зачета носителей и боезарядов». По словам заместителя председателя экспертного центра Комитета ученых за глобальную безопасность А. Пикаева14, в этом вопросе сохраняется разница подходов. По технологии, которая устраивает РФ «по СНВ», засчитываются все носители и заряды. В США принят другой подход – «по оперативно-развернутым носителям и зарядам» (например, подлодка на боевом дежурстве, согласно этому методу, считается носителем, а стоящая в доке может не считаться).

Вице-президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук К. Сивков более категоричен в своих оценках соглашения по СНВ, назвав его неприемлемым для России15. По его мнению, «при существующем балансе сил сокращение ядерных боеголовок Российской Федерации до параметров, оговоренных с Соединенными Штатами, приведет к превосходству НАТО над Россией по числу ядерных боезарядов и их носителей примерно в два раза. С учетом возвратного потенциала США превосходство Соединенных Штатов и НАТО над Россией по числу боезарядов будет шестикратным». Кроме того, соглашение по СНВ принималось без учета ядерных потенциалов других стран и полного прекращения развертывания систем ПРО американцами, ограничившись лишь обсуждением вариантов типа отказа от третьего района ПРО, который сейчас, с появлением лазерных самолетов и космического эшелона системы ПРО, в меньшей степени имеет значение, нежели раньше.

Критически оценил итоги переговоров по вопросу сокращения СНВ и авторитетный российский эксперт, доктор технических наук, профессор Ю. Григорьев16. По его мнению, цифра в 500 носителей, которая попала в качестве нижнего порога сокращений в согласованное заявление Медведева и Обамы, – это то, что хотели американцы. А вторая цифра, определяющая верхний порог сокращений носителей, 1100 единиц, не совсем понятна. Такой разброс может означать, что еще нет твердых договоренностей о параметрах нового договора по СНВ.

По всей видимости, для США сейчас наиболее важным является сам факт начала переговорного процесса с Россией по вопросу стратегических вооружений, а не заострение внимания на конкретных вопросах, касающихся количества боезарядов, структуры средств доставки и процедур верификации. Несомненно одно – желание администрации Обамы использовать переговоры для улучшения подорванной репутации Соединенных Штатов, при этом заключая такие соглашения с Россией, которые бы позволяли Вашингтону сохранить определенную свободу маневра в будущем. Тем более, что наиболее важные решения отложены американцами до того, как в декабре 2009 г. будут приняты основополагающие доктринальные документы – «Четырехгодичный военный обзор» и «Обзор ядерной политики».

Происходящая же в настоящее время корректировка американского военного бюджета свидетельствует, что США не намерены отказываться от развертывания противоракетной обороны, однако значительно меняются масштабы и приоритеты ПРО на ближайшие годы.

По всей видимости, отмечает член-корреспондент РАН, директор Института США и Канады С. Рогов, главным приоритетом американской противоракетной программы становится развертывание региональной ПРО (ПРО на ТВД)17. К концу 2009 года у США будет примерно 100 ракет-перехватчиков системы Aegis и 6–8 ракет THAAD. Кроме того, будет развернуто более 700 тактических перехватчиков "Пэтриот-3". Этих средств будет достаточно для обеспечения американских сил передового развертывания, перехвата ракет средней дальности, которыми обладают Иран и КНДР, но большой угрозы российским стратегическим силам они представлять не будут.

Однако, несмотря на всю важность соглашений, касающихся стратегической стабильности, по мнению наблюдателей, важнейшим – и к тому же юридически обязывающим – документом, который был подписан в ходе визита Барака Обамы в Москву, стало соглашение по транзиту военных грузов и личного состава Вооруженных сил США в Афганистан. Согласно его положениям, существенно расширяется прежняя договоренность о транзите невоенных грузов, за счет предусмотренных 4,5 тысячи авиарейсов над территорией России в год. Причем на перелеты, осуществляемые в рамках соглашения, не будет распространяться аэронавигационный сбор. По заявлениям, пришедшим из Белого дома, использование новых транзитных маршрутов позволит американским властям сэкономить на топливе и других расходах по транспортировке до 133 млн долл. ежегодно.

Это может значительно повысить эффективность действий сил коалиции ISAF под руководством НАТО в Афганистане, так как на данный момент основной поток грузов Североатлантического союза проходит по территории Пакистана, что оценивается союзниками как крайне небезопасное и дорогостоящее мероприятие из-за высокой активности боевиков в этой стране. Кроме того, теперь у союзников появится свобода маневра и в отношении самого Пакистана без которого, по мнению натовцев, невозможно достичь успеха в реализации недавно принятой в США и НАТО стратегии по Афганистану, фактически предусматривающей расширение действий сил коалиции на территории двух государств, лежащие вблизи афгано-пакистанской границы.

Ряд российских экспертов небезосновательно ставят под сомнение выгоду России от Соглашения по транзиту в Афганистан. Например, главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» И. Коротченко привел в доказательство такой точки зрения целый ряд причин18. Среди них – финансовая, учитывая, что РФ предоставляет воздушный транзит бесплатно. Кроме того, пролет над территорией России может использоваться американцами в разведывательных целях за счет скрытой установки на самолетах военно-транспортной авиации специальной аппаратуры или возможного использования для доставки грузов экипажей американских стратегических бомбардировщиков типа В-1 или В-2, что позволит им изучить воздушное пространство нашей страны.

Но помимо финансовых, военных или гипотетических разведывательных аспектов соглашения существует и важный политический момент. Он, в первую очередь, связан с тем, что Афганистан сегодня стал для НАТО моментом истины, тем ключевым фактором, который будет определять ни много ни мало судьбу этого блока. Насколько успешными будут действия сил коалиции ведомой альянсом, настолько эффективными будут и попытки превратить Североатлантический союз в универсальный инструмент обеспечения региональной и глобальной безопасности. Оказывая США и НАТО столь значительную помощь, и, таким образом, фактически превращаясь в участника коалиции, имеет ли теперь Россия полное право критиковать страны из своего ближнего окружения за шаги, направленные на сближение с Североатлантическим союзом. Сделка по транзиту с США вызывает вопросы, потому что, в ответ Москва не получила никаких гарантий относительно перспектив расширения НАТО, приему в него бывших советских республик (прежде всего, Украины и Грузии), изменению американской и натовской позиций по вопросу признания независимости Абхазии и Южной Осетии и т.п.

Хотя, с другой стороны, очевидно, что по-настоящему спорные моменты в отношениях двух стран и не выносились на повестку дня встречи двух президентов. В тени, по крайней мере для широкой общественности, остались такие проблемы, как уже упоминавшееся расширение НАТО, позиция США по новой архитектуре европейской безопасности и связанная с ней проблема контроля над обычными вооружениями в Европе и дальнейшая судьба адаптированного ДОВСЕ, который по инерции называют «краеугольным камнем европейской безопасности».

Резюмируя вышеизложенное, следует признать, что курс на "перезагрузку" отношений с Россией для США означает не коренную перестройку внешней политики Вашингтона, не тем более отказ от своих интересов в регионе, а лишь изменение риторики и отказ от публичной критики российской власти. Между тем, новая администрация Белого дома продолжает делать взаимовыгодный бизнес по-американски, то есть именно так, как она понимает "взаимовыгодность" – исходя из собственных интересов.

Яркий пример этому исторический экскурс Б. Обамы в ходе его выступления перед представителями бизнес-элиты в Москве. Рисуя картину полнокровных и взаимовыгодных торговых отношений между двумя государствами, история которых насчитывает, по меньшей мере два века, американский президент сказал: «Между прочим, сделка по продаже Аляски оказалась очень выгодной. Спасибо вам»19.

Остается вопрос. А выгодно ли нам вести подобный бизнес пусть и в условиях потепления в российско-американских отношениях. Как видится, пора, наконец, определится с национальными российскими интересами, которые следует проводить в жизнь со всей силой и энергией, настойчиво и непрестанно. Тогда и любые новые вызовы будут не столь опасны. Очевидно, что это требует напряжения сил всех тех, кто, так или иначе, ответственен за политический курс современной России. Времени откровенно мало, так как уже в ближайшем будущем предстоит трансформировать рамочные соглашения в юридически обязывающие документы.


---------------------------------------------------------------------------------

1. Малашенко А. Не только перезагрузка…// "Независимая газета" – 2009, 3 июля.

2. Литовкин В., Терехов А. Россия-НАТО: перемирие на Корфу. Насколько устойчиво это потепление покажет визит президента США в Москву// "Независимая газета" – 2009, 29 июня.

3. Kuchins A. Prospects for Engagement with Russia/ Statement before Senate Foreign Relation Committee. CSIS. – 2009. – 19 March.

4. Россия в американских блогах http://www.inosmi.ru/translation/250705.html

5. Obama shifts to foreign Policy Challenges// The Hill. 2009. – July, 5. (электронныйресурс) http://thehill.com/leading-the-news/obama-shifts-to-foreign-policy-challenges-2009-07-05.htm.

6. Документы, принятые по итогам российско-американских переговоров. (электронный ресурс)(официальный сайт президента РФ) http://www.kremlin.ru/text/docs/2009/07/219083.shtml#.

7. Малашенко А. Не только перезагрузка…// "Независимая газета" – 2009, 3 июля.

8. Шпрингель В. Обаму оценили на отлично// "Взгляд". 2009, 9 июля (электронный ресурс) http://www.vz.ru/politics/2009/7/9/305592.html.

9. Караганов С. Холодный расчет. Переговоры в Москве остановили тенденцию к ухудшению наших отношений// Российская газета. – 2009, 8 июля.

10. Отступление от наступления.// Газета.ru – 2009, 6 июля.(электронный ресурс) http://www.gazeta.ru/politics/2009/07/06_a_3219656.shtml.

11. Обама сделал самое легкое.// Газета.ru – 2009, 6 июля.(электронный ресурс) http://www.gazeta.ru/politics/2009/07/07_a_3219815.shtml.

12. Отступление от наступления.// Газета.ru – 2009, 6 июля.(электронный ресурс) http://www.gazeta.ru/politics/2009/07/06_a_3219656.shtml.

13. Отступление от наступления.// Газета.ru – 2009, 6 июля. (электронный ресурс) http://www.gazeta.ru/politics/2009/07/06_a_3219656.shtml.

14. Там же.

15. Филатов Ю. Россия отдала себя в руки американской разведки/.(электронный ресурс) (Новостной портал KM) http://news.km.ru|afganiskim_tranzitom.america.pros. 8 июля 2009.

16. Филатов Ю. Россия отдала себя в руки американской разведки/.(электронный ресурс) (Новостной портал KM) http://news.km.ru|afganiskim_tranzitom.america.pros. 8 июля 2009.

17. Рогов С. Обама формирует новую стратегию на основе развертывания региональной ПРО // Независимое военное обозрение. – 2009, 5 июня.

18. Филатов Ю. Россия отдала себя в руки американской разведки/.(электронный ресурс) (Новостной портал KM) http://news.km.ru|afganiskim_tranzitom.america.pros. 8 июля 2009.

19. "Умная дипломатия" Обамы: напомнить русским об Аляске. (электронный ресурс) Информационный портал Mignews.com 2009, 8 июля. http://mignes.com/news/politic/world/080709_181723_36935.html