Стратегия США в Афганистане: дестабилизация как повод для усиления влияния

Аналитика
Трагические события в Афганистане – закономерное следствие активизации американских военных

Похоже, политика официального Вашингтона  в регионе Ближнего и Среднего Востока начинает обретать реальные контуры. После многократных заявлений о том, что США ни при каких условиях не должны вмешиваться во внутренние дела Сирии и применять там военную силу, президент Трамп перешел от слов к действиям и … отдал приказ о нанесении ракетного удара по сирийской авиабазе Шайрат.

Еще в начале месяца официальные лица Белого дома заявляли, что стратегия администрации Дональда Трампа по Афганистану пока не выработана.  Бывший американский посол в ИРА Залмай Халилзад полагал, что президент США определится с политикой в отношении Афганистана к середине мая. Однако все произошло значительно раньше. 13 апреля США сбросили на позиции боевиков ИГИЛ в Афганистане крупнейшую в своем арсенале неядерную бомбу GBU-43. Её неофициальное  название – «мать всех бомб» – говорит само за себя. Это самое разрушительное неядерное оружие в арсенале США длиной девять метров и весом почти 10 тонн, которое впервые опробовали в боевых условиях. Удар был мощным, хотя ущерб, нанесенный боевикам, - не критичным.

По-видимому, применение «мамы всех бомб» стало своеобразным этапом подготовки визита в ИРА советника по национальной безопасности Гербера Макмастера. Приехав в Афганистан через несколько дней после бомбардировки, он заявил о намерении США способствовать усилению безопасности в стране, бороться с  терроризмом и укреплять афганские национальные силы обороны и безопасности.

Последовавшие за этим трагические события в Афганистане хотя и стали неожиданностью для мирового сообщества, в целом явились закономерным следствием активизации американцев в стране. 21 апреля движение «Талибан», всегда категорически выступавшее против военного присутствия иностранных войск на территории ИРА, совершило один из самых чудовищных и кровавых терактов начиная с 2001 года, когда США ввели сюда свои войска. Талибы, одетые в форму афганской армии, ворвались на военную базу Мазари-Шариф и открыли огонь по солдатам и военным, возвращающимся после пятничных молитв в мечети внутри базы. В результате атаки погибло, по последним данным, более 250 военнослужащих. При этом некоторые региональные СМИ заявляют, что число жертв значительно больше, а официальный Кабул сознательно занижает цифры.

Следствием этого теракта стала отставка главы минобороны ИРА и начальника штаба сухопутных войск, причем произошло в тот же день, когда в Кабул с  необъявленным визитом прибыл глава Пентагона Джеймс Мэттис. Он сделал уже значительно более конкретные заявления, сообщив о планах Дональда Трампа направить в Афганистан дополнительные войска и увеличить поставки вооружений. Сразу после этого заявления в Афганистане – с еще одним необъявленным визитом – появился премьер-министр Австралии Малкольм Тернбулл. Как сообщил Тернбулл в своём твиттере, в ходе визита он «встретился  с мужчинами и женщинами, которые служат на Ближнем Востоке, и поблагодарил их за это». Звучит трогательно, особенно на фоне состоявшихся переговоров с Джеймсом Мэттисом и президентом ИРА Ашрафом Гани, в ходе которых, без сомнения, обсуждались значительно более интересные (с финансовой точки зрения) темы, касающиеся увеличения военного контингента и поставок вооружения.

Так что же нужно американцам в Афганистане?

На официальном уровне США заявляют, что их цель – борьба с ИГИЛ и нормализация ситуации в стране. Однако проблема состоит в том, что 15 лет военного присутствия США и НАТО в Афганистане не только не способствовали укреплению безопасности и установлению мира, но напротив, еще больше дестабилизировали обстановку в стране. За это время производство наркотиков в Афганистане выросло в 50 раз, движение «Талибан» расширило подконтрольные ему территории, а количество боевиков ИГИЛ, с которыми антитеррористическая западная коалиция ведет борьбу уже несколько лет, выросло с нескольких сотен до нескольких тысяч человек.

Есть и еще один нюанс. В конце марта глава Пентагона Джеймс Мэттис заявил, что США обеспокоены активизацией политики России в Афганистане и взаимодействием Москвы с талибами. Правда, при этом он подчеркнул, что речь не идет о поставках талибам оружия и «других подобных вещах». Однако затем риторика изменилась, и сейчас западные страны ведут активную информационную кампанию, направленную на дискредитацию политики России в ИРА. Так, сначала верховный главнокомандующий Объединенными Вооруженными силами (ОВС) НАТО в Европе Кертис Скапарротти, а затем командующий американским контингентом в Афганистане генерал Джон Николсон по очереди заявляли, что Россия наращивает сотрудничество с движением «Талибан» в Афганистане и снабжает боевиков оружием.

При президенте Бараке Обаме США существенно уменьшили, а Россия, напротив, усилила свое влияние в регионе. Похоже, новый хозяин Белого дома Дональд Трамп решил, что пришло время изменить ситуацию и вновь заявить об американском доминировании, для пущей убедительности предваряя эти заявления бомбовыми ударами. К сожалению, последствия американского военного вмешательства в регион давно и хорошо известны, и не только на примере Афганистана, но и других стран.