Татарстан превратился в зону террористической опасности: мнение

Мы в СМИ
Очередные взрывы в Казани сегодня доказали, что терроризм, как явление, надолго пришел в республику. Боевые действия в городе - это то, что мы привыкли слышать применительно к Махачкале или Назрани. Теперь то же относится и к Казани.

Р.Р. Сулейманов, руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ

Очередные взрывы в Казани сегодня доказали, что терроризм, как явление, надолго пришел в республику. Боевые действия в городе - это то, что мы привыкли слышать применительно к Махачкале или Назрани. Теперь то же относится и к Казани.

Схема, по которой действуют террористы в Татарстане, имеет свою логику и закономерность: все теракты, в том числе, неудавшиеся, планируются в канун крупного мероприятия, чаще всего праздника. Так было 19 июля этого года, когда ваххабиты расстреляли в подъезде собственного дома татарского богослова Валиуллу Якупова, а через 40 минут подорвали машину муфтия Татарстана Ильдуса Фаизова, который остался жив чудом. Тогда как раз начинался священный для мусульман месяц Рамадан - мусульманский пост.

Через месяц исламисты готовили теракт ко Дню Республики Татарстан, однако по какой-то причине трое его исполнителей подорвались в своей машине на подъезде к Казани. Хотя работа татарстанских боевиков пока сопровождается другими подобными «ляпами» (муфтия Ильдуса Фаизова убить все же не удалось), их отличает упорство и последовательность. Нынешняя спецоперация накануне Курбан-байрама только подтверждает эту схему.

К счастью, силовикам удалось предотвратить возможную трагедию, но нет никакой гарантии того, что теракты в Татарстане прекратятся. Информация о наличии «пояса шахида», найденном на одном из боевиков, говорит о модернизации террористической деятельности. Это значит, что в республике уже есть своя школа по подготовке смертников, т.е. появился механизм вербовки людей, готовых сознательно пойти на самоубийство. К сожалению, республиканские власти так и не сделали выводов из летних событий. Начали активно звучать призывы к «диалогу с ваххабизмом», со временем муфтия выставили в роли чуть ли не главного виновника терактов, поскольку он де «не договорился с ваххабитами». На республиканском телеканале «ТНВ» начались ток-шоу, в которых критиковали главу мусульман Татарстана. Одновременно продолжалось активное лоббирование необходимости внедрения «исламских инвестиций» и элементов «исламской экономики» в Татарстане.

Адепты террористических организаций, в частности, «Хизб-ут-Тахрир», совершенно открыто проводили уличные акции в виде пикетов и митингов, где призывали к созданию халифата на территории России и свержению светской власти, а надзорные и правоохранительные органы, практически, никак не реагировали. Да и сейчас очередное празднование (на этот раз Курбан-байрама) фундаменталисты планируют провести в одном из парков Казани. Вероятно, снова будут требовать создания халифата и освобождения «невинных мусульман»...

Все это время, начиная с июля, в подконтрольных Казанскому кремлю СМИ организовывались обсуждения, на которых ваххабитов пытались оправдать и объяснить все «непростой геополитической обстановкой». Главным тезисом подобного дискурса было признание, что «татарские ваххабиты - свои», кроме того, они более умеренные, чем их северокавказские единомышленники.

Традиционно в качестве экспертов выступали такие личности как Гейдар Джемаль и Максим Шевченко, которые в Татарстане не были уже много лет, но, тем не менее, берутся судить о том, что происходит в регионе. В результате причины терактов в Казани были сведены к финансовым разборкам и «беспределу силовиков». Цель таких «экспертных оценок» очевидна - максимально отвести внимание от самой проблемы распространения ваххабизма. Впрочем, из Москвы любые проблемы регионов кажутся далекими.

Даже после терактов в лесное подполье моджахедов Татарстана отказывались верить. Недавняя внезапная смерть лидера боевиков «амира Мухаммеда» (настоящее имя - Раис Мингалеев) вызвана, скорее всего, желанием моджахедов перейти на зимовку в город. В этой ситуации Мингалеев своим братьям был явной обузой, поскольку свои видео-обращения в интернете он делал с открытым лицом и не смог бы безнаказанно выйти из леса. Моджахеды устроили перевыборы, избрав новым «амиром» некоего Абу-Мусу, который произнес свою первую фетву в балаклаве, соблюдая тем самым необходимую конспирацию. Как умер Мингалеев, и умер ли он вообще, - неизвестно. Ролик с его «похоронами» не вызывает доверия у сотрудников спецслужб.

Единственная мера, которую власти в Татарстане все-таки приняли, это ограничение зарубежного мусульманского образования. Но и все. По-прежнему некоторые мухтасибы и имамы мечетей в Закамье остаются приверженцами ваххабизма. Муфтий Ильдус Фаизов планировал осуществить ротацию кадров такого духовенства, однако региональные власти всячески мешали ему снимать с постов фундаменталистов. В Нижнекамске ситуация прежняя, если не хуже: мухтасиб-фундаменталист не пускает детей в медресе, где директором является традиционалист. Власти как бы не замечают проблемы.

Весь Татарстан, крупные города, особенно Казань, живут в ожидании Универсиады-2013. Однако сказать, что к лету 2013 года ситуация будет безопасней, уже не получается. Подрывы газопроводов, лесное подполье, теракты в центре Казани, убийства традиционного мусульманского духовенства, митинги фундаменталистов, перестрелки с салафитами - это то, что сегодня происходит в республике.

Поэтому единственная надежда - на федеральный центр. Сращиванию ваххабизма и региональной бюрократии, о чем публично говорит недавно назначенный из Москвы министр внутренних дел Татарстана Артем Хохорин, пора положить конец. Мы, простые граждане, не нуждаемся ни в «исламских инвестициях» из арабских стран, ни в зарубежном исламском образовании, ни в легализации ваххабизма. 

Источник: ИА REGNUM.