ЕС-Украина

Аналитика
Навстречу саммиту в Вильнюсе

15 мая 2013 г. Европейская комиссия приняла решение рекомендовать Совету ЕС подписать соглашение об ассоциации и зоне свободной торговли с Украиной. С одной принципиально важной оговоркой: соглашение может быть подписано только в случае выполнения Украиной всех условий, сформулированных в заключении Совета ЕС от 10 декабря 2012 г.. Как известно, эти условия требуют от Украины приведения итогов последних парламентских выборов в соответствие с международными нормами, решения проблемы селективной юстиции и проведения реформ, предусмотренных совместной повесткой дня ассоциации.[1]

Решение Еврокомиссии может показаться на первый взгляд противоречивым, тем не менее, оно полностью соответствует логике текущих политических процессов вокруг готовящегося подписания соглашения и является результатом традиционного для внутренней политики ЕС компромисса. При этом решение имеет, безусловно, положительный характер, поскольку главным его результатом стало безболезненное и практически незаметное преодоление самим же Евросоюзом установленного рубежа.

В феврале с.г., по итогам саммита ЕС-Украина, Брюссель заявил о том, что подписание соглашения на саммите Восточного партнерства в Вильнюсе возможно только в том случае, если Киев выполнит условия Совета ЕС не позднее мая. Киев в эти сроки не уложился, что стало ясно еще в конце апреля, но теперь, после решения Еврокомиссии, этот факт уже не имеет никакого значения. Украина фактически получила дополнительное время, вероятно, до осени — сегодня европейские политики уже говорят о том, что окончательное решение о подписании соглашения может быть принято на Совете ЕС в конце октября, то есть непосредственно накануне саммита.

Однако перенос срока принятия решения нельзя расценивать лишь как одностороннюю уступку или шаг навстречу Украине. Хотя и сами европейцы, и их ближайшие заокеанские партнеры демонстрируют крайнюю заинтересованность в подписании соглашения, Евросоюз пока не пришел к единому мнению по поводу того, когда и, главное, на каких условиях это должно произойти.

Ряд стран, среди которых наиболее активную позицию занимает Польша, традиционный «адвокат» Украины в ЕС, готовы подписать соглашение уже сейчас, не дожидаясь выполнения украинской стороной всех поставленных условий. По словам немецкого эксперта Виолы фон Крамон, Польше вообще все равно, как ведет себя Украина — она в любом случае выступает за подписание.[2] Именно этот лагерь стал источником озвучиваемой в последний месяц идеи о том, что, возможно, не стоит излишне политизировать «дело Юлии Тимошенко» и ставить судьбу «европейского выбора» Украины в прямую зависимость от судьбы одного человека, тем самым совершенно прозрачно намекая, что подписать соглашение можно было бы и не дожидаясь освобождения бывшего украинского премьер-министра.

Но некоторые члены ЕС, и в первую очередь Германия, стоят на более принципиальной позиции, требуя от Киева выполнения всех поставленных условий, среди которых освобождение Тимошенко является, вероятно, наиболее знаковым. Такая позиция во многом обусловлена опасениями, что отступление от собственных принципов и условий в переговорах с Украиной создаст опасный прецедент и нанесет ущерб европейской «мягкой силе».

Нельзя также исключать и того, что для Берлина вообще нежелательно подписание соглашения с действующим президентом Виктором Януковичем, способность и желание которого реализовывать на практике положения ассоциации немецкие политики и эксперты рассматривают крайне скептически, а его режим еще недавно был охарактеризован канцлером Ангелой Меркель как «диктаторский». Заинтересованность Германии в подписании соглашения с Украиной обусловлена в первую очередь открывающимися экономическими перспективами, и поэтому для нее принципиальное значение имеют не столько декларации о приверженности «европейскому пути», сколько практическая реализация подписываемых соглашений. С этой точки зрения для Берлина, возможно, было бы выгоднее не спешить и вместо того, чтобы подписывать соглашение с Януковичем, добавляя ему тем самым политические очки в преддверии президентских выборов, дождаться смены власти в Киеве на более договороспособную и перспективную с точки зрения проведения реформ.

Тем не менее, Киев, понимая интерес немецкого бизнеса к созданию углубленной и всеобъемлющей зоны свободной торговли между ЕС и Украиной, которая фактически означает расширение внутреннего рынка Евросоюза, пытается переубедить Берлин, апеллируя именно к открывающимся экономическим перспективам. Этими аргументами оперировал украинский вице-премьер Александр Вилкул на прошедшей 22-23 мая встрече германо-украинской группы высокого уровня: «Мы все знаем, что соглашение об ассоциации открывает невиданные возможности для немецкой экономики на Украине. ЕС получит исключительно выгоды от этой новой эры, в которой Украина будет вовлечена в европейский внутренний рынок».[3]

Однако сомнительно, что подобные аргументы способны убедить Германию изменить свою позицию. В Берлине и так прекрасно понимают все выгоды соглашения об ассоциации, и, по словам Виолы фон Крамон, в министерствах и в ведомстве бундесканцлера озабочены перспективами отношения с Украиной и ведут активную работу по данному направлению. Но, как уже было сказано, для Германии имеет значение в первую очередь нормативная сторона дела. Как заявила контрагент Александра Викула по встрече германо-украинской группы высокого уровня, госсекретарь министерства экономики и технологий Рут Херкес, «для экономического сотрудничества важны прежде всего надежные рамочные условия, а также дальнейшее улучшение бизнес- и инвестиционного климата на Украине».[4]

Таким образом, Берлин, от решения которого сегодня, похоже, полностью зависит судьба соглашения ЕС с Украиной, ждет от Киева не просто слов, но конкретных шагов, подтверждающих его готовность безоговорочно следовать в русле реформ, предусматриваемых соглашением об ассоциации, как бы болезненны они ни были и для украинской политической элиты, и для Украины в целом. В этом контексте положительное с точки зрения ЕС решение «дела Тимошенко» имеет в большей степени символическое, но принципиально важное значение.

До осени обе стороны – и ЕС, и Украина – получили тайм-аут, в ходе которого может быть реализован один из двух возможных сценариев: либо лоббистам подписания соглашения внутри ЕС удастся уговорить Германию смягчить свою позицию, либо Украина пойдет на уступки и выполнит все, что от нее требуется. При этом первый сценарий выглядит менее вероятным, по крайней мере, пока Берлин не демонстрирует готовности изменить свою позицию. Скорее наоборот, как показали итоги последней встречи Вишеградской группы в Кракове 17 мая 2013 г., и в Варшаве, и в Брюсселе признают необходимость решения «проблемы Тимошенко» для подписания соглашения с Украиной на саммите в Вильнюсе и, по-видимому, готовы оказать дополнительное давление на Киев.[5]

При этом, несмотря на постоянные заявления и европейских, и украинских политиков о том, что соглашение все же будет подписано, в реальности полной уверенности в этом, похоже, нет. «Если мы не подпишем соглашение во время саммита, я не знаю, когда нам представится следующий шанс» – заявил польский министр иностранных дел Радослав Сикорски на пресс-конференции по итогам встречи в Кракове. Германия же воспринимает возможный провал подписания с меньшим трагизмом и готова вернуться к этой проблеме позже, когда условия для подписания, и в первую очередь с украинской стороны, будут более благоприятными.

С этой точки зрения сделанная Еврокомиссией оговорка о том, что подписание соглашения будет зависеть от «решительных действий и ощутимого прогресса» украинских властей в проведении реформ, является не только очередным сигналом украинским властям, но также и попыткой заранее подстраховаться и переложить ответственность за возможный срыв подписания на Киев. Не зря же ответственность украинской стороны была особо подчеркнута не только в тексте, но и в названии опубликованного пресс-релиза Еврокомиссии: «Подписание соглашения с ЕС будет зависеть от действий Украины». Тем самым Евросоюз пытается исключить возможность того, что Киев затянет выполнение поставленных условий, а затем выставит Брюссель виноватым в срыве подписания соглашения.

[1] Council of European Union. Council conclusions on Ukraine. 3209th Foreign Affairs Council meeting, Brussels, 10 December 2012.

[2] «Die ukrainische Regierung macht es uns unglaublich schwer». Interview mit Viola von Cramon. Euractiv.de, 07.05.13. 

[3] Ukraine umwirbt Deutschland. Euractiv.de, 24.05.13. 

[4] Bilaterale Tagung der High Level Group mit der Ukraine, BMWi Pressemitteilung, 23.05.13. 

[5] There Is No Plan B, New Eastern Europe, 19.05.13, 

[6] Там же.