К ситуации в Ливии

Аналитика
В Российском институте стратегических исследований состоялась беседа, посвященная ситуации в Ливии, в которой приняли участие директор РИСИ, кандидат исторических наук  Л. П. Решетников и ведущий научный сотрудник Института, кандидат военных наук В. В. Карякин.

В Российском институте стратегических исследований состоялась беседа, посвященная ситуации в Ливии, в которой приняли участие директор РИСИ, кандидат исторических наук  Л. П. Решетников и ведущий научный сотрудник Института, кандидат военных наук В. В. Карякин.

Карякин: Уважаемый Леонид Петрович, темой нашей беседы является ситуация в Ливии и вокруг неё. Может быть, в начале следует уделить внимание общему характеру событий в Северной Африке и той волне революционного цунами, которое прокатилось по региону, сметая на своём пути правящие там режимы? Как Вы охарактеризуете эти процессы? Что это? Революции в классическом смысле, когда идёт классовая борьба, или же это арабские варианты «цветных революций», или просто бунт толпы, требующей «хлеба и зрелищ»?


Решетников: Скажу сразу, что они не являются революциями классического типа в марксистском смысле слова, когда «низы» не хотят жить по старому, «верхи» уже не могут управлять в новых условиях изменившегося мира. Это определение верно лишь отчасти. Да, лидеры подавляющего числа ближневосточных государств действительно засиделись во власти, народ устал от клановости и коррупции, от жестокого контроля репрессивного аппарата, молодёжь не имеет достойной работы, не действуют социальные лифты. Это создало чреватую социальным взрывом обстановку в ряде стран региона. Но не во всех из них эти факторы действовали одинаково. Например, в Ливии уровень жизни подавляющей части населения был значительно выше, чем во многих государствах Северной Африки и Ближнего Востока. Вот некоторые данные по Ливии:


– ВВП на душу населения – 14192$;


– на каждого члена семьи государство выплачивает в год 1000$ дотаций;


– пособие по безработице составляет 730$;


– для примера – зарплата медсестры – 1000$;


– новобрачные получают от государства 64000$ на покупку квартиры;


– на каждого новорожденного выплачивается 7000$;


– на открытие бизнеса единовременная материальная помощь – 20000$;


– образование и медицина бесплатные;


– квартирная плата отсутствует;


– плата за электроэнергию для населения отсутствует;


– продажа и употребление алкоголя запрещены;


– кредиты на покупку квартиры и автомобилей беспроцентные;


– банковские проценты и риэлтерские услуги запрещены;


– покупку автомобиля до 50 % оплачивает государство, а бойцам народных вооруженных сил – 65 %;


– 1 литр бензина стоит 0,14$.


Ливия была своего рода социальным государством арабского типа, в котором социальная защищённость населения и исламские ценности (отсутствие ростовщичества, олигархии, запрет на алкоголь и наркотики) находились в определённом равновесии. Но как оказалось, даже это не помогло. Политическая «зажатость» населения, тотальный контроль карательных органов создавали негативный фон в настроениях части общества, чем и воспользовались относительно немногочисленные сторонники прозападного развития Ливии, которые через социальные сети сделали своё дело. И способствовали им в этом новейшие информационно-сетевые технологии, послужившие своеобразным «бикфордовым шнуром», инициировавшим социальные взрывы.


К.: Леонид Петрович, всё-таки трудно поверить в то, что какие-то там «агенты влияния» смогли легко раскачать ситуацию в арабском мире. Может быть, есть ещё другие факторы риска?


Р.: К другим факторам риска я бы отнёс влияние западной культуры и идеологии. Прежде всего, следует сказать о так называемой «культуре потребления», западном культе вседозволенности и индивидуализма. Значительной части населения, около половины которого составляет молодёжь, были внушены западные мифы потребительского общества. Революции в Северной Африке – это результаты борьбы в сознании арабского общества между западным либерализмом и устоями традиционного арабского общества, между представителями общества модерна и сторонниками традиций, построенных на законах и обычаях предков, декаданса и патриархальности. Скажу, что царская Россия, Советский Союз также были уничтожены с помощью тех же технологий размывания основ государства. Только в начале ХХ века эту роль выполняла левая, демократическая пресса, в конце столетия – радиостанции типа «Голоса Америки» и заграничный ширпотреб. Теперь такую роль успешно выполняют социальные сети в Internet такие как Twitter или Facebook. И следует отметить, что это очень выгодное с финансовой точки зрения мероприятие.


Кстати, если при анализе событий в Тунисе, Египте и Йемене сразу не просматривалось участие внешних сил, то в Ливии их присутствие уже на первом этапе развёртывания протестных акций для более или менее объективного наблюдателя очевидно. Посмотрите, как быстро вооружилась и самоорганизовывалась оппозиция. Буквально за два-три дня. Безусловно, к этому готовились. Списывать всё на стихийный бунт просто смешно. Хотя стихии и в Ливии хватало. Но в этой мутной воде очевидна деятельность организованной силы, на сторону которой сразу же стали западные СМИ и правительства. Ситуация с Ливией даёт возможность по иному взглянуть на то, что произошло в Египте и Тунисе. Создаётся впечатление, что речь идёт о каком-то мегапроекте западных сил на Большом Ближнем Востоке. Как только события стали развиваться не по тунисскому или египетскому сценариям, так Запад сразу же жестко задействовал военную силу в Ливии, чтобы «подправить» направление развития ситуации.


К.: Что Вы скажете по поводу так называемых «двойных стандартов» Запада по отношению к своим оппонентам и противникам?


Р.: Так называемые «двойные стандарты» западной дипломатии – это её испытанное и надёжное средство. Теперь они стали ещё и оружием, наподобие крылатых ракет, в информационной войне. Они не только безошибочно бьют в цель, но и создают густую дымовую завесу лжи и дезинформации. Они раскалывают общественное мнение противника, дают возможность своим сторонникам аргументы, можно сказать, вооружают их идеологически. Посмотрите, в Бахрейне расстреливают мирные демонстрации, но на Западе не собираются бомбить эту страну. Наоборот, в Бахрейн вводятся саудовские войска, чтобы помочь правящему режиму. В Ливии, по сути, речь идет о гражданской войне. Оппозиция практически с самого начала взялась за оружие и Запад, прикрываясь фразами о защите мирного населения, встал на одну из сторон. Открыто вмешался в вооруженный конфликт.


К.: Если Бен Али и Мубарак ушли практически без борьбы, то Каддафи даёт отпор силам оппозиции. На кого он опирается?


Р.: Здесь следует отметить довольно широкую социальную базу, на которую опирается режим Каддафи. Мы уже говорили о реальной социальной защищённости большинства граждан этой страны. Но политический диктат, ограничение свободы слова способствуют появлению социальной базы и у оппозиции. Кроме того, некоторые племена, прежде всего на востоке Ливии, чувствуют себя обделёнными властью и влиянием в обществе.


К.: Франция объявила о своём решении нанести удар по правительственным войскам и уже осуществила его. К ней присоединились некоторые члены Альянса. Как велики шансы этой коалиции одержать победу в этой войне?


Р.: Шансы весьма велики. Мы живём в эпоху войн нового поколения – бесконтактных дистанционных войн, воздушно-космическо-морских операций, которые уже неоднократно проводились за последние два десятилетия. Это была война против Югославии в 1999 году, три операции против Ирака, начальная фаза войны против Афганистана. Их организация и формы за последние два десятилетия были одинаковы – удары крылатых ракет воздушного и морского базирования по военным и экономическим объектам страны. Далее поимка, суд и расправа над руководителями страны. Обвинения их в геноциде и казнь. Совбез ООН и другие международные организации делают эти операции легитимными. А так называемый Гаагский трибунал довершает эту работу. И я бы сказал, что от такой участи не застрахована ни одна страна в мире, за исключением США. Подавляющее военно-техническое превосходства Соединённых Штатов делает их вершителями судеб большинства государств современного мира, но некоторые из них не хотят оказаться в очереди на заклание. Что они могут противопоставить? Обладание собственным ядерным оружием и террористические методы борьбы. Что собственно и происходит сейчас. Следствием развития современной геополитической обстановки будет рост терроризма, гонка вооружений (богатые страны станут активно закупать высокоточное оружие) и распространение ядерного оружия. Я совершенно не удивлюсь, если Иран вскоре продемонстрирует свою атомную бомбу. Его примеру последуют Саудовская Аравия, Турция и, возможно, Египет. Таким образом, терроризм и ядерное оружие становятся оружием слабых, а крылатые ракеты, авианосцы и подводные лодки – оружием сильных держав.


К.: Если Каддафи заставят уйти, что станет с Ливией, как государством, сохранит ли она свою целостность?


Р.: Думаю, что Ливия в том виде, каком она существует сейчас, не сохранится. Кланово-племенные противоречия разорвут её на несколько фрагментов. При этом богатые нефтью и газом районы попадут под контроль западных нефтяных компаний, а бедные превратятся в зоны гуманитарной катастрофы и состояния затяжной гражданской войны, в которой самое активное участие примут исламские радикалы. Откроется новый фронт против «западных крестоносцев» и их пособников. Создастся вакуум власти в регионе. Маловероятно, что в ближайшее время в стране появится новый лидер, способный объединить ливийский народ в единое государство. Народ Ливии, как это принято после любой революции, начнёт добрым словом вспомнит своего бывшего вождя и проклинать тот «агитпункт» в социальных сетях, который спровоцировал глобальное потрясение. Станет распространяться мнение, что революционные события в Северной Африке – это политический спектакль, режиссированный в Вашингтоне и отфотошопленный мировыми СМИ.


К.: Чем можно объяснить осторожную, можно сказать, замедленную реакцию американской администрации и смелость Саркози в стремлении покончить с режимом Каддафи?


Р.: На мой взгляд, здесь определяющими являются два фактора:


– американцы не хотят ввязываться в третью войну, когда не решены задачи в первых двух – в Ираке и Афганистане. Республиканская партия обвиняет Обаму в нерешительности и даже в трусости, но это не более чем желание набрать политические очки перед очередными выборами;


– сил НАТО вполне достаточно для решения «ливийской проблемы». Поэтому Саркози такой смелый. Он уверен в успехе операции. Ведь сколько-нибудь значительных людских потерь в этой дистанционной войне с заведомо слабым противником не ожидается. Американцы помогут крылатыми ракетами, как член НАТО. Одной-двух сотен ракет будет вполне достаточно.


Кроме того, Парижу очень нужна «зачистка» Ливии от каддафистов ввиду их угрозы обнародовать документы, свидетельствующие о финансировании официальным Триполи предвыборной кампании Саркози.