С надеждой на будущее

Аналитика
Евросоюз, вопреки собственным интересам, поддался на шантаж американской администрации

В своем комментарии в связи с решениями Европейского совета по ситуации на Украине российский МИД проявил одновременно и искреннее сожаление, и откровенность, и веру в будущее. Россия разочарована тем, «что Евросоюз, вопреки собственным интересам, поддался на шантаж американской администрации», но остается открытой «для равноправного, деидеологизированного диалога» и надеется, «что Евросоюз обретет собственный голос в международных делах».

В такие моменты понимаешь, насколько сложна работа дипломатов и сколько нужно иметь терпения и целеустремленности, чтобы выстраивать отношения, вести переговоры и заключать договоренности с партнерами, которые, хотя и имеют собственные интересы, не вполне свободны в своих решениях.

Еще 14 июля, по итогам переговоров президента Владимира Путина и бундесканцлера Ангелы Меркель было заявлено о скорейшей необходимости «установления прямых переговоров между украинским правительством и сепаратистами в форме видеоконференции». Это сообщение на пресс-конференции 14 июля подтвердили и пресс-секретари немецкого правительства.

15 июля, после встречи с президентом Хорватии Иво Йосиповичем, Меркель был задан вопрос о возможных санкциях в отношении России. Канцлер уклонилась от ответа, сославшись на то, что данный вопрос будет обсуждаться на предстоящем Европейском совете и пока рано говорить, какое общее решение будет принято.

Но уже в тот же день, 15 июля, после телефонных переговоров канцлера с президентами США и Украины, пресс-секретарь немецкого правительства Штеффен Зайберт заявил о том, что «Россия недостаточно оправдывает ожидания». То есть не оказывает на представителей ополчения необходимого влияния, чтобы побудить их к переговорам о прекращении огня, а кроме того неэффективно контролирует границу. В качестве последнего аргумента было напомнено о Крыме, «аннексия которого каждый день нарушает международное право».

На следующий день состоялся Европейский совет, результаты которого уже известны. На итоговой конференции Меркель высказалась в том духе, что если встреча контактной группы в форме видеоконференции состоится завтра, она будет это только приветствовать, однако уже слишком много дней упущено, и все это время гибли люди, а ситуация только ухудшалась. И вина за то, что все эти переговоры идут так долго, лежит, по словам канцлера, не на немецкой, французской или украинской стороне.

Очевидно, что-то изменилось после телефонных переговоров 15 июля. Чьи доводы подействовали на Меркель — Петра Порошенко или Барака Обамы — неизвестно. Но если верить комментарию российского МИДа, все же скорее всего Обамы. Возможно, речь шла о многомилионных штрафах, которые США, как ранее в случае с французским банком BNP Paribas, выдвинули в адрес немецких Deutsche Bank и Commerzbank. Возможно о чем-то ином. Но факт остается фактом — позиция Германии кардинально изменилась именно после этих телефонных переговоров.

При этом в Берлине прекрасно осведомлены о настроениях в Киеве и совершенно ясно понимают, что после «взятия» Славянска желание «добить врага» стало превалировать над стремлением к дальнейшим мирным переговорам.

Не исключено, впрочем, что серьезные поражения, которые потерпела украинская армия за последние дни, и обусловили необходимость жесткого давления на Евросоюз и Германию в частности. Теперь Киев сможет без потери лица вернуть себе роль «главного миротворца», а все дальнейшие шаги России в направлении мирного урегулирования можно подать как вынужденные под давлением санкций.

Впрочем, как будет дальше развиваться мирный процесс, и будет ли он действительно «двусторонним», на чем ранее настаивали представители ЕС, не вполне понятно. Особенно в связи с тем, что прошедший Европейский совет помимо решения о расширении санкций, принял также и решение об отмене введенных 20 февраля этого года ограничений на экспортные лицензии. Эти лицензии касались поставок на Украину «снаряжения для внутренних репрессий», а также вооружений и военных технологий. В феврале данные меры были введены Евросоюзом в связи с «ухудшением ситуации на Украине», «не оправдываемыми никакими обстоятельствами репрессивными действиями», насилием и нарушениями прав человека.

В этот раз Евросоюз никак не обосновал свой шаг: решение об отмене ограничений на экспортные лицензии было скромно помещено в конец абзаца, полностью посвященного осуждению «нелегальных действий вооруженных ополченцев» и призывам к России остановить поток оружия через границу.

Наверное, в качестве заключения здесь подойдет цитата из недавней колонки немецкого журналиста Якоба Аугштайна в «Шпигеле», посвященной текущему шпионскому скандалу и отношениям Германии с США: «Перед тем как желать осчастливить других, нужно сначала принять ответственность за самого себя. Почему русские или китайцы должны воспринимать нас всерьез, если мы сами этого не делаем? При полном отсутствии самоуважения в политике ничего не получится».