Концепция общественной безопасности и вопросы преобразования МВД

Аналитика
Кардинальное преобразование МВД позволило бы сократить часть госструктур

Современная ситуация в государственном управлении свидетельствует о значительном распылении сил и ресурсов. Во многом это определено широким «разбросом» тесно связанных направлений и функциональных задач по большому числу министерств и ведомств.

20 ноября 2013 года утверждена Концепция общественной безопасности в Российской Федерации. В Концепции различные направления обеспечения общественной безопасности собраны воедино. Это могло бы послужить удобной «правовой почвой» для концентрации государственных усилий на решении ключевых внутриполитических задач в рамках одного крупного ведомства.

Категория «общественная безопасность» - самостоятельный и важнейший предмет государственной политики. Правовое фиксирование этой категории на самом высоком уровне, вероятно, свидетельствует о происходящих качественных изменениях в системе государственной власти. Сам факт утверждения такой Концепции Президентом России указывает на укрепление правового фундамента внутренней политики страны.

В документе «общественная безопасность» определяется как «состояние защищённости человека и гражданина, материальных и духовных ценностей общества от преступных и иных противоправных посягательств, социальных и межнациональных конфликтов, а также от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

В сфере государственной власти понятие «общественная безопасность» наиболее распространено и привычно для сотрудников органов внутренних дел. В МВД существует Главное управление по обеспечению охраны общественного порядка, ранее была Служба общественной безопасности. Даже представленная Концепция, утвержденная Президентом России, местами повторяет другой документ - Концепцию развития Службы общественной безопасности Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденную приказом МВД России №240 от 15 марта 2002 года. Тогда общественная безопасность рассматривалась в том же контексте - «состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от общественно опасных деяний и негативного воздействия чрезвычайных обстоятельств, вызванных криминогенной ситуацией в Российской Федерации, а также чрезвычайных ситуаций, вызванных стихийными бедствиями, катастрофами, авариями, пожарами, эпидемиями и иными чрезвычайными событиями».

Министерство внутренних дел исторически являлось главным ведомством страны, обеспечивающим социальный порядок в государстве и внутренний баланс в обществе. Министр внутренних дел согласно Манифесту об учреждении министерств, появившемуся в 1802 году, должен был «печься о повсеместном благосостоянии народа, спокойствии, тишине и благоустройстве всей Империи».

До революции МВД занималось различными вопросами, от переселения до почтовых дел. В ведении министерства были даже губернские и уездные администрации. В фокусе внимания находились религиозные, национальные вопросы, процессы переселения. Полицейские функции выполнял департамент полиции. По сути, МВД Российской империи являлось главной опорой Государя в реализации внутренней политики страны.

И тогда руководителями ведомства чаще назначались не выходцы из полицейской среды, а гражданские государственные деятели. Достаточно вспомнить таких ярких министров внутренних дел, как Вячеслав Константинович фон Плеве и Петр Аркадьевич Столыпин.

Сегодня в России нет структуры, подобного назначения и эффективности. В недавнем прошлом в фокусе Министерства внутренних дел находились такие вопросы, как пожарная безопасность, борьба с незаконным оборотом наркотиков и противодействие нелегальной миграции. Сегодня эти направления «разбросаны» по разным структурам, в частности, ФМС, ФСКН, МЧС.

У нас фактически отсутствует какой-либо единый государственный орган, который занимался бы вопросами внутренней политики. Министерство внутренних дел превратилось в силовой механизм по решению задач преимущественно оперативного характера, фактически без государственно-стратегической доминанты.

Вместе с тем, здоровье социального организма, его безопасность определяются в первую очередь прочностью духовно-культурного скрепляющего ядра в обществе, его идеологией. Практика показывает, что весьма сложно бороться, например, с коррупцией, если в общественной системе доминирует стремление к потреблению материальных благ.

По-видимому, нужна полная функциональная и институциональная «перезагрузка» МВД. Вряд ли приемлемы предложения, выдвигаемые людьми не всегда компетентными в данной области и направленные на рассредоточение функций министерства, передачи их на места.

Напротив, сегодня требуется усиление «вертикали власти» в МВД. При этом силовая составляющая должна стать полностью подчиненной государственно-политическому началу.

Попытки внести государственно-политическую доминанту в работу МВД осуществлялись с назначением главой ведомства Б.В. Грызлова. Конечно, «истинные милиционеры» были недовольны этим. Однако это скорее «кастовое» неприятие. Такие вещи со временем проходят. Вместе с тем, тогда министерство стало «оживать». Наметились предпосылки перерождения его во внутриполитический орган, где привычная «карательная» функция минимизирована и является лишь инструментом сохранения общественного порядка.

Сегодня более решительное и кардинальное преобразование МВД позволило бы сократить часть государственных структур, часто занимающихся дублированием функций других ведомств, или вообще малоэффективных. Наиболее успешная модель министерства внутренних дел вполне могла бы осуществлять функции ФМС, ФСКН, МЧС.

Полное реформирование МВД с одновременным сокращением ряда министерств и ведомств является, на наш взгляд, одним из главных условий успешной реализации утвержденной Президентом России Концепции общественной безопасности в Российской Федерации.