ЕС-Украина: последний шанс?

Аналитика
Идти на серьёзные уступки Киеву Брюссель всё же не намерен

До момента, когда станет окончательно ясна судьба соглашения об ассоциации между ЕС и Украиной остались считанные дни. 18 ноября Совет министров иностранных дел ЕС должен решить, подпишет ли Евросоюз этот документ на предстоящем саммите Восточного партнерства в Вильнюсе. Это последняя сессия Совета перед саммитом, и другой возможности, скорее всего, не будет.

Как известно, основным препятствием для подписания соглашения является «дело Тимошенко». Ещё весной этого года некоторые европейские политики высказывались в том духе, что, возможно, не стоит излишне политизировать «дело Юлии Тимошенко» и ставить судьбу «европейского выбора» Украины в прямую зависимость от судьбы одного человека. Однако данная точка зрения не получила широкой поддержки. Сегодня большинство представителей Евросоюза настаивают не только на положительном решении «дела Тимошенко», но также и на том, что Украина должна, говоря словами немецкого министра иностранных дел Гидо Вестервелле, «достоверно и доказуемо» показать, что она преодолела проблему селективной юстиции.

21 октября Совет министров иностранных дел ЕС ещё раз подтвердил свои требования к Украине, выполнение которых является необходимой предпосылкой подписания соглашения. Как и прежде от Киева требуются «решительные действия и ощутимый прогресс» в трёх сферах: приведение итогов выборов 2012 года в соответствие с международными требованиями, решение проблемы селективной юстиции и реализация реформ, предусмотренных общей повесткой дня ассоциации[1]. Ссылка на эти требования содержится и в итоговой резолюции Европейского совета, прошедшего 24-25 октября[2].

По итогам Совета ЕС сообщалось, что практически все министры сошлись во мнении о том, что освобождение Юлии Тимошенко является основной необходимой предпосылкой подписания соглашения. При этом, как заявил британский министр иностранных дел Уильям Хейг, «то, что происходит с госпожой Тимошенко – это одна проблема, но не единственная – хотя она и имеет важное значение». По словам министра, ЕС сможет подписать соглашение с Украиной только в том случае, если будут выполнены все требования по реформе юстиции и правоприменения[3]. В том же духе высказалась и канцлер ФРГ Ангела Меркель на пресс-конференции по итогам Европейского совета: «Речь идёт не только о «случае Тимошенко», но также и об изменениях в законодательстве»[4].

Таким образом, ЕС ожидает в настоящее время от Украины не просто компромисса по «делу Тимошенко», но принципиального решения проблемы селективной юстиции. В этой связи возникают серьёзные сомнения, что внесённые в Раду законопроекты, допускающие возможность лечения заключённых за границей, даже в случае, если они будут приняты, смогут снять все препятствия на пути подписания соглашения. Не исключено, что одно лишь разрешение Тимошенко отправиться на лечение в берлинскую клинику «Шарите» не удовлетворит европейских политиков.

Несмотря на всю заинтересованность в скорейшем подписании соглашения с Украиной, многие в Евросоюзе понимают, что важен не сам факт подписи под документом, а последующая его имплементация. И чем быстрее и эффективней будет идти этот процесс, тем быстрее Украина пройдёт действительную «точку невозврата», оказавшись в политической, экономической и, главное, нормативной зависимости от ЕС. Согласившись сегодня на уступки Киеву в таком принципиальном вопросе как «дело Тимошенко», Брюссель подорвёт собственные возможности влиять на политические элиты как Украины, так и других стран Восточного партнёрства, и тем самым создаст почву для торможения процесса имплементации соглашения.

По сути, ЕС стоит сегодня перед выбором: добиться краткосрочного успеха, подписав соглашение с Украиной «как есть», но создать себе трудности на перспективу, либо же взять тайм-аут, но гарантировать благоприятные условия для последующей имплементации соглашения и тем самым обеспечить долгосрочный успех.

Можно не сомневаться, что в иных условиях Евросоюз однозначно выбрал бы второй сценарий, но сейчас выбор осложняется из-за наличия серьёзного «интеграционного конкурента» в лице Таможенного союза Белоруссии, Казахстана и России. Собственно, на протяжении всего этого года многие европейские политики, аргументируя в пользу необходимости скорейшего подписания соглашения с Украиной, заявляли об опасности разворота Киева в направлении евразийской интеграции. Именно этот фактор обуславливает постоянное откладывание Брюсселем сроков принятия окончательного решения и его повышенную дипломатическую активность в отношении Киева, достигшую к октябрю своего пика. ЕС действительно прилагает максимум усилий для того, чтобы обеспечить Украине все условия для выполнения хотя бы основных его требований.

Но, похоже, что идти на серьёзные уступки Киеву Брюссель всё же не намерен. И на фоне медлительности Киева это порождает пессимистические прогнозы относительно перспектив соглашения с Украиной. В последние дни от европейских политиков всё чаще можно слышать сомнения в том, что оно будет подписано в Вильнюсе. Как отметил шведский министр иностранных дел Карл Бильдт, в настоящий момент он бы не сделал ставку ни на один из возможных сценариев[5]. Его польский коллега Радослав Сикорски также не исключает срыва соглашения и полагает, что в этом случае подписание может быть перенесено на 2014 год[6]. Схожего мнения придерживается и польский депутат Европарламента Яцек Сариуш-Вольски, полагая, однако, что вторая попытка станет возможной только в 2015 году[7].

Прогнозировать дальнейшее развитие ситуации сегодня невозможно. Евросоюз находится в достаточно сложном положении, и, очевидно, европейская дипломатия в ближайшие дни приложит все усилия для того, чтобы оказать давление на Украину и развернуть ситуацию в свою пользу. Но уже сейчас ясно, что в Брюсселе не исключают возможности срыва подписания соглашения. И скорее всего, если Киев не пойдет на уступки, данный сценарий будет реализован, а вся ответственность за срыв будет переложена на украинское руководство.


[5] On The EU And Ukraine: 'Slightly Pessimistic'. Radio Free Europe, 06.11.2013. 

[7] Jacek Saryusz-Wolski. Twitter. 14.10.2013.