Зачем президент Пакистана едет в Индию?

Новости
8 апреля президент Пакистана Асиф Али Зардари совершит однодневный визит в Индию. Сначала планировалось, что визит будет носить частный характер, и Зардари просто посетит гробницу суфийского святого Мойнуддина Чишти в Аджмере. Однако затем было объявлено, что перед поездкой в Аджмер пакистанский президент заедет в Дели, где его примет премьер-министр Индии Манмохан Сингх. Главный вопрос, который возникает в связи с этим, звучит так: что это – просто визит вежливости или символ поворота к лучшему в отношениях Индии и Пакистана? Комментарий Бориса Волхонского, старшего научного сотрудника Центра Азии и Ближнего Востока РИСИ.

Б.М. Волхонский, старший научный сотрудник Центра Азии и Ближнего Востока

8 апреля президент Пакистана Асиф Али Зардари совершит однодневный визит в Индию. Сначала планировалось, что визит будет носить частный характер, и Зардари просто посетит гробницу суфийского святого Мойнуддина Чишти в Аджмере. Однако затем было объявлено, что перед поездкой в Аджмер пакистанский президент заедет в Дели, где его примет премьер-министр Индии Манмохан Сингх. Главный вопрос, который возникает в связи с этим, звучит так: что это – просто визит вежливости или символ поворота к лучшему в отношениях Индии и Пакистана?

Последний визит пакистанского президента в Индию состоялся в 2005 году, когда Манмохан Сингх принимал Первеза Мушаррафа. Тогда не было недостатка в восторженных комментариях, выдержанных в том духе, что сторонам удалось наладить конструктивный диалог по всему комплексу проблем, включая самую острую – кашмирскую.

Однако в ноябре 2008 года в Мумбаи произошли страшные теракты, в которых явно просматривается пакистанский след, и диалог был прерван. В последние месяцы в отношениях Индии и Пакистана наметилось очевидное потепление. В ноябре прошлого года Пакистан предоставил Индии статус наибольшего благоприятствования в торговле. В конце марта Манмохан Сингх встречался с пакистанским премьером Юсуфом Резой Гилани в рамках ядерного саммита в Сеуле и получил приглашение посетить Пакистан.

Впрочем, сами по себе встречи высших руководителей не решают главные проблемы. Кашмирская проблема столь же далека от разрешения, как была раньше. Но эти встречи отражают стремление к диалогу, в котором заинтересованы не только эти две страны, но и все важнейшие мировые державы, имеющие интересы в регионе Южной Азии и вокруг нее.

Сегодня, когда вывод войск США и НАТО из Афганистана в 2014 году выглядит делом решенным, самый острый вопрос стоит так: что будет в Афганистане после ухода Запада? Заинтересованность Индии в участии в послевоенном урегулировании в Афганистане очевидна. В конце марта президент крупнейшего государственного сталелитейного концерна Индии – Steel Authority of India – Чандра Шекхар Верма объявил о том, что Индия намерена вложить до 11 млрд долларов США в разработку месторождения железной руды в Хаджигаке и строительство сталелитейного завода в Афганистане. После подписания контракта (оно ожидается в течение ближайших двух месяцев) Индия вытеснит Китай с позиции крупнейшего иностранного инвестора в Афганистане.

Однако у Индии нет общей границы с Афганистаном, и сохранять свое влияние там, а тем более – вести торговлю, минуя Пакистан, практически невозможно. Альтернативный путь через Иран длиннее, дороже и сопряжен с политическими рисками из-за неопределенности будущего Ирана и возможности эскалации напряженности в его отношениях с Западом, вплоть до вооруженного конфликта.

Таким образом, для Индии налаживание отношений с Пакистаном означает гарантию сохранения влияния в Афганистане. А для Пакистана налаживание диалога с Индией важно потому, что в последние месяцы резко обострились пакистано-американские отношения, и у Пакистана остался фактически единственный геополитический союзник – Китай. Конфронтация с Индией в условиях фактической внешнеполитической изоляции явно не в интересах нынешнего руководства Пакистана.

Остается открытым вопрос, сколько продлится этот период относительного потепления. В Пакистане всеобщие выборы намечены на 2013 год, в Индии – на 2014-й. И не исключена вероятность, что власть сменится в обеих странах, а как поведут себя новые лидеры, пока сказать трудно. Тем не менее, объективная реальность требует продолжения диалога.