Российский природный газ в Европе (ЕС).

Аналитика
Доклад заместителя директора РИСИ И. В. Прокофьева  на конференции по вопросам перспектив энергетического сотрудничества между Россией и Кипром «К устойчивому энергетическому будущему», 30 января в г. Ларнак (Кипр).

Доклад заместителя директора РИСИ И. В. Прокофьева  на конференции по вопросам перспектив энергетического сотрудничества между Россией и Кипром «К устойчивому энергетическому будущему», 30 января в г. Ларнак (Кипр).

Уважаемый г-н председатель, уважаемые дамы и господа, коллеги!



Прежде всего, позвольте поблагодарить за возможность выступить перед Вами по такой интересной, но  вместе с тем острой и противоречивой теме, как «Российский природный газ в Европе».


Об остроте и противоречивости обсуждаемой темы можно судить даже по тому, что в самом названии доклада содержится как минимум два очень серьезных вопроса, на обсуждение которых может уйти не только предусмотренные для доклада двадцать минут, но и несколько конференций. Причем применительно к этим гипотетическим конференциям с уверенностью можно сказать только то, что точный и полностью приемлемый для всех заинтересованных сторон ответ не будет найден.


Первый вопрос связан с определением понятия – Европа, второй вопрос, по которому также имеются экспертные разногласия – это в какой степени экспортируемый из России природный газ является российским, а не туркменским или азербайджанским или узбекским или же собственностью некой транснациональной компании. Вопрос о том, как и где именно происходит изменение, скажем так, национальной принадлежности энергоносителей в процессе их транспортировки - может стать предметом специально дискуссии, но давайте с известной долей упрощения будем под российским газом все таки понимать газ добытполученный на территории Российской Федерации.


Вернемся к Европе и связанной с этим словом неопределенностью. Географическое определение Европы является точным и практически бесспорным, но когда мы начинаем оперировать геополитическими терминами, то в этом случае Европа может восприниматься либо как 27 стран членов ЕС, либо как ЕС и еще несколько стран. Сколько этих стран и какие именно из них могут быть отнесены к Европе, сильно зависит о позиции эксперта по этому вопросу.


Далее, если мы говорим об экспорте энергоносителей из России в Европу, то означает ли это что, тем самым, мы отказываемся признавать принадлежность России к Европе.  Полагаю, Вам известны весьма оживленные дискуссии внутри ЕС, особенно среди определенной группы стран новых членов ЕС, о том, где должна проходить граница между Российской Федерации и ЕС.


Я, равно как большинство российских экспертов и обычных граждан России, выступаем против границ или барьеров между нашей страной и другими европейскими странами. И, соответственно, рассматривая проблемы экспорта энергоносителей из России в Европу, мы не отделяем Россию от Европы, но условно подразумеваем под Европой ЕС.


В своих выступлениях я предпочитаю оперировать конкретным цифрам и статистическим данным, но энергетическое сотрудничество России и ЕС содержит в себе много моментов, которые сложно объяснить только с помощью цифр. Ряд основополагающих моментов требует уточнения на принципиальном уровне, причем их число не снижается.


Около 4-х лет тому назад для журнала «Мировая энергетика» мною была подготовлена статья о проблемах энергетического сотрудничества России и ЕС, которая, по просьбе редакции, была опубликована под названием «Нужны ли Европе российские нефть и газ». А совсем недавно, буквально перед самым вылетом в Ларнаку я прочитал статью из журнала «Нефть России» с таким забавным предисловием – «…множество событий в человеческой истории остаются неразгаданными до конца. Мы до сих пор достоверно не знаем, живет ли в шотландском озере Лох-Несс чудовищный ящер, а в энергетике многие эксперты не могут найти ответ на вопрос, насколько на самом деле нужны Европе российские энергоносители…» Это конечно шутка, но грустная шутка и на нее надо обратить внимание хотя бы потому, что учредителем журнала «Нефть России» является НК «Лукойл».


Как нам представляется, выше сказанное позволяет говорить о том, что уже много лет не только российские ученые, но эксперты – аналитики ведущих энергетических компаний не в полной мере понимают наших партнеров из ЕС. Сказав это, я с полным пониманием отношусь к тому, что и европейские эксперты, со своей стороны, имеют определенные замечания к аргументам российской стороны. Это вполне естественно, и это определяет необходимость международных конференций.


Тот факт, что в работе нашей конференции принимает участие д-р Андреас Пуликас (D-r Andreas Poullikkas), автор известной монографии «Independent Power Technology Selection Algorithm», позволяет мне не приводить аргументацию экономических и экологических преимуществ природного газа, особенно для производства электрической энергии.  Конечно, чтобы воспользоваться преимуществами природного газа, надо  иметь к нему доступ. В настоящее время определенные проблемы в этом вопросе есть у Кипра, но ЕС в целом находится в исключительно благоприятных условиях для обеспечения поставок природного газа, и трубопроводного и СПГ - сжиженного природного газа. В том числе и благодаря России, но всегда ли поставки природного газа из России воспринимаются как благо.


Позвольте мне в дальнейшем сконцентрироваться на 3-х вопросах.


1. Объемы экспорта природного газа из России в ЕС и доля российского газа на европейском газовом рынке.


2. Экспортный потенциал России и влияние запасов газа на объемы добычи.


3. Новые российские газопроводы на европейском направлении. Очень бы хотелось поговорить об СПГ, но надеюсь обсудить это перспективное направления мировой торговли природным газом на наших последующих встречах.


Итак, перспективы экспорта российского газа в ЕС.


Прежде всего, хотелось бы ознакомит Вас с позицией экспертов РИСИ. Мы всегда были против концепции непрерывного увеличения экспорта энергоносителей из России, но понимали особую роль нашей страны в структуре мировой энергетической безопасности и связанную с этим необходимость экспорта энергии в интересах других стран. Как нам представляется, компромиссом между не желательностью увеличивать экспорт энергии  и необходимостью экспортировать,  могла бы стать стабилизация экспорта и нам приятно, что в новой «Энергетической стратегии России до 2030 г.» (ЕС 2030) отмечена целесообразность стабилизации экспорта энергоносителей. Причем по нефти в самое ближайшее время, а по природному газу начиная с 2020-2025 гг.


Базовый вариант ЭС 2030 предполагает, что поставки природного газа в Европу увеличатся с современных 160 млрд. куб. м в год до порядка 200 млрд. куб. м в 2030 г. Без Турции, на ЕС-27 придется порядка 175 - 180 млрд. куб. м. Попробуем оценить, 180 млрд. куб. м природного газа – это много или мало для ЕС, и сколь реалистично.


Если ориентироваться на последние данные Европейской комиссии, то энергосбережение и развитие ВИЭ (возобновляемых источников энергии) позволят ЕС замедлить рост импорта природного газа и он составит в 2020 г. порядка 430 млрд. куб. м. Т.е. российская доля будет составлять порядка 40 %, что близко к текущему уровню.


 Европейская комиссия предполагает, что если ЕС сможет выйти на формирование новой энергетической политики и будут высокие мировые цены на энергоносители, то импорт газа может сократиться еще больше, до 270 млрд. куб. м. Я не буду оценивать вероятность и целесообразность для ЕС реализовать на практике такую энергетическую политику, но в этом случае заявленный в Энергетической стратегии России экспорт природного газа в объеме 180 млрд. куб. м не будет востребован в ЕС, т.к. достаточно сложно предположить что ЕС пойдет на 70 % импорта из России.


Посмотрим, как «Газпром» оценивает возможный экспорт в ЕС.


Применительно к теме нашего разговора, может представлять интерес следующая информация с официального Интернет сайта «Газпрома».


1 – «Газпром»  рассматривает себя в качестве – «одной из крупнейших в мире энергетических компаний». Акцент на слове – энергетическая компания, т.е. добыча газа - это не более чем одно из направлений бизнеса.


2 – Заявлено, что миссия Газпрома заключается, в том числе, …в выполнении с высокой степенью надежности долгосрочных контрактов по экспорту газа. Акцент на слове – долгосрочные.


3.  – «Газпром» не приводит точных данных о предполагаемых объемах экспорта природного газа, что вполне логично, т.к. нельзя продать больше чем Ваш партнер захочет купить. Ссылаясь на европейские источники, Газпром оценивает необходимый для ЕС импорт природного газа в 530 млрд. куб. м. на 2025 г. и в этом случае  российская  доля в импорте ЕС снизится с 38 % в 2007 г. до 33 % в 2025 г.


Какой можно сделать вывод из выше сказанного. В «ЭС-2030» Россия обозначила экспортный потенциал по природному газу на европейском направлении, но его практическая реализация будет во многом зависеть от ЕС. Причем, российский вариант развития событий на европейском газовом рынке не предполагает усиления нашего присутствия.


В последнее время стало популярным говорить о формировании справедливых мировых цен на энергоносители, мне же хочется осудить с Вами, а каким должно быть так называемое справедливое присутствие России на европейском газовом рынке. Для этого сравним трех крупнейших для ЕС поставщиков природного газа, Россию, Норвегию и Алжир. В таблице представлены их доли в импорте ЕС-27, в мировых запасах природного газа и в мировой добыче.

 

EU-27imports, %

Proved reserves, %

Production, %

Russia

37

24,3

19,6

Norway

26

1,6

3,2

Algeria

15

2,8

2,4

(2008 г., данные ВР и Eurostat)



Если при оценки объемов справедливого или целесообразного присутствия той или иной страны на крупном рынке, именно крупном, учитывать их объективные возможности, в нашем случае это запасы и объемы производства природного газа, то доли Норвегии и Алжира должны были быть раз в десять ниже чем у России, т.е максимально по 3 – 4 % у каждой страны. Можно конечно придерживаться и иной логике, но можно ли на ее основе строить долгосрочные планы – это еще один вопрос, достойный отдельного обсуждения.


Предельно кратко остановлюсь на новых российских газопроводах. По разным оценкам, на реализацию проектов «Северный поток» и «Южный поток» потребуется порядка 40 – 50 млрд. долларов, при достаточно прогнозируемой перспективе увеличения расходов. Конечно, Газпром и  Россия не в одиночку будет финансировать эти проекты, но в любом случае речь идет о миллиардах долларов, которые могли быть полезны для модернизации российской экономики. Но, в современных условиях, их строительство является для России вынужденной мерой и преследует цель сформировать диверсифицированную систему экспортных газопроводов.


Вероятно, целесообразно напомнить, что страна – член ЕС, которая сейчас наиболее активно выступает против «Северного потока», ранее своими действиями блокировала возможность развития сухопутных маршрутов и подвела Россию к необходимости развивать проект «Северный поток».


Кроме того, при оценке перспектив будущей европейской структуры газопроводов,  любой национальной принадлежности, можно много говорить о геополитических интересах, но реальное строительство трубопровода, стоимостью в многие миллиарды долларов,  начнется только после того, как  газ, предназначенный для транспортировки, будут продан, причем на срок достаточный для возврата инвестиций. Т.е. после  того, как будет обеспечен баланс интересов продавца и потребителя, а инвестор будет уверен в возврате денег с прибылью.


В конце выступления я хотел бы еще раз сказать о том, что природный газ является одним из наиболее привлекательных видов топлива, но у ряда стран есть определенные проблемы с доступом к нему. В настоящее время в мире усиливается интерес не только к возобновляемым источникам энергии, но и к атомной энергии. Как нам представляется, возможность использования на Кипре малых плавучих АЭС, разработка которых активно идет, в том числе и в России, является интересной темой для обсуждения.