Украинцы не ценят своё государство

Мы в СМИ
На Украине – годовщина Майдана и новые погромы. Последние новости из этой страны Руслан Быстров обсуждает в эфире «Вестей ФМ» с ведущим научным сотрудником Российского института стратегических исследований Олегом Неменским и украинистом, политологом, членом Совета по межнациональным отношениям при президенте России Богданом Безпалько.

БЫСТРОВ: Спустя четыре года после Евромайдана можно ли сказать, что что-то могло пойти по-другому, как вы думаете, уважаемые коллеги?

БЕЗПАЛЬКО: Я думаю, что нет. Более того, я бы сказал, что, вообще, Евромайдан – то всего лишь следствие закономерное той политики, которая на Украине ведётся с 1991 года. Давайте не будем забывать, что перед Евромайданом был Майдан с Виктором Ющенко. Он уже заложил вот те самые трещины законодательного, конституционного поля, которые сейчас развалилось абсолютно. Ведь он же выиграл благодаря третьему туру, который не предусмотрен конституцией. Начинается всё с малого. Начиналось, я помню, в начале 90-х годов с учебников истории Ореста Сутельного, которые завозили из Канады и в которых вся история формировалась в головах граждан Украины совершенно по-другому. Ведь эти люди, которые идут и в «Правый сектор» или которые просто поддерживают деятельность «Правого сектора», у них же всё это сознание было сформировано не за 10 минут, даже не за полгода с помощью телевидения. Это сознательная политика гуманитарная, историческая, которая вот сейчас, уже в своей вершине, собственно, она нам доступна для демонстрации в лице таких людей, как Вятрович, который возглавляет Институт исторической памяти и который выступает с вполне конкретными монументальными предложениями, точнее, антимонументальными: снести памятник, например, или изменить памятник Родины-Матери. Кто-то в Киеве предлагал уже сносить памятник князю Владимиру, я напомню. То ест это не касается чисто советского периода, это формирование новой ментальности у граждан Украины. Естественно, что оно в том числе было затронуто и на Евромайдане.

НЕМЕНСКИЙ: Я бы дополнил, что несомненно тут огромную роль играет постсоветский период, но корни всего этого закладывались именно в советское время, потому что… Вот мы сейчас недооцениваем, по каким учебникам учились на Украине люди, как они изучали историю Украины. Им объясняли, что их народ издревле был в порабощённом состоянии, что вот он как потерял государственность в XIII веке, и с тех пор какие только оккупанты и злостные силы не приходили. И Российская Империя, как в виде царизма, которая распространяла сюда крепостное право и прочее, так же виделась вот этой внешней и очень неприятной силой. И при этом в советских учебниках во главу угла ставилась классовая борьба. И на материале украинской истории классовая борьба оказывалась совершенно тождественна национальной борьбе. Потому что весь, якобы существовавший в древности, украинский народ, хотя это очень спорный вопрос, потому украинского самосознания на массовом уровне не было, но весь этот народ был ущемлённым, эксплуатируемым классом. И людей приучали к мысли о том, что главный способ реализации украинского народа почти во всю его историю, главный метод самоутверждения – это восстание, это всякие революции, вот каким, собственно, была Хмельнитчина и много другого. И действительно, люди воспитались с мыслью о том, что для того чтобы что-то было хорошего в стране, для того чтобы утвердить свой народ, надо восставать, надо устраивать беспорядки…

БЫСТРОВ: А был другой вариант в 2013 году в конце или в начале 2014?

НЕМЕНСКИЙ: Да не было. Очень правильно было сказано, что, ну, действительно, так украинцев воспитывали и образовывали, так формировали их самосознание, их менталитет на протяжении всего XX века и начала XXI. Так что это всё очень закономерно происходит. Ведь куда развивается Украина, вот оба присутствующих в этой студии эксперта давно говорили, ещё с конца 90-х годов, и мы были во всём правы, как сейчас видим. Да? Украинцам не свойственно государственническое мышление. Вообще жителям Украины как-то оно не свойственно. Они не ценят своё государство, не понимают, зачем оно, в общем-то, нужно. Для них государство – это что-то такое, что может пригодиться для того, чтобы соединиться с Западом, стать частью Запада. Вот это очень хотят.

БЫСТРОВ: Почему с Западом, почему не с Россией? Я продолжу вопрос. Всё ли сделали мы, достаточно ли работы мы вели с народом украинским? Не с элитами, а с народом Украины, для того чтобы было по-другому?

НЕМЕНСКИЙ: Ну, мягко говоря, недостаточно. Так сложилась идеология украинства, её такой создали в XIX веке ещё, и действительно, мы уже тогда очень много упустили в этом процессе. Надо сказать, что наши имперские власти не очень умели работать с национальными идеологиями.

Полностью слушайте в аудиоверсии.

Украина