Эволюция американской ПРО

Мы в СМИ
Вашингтон не снижает темпов развёртывания глобальной системы противоракетной обороны. При этом США и их ближайшие союзники по НАТО не намерены ограничивать её масштабы или создавать совместную ПРО с российским Вооружёнными Силами.

Эти выводы сделаны членом Экспертного совета Межведомственной рабочей группы при Администрации Президента РФ по взаимодействию с НАТО в сфере ПРО Владимиром Козиным на основе многолетних исследований американской политики в области противоракетной обороны. Результаты изысканий он собрал в книге «Эволюция противоракетной обороны США и позиция России (1945–2013 гг.)», презентация которой состоялась на днях в Российском институте стратегических исследований.

В исследовании автор опирался на конкретные источники: опубликованные администрацией президента США документы, выступления главы государства и его ближайших помощников. В подтверждение того, что США не намерены как-либо ограничивать развёртывание своей системы ПРО, Владимир Козин привёл письменное обращение президента Барака Обамы к сенату в 2011 году. О этом же в конце сентября 2013 года заявляла и соратница американского президента Роуз Гёттемюллер, выдвинутая им на пост заместителя государственного секретаря по контролю над вооружениями и международной безопасности.

«Заявления высшего американского военно-политического руководства показывают, что Вашингтон не намерен снижать темпов развёртывания средств перехвата баллистических и крылатых ракет наземного и морского базирования», - отметил учёный. По его словам, финансирование противоракетных программ Пентагона, несмотря на общее сокращение военных расходов, не снижается, оставаясь на уровне 8 млрд. долларов ежегодно. Согласно приведённым в книге данным, в 2014 году США примут на вооружение 180 ракет-перехватчиков «Стэндард-3», а также 98 тактических противоракет. А к 2020 году Пентагон планирует закупить ещё 678 ракет-перехватчиков различных модификаций.

Не менее значимым исследователь считает увеличение масштабов военно-технического сотрудничества США в области ПРО с отдельными государствами, не входящими в Североатлантический альянс. Все они по стечению обстоятельств расположены в зоне Азиатско-Тихоокеанского региона, на Ближнем и Среднем Востоке, а также в районе Персидского залива. Уже в ближайшие годы комбинированный американский и региональный противоракетный потенциал составит до 800 ракет-перехватчиков класса «Пэтриот» и ПРО ТВД «THAAD». А по уточнённой программе развёртывания глобальной системы ПРО создание к 2040 году группировки из 84 кораблей с противоракетными средствами кратно увеличит степень охвата американскими противоракетными средствами морских и океанских пространств.

Причём заверения американских властей в том, что глобальная ПРО призвана снизить иранскую и корейскую ядерную угрозу, по оценке Владимира Козина, не выдерживают никакой критики. По его словам, несмотря на предостережения Москвы, США и их ближайшие партнёры по НАТО продолжают наращивать противоракетные ударно-боевые средства в виде ракет-перехватчиков и информационно-разведывательных средств глобальной системы ПРО в непосредственной близости от России.

Гарантированной на словах ненаправленности американских противоракет «в сторону» российских Стратегических ядерных сил противоречат, в частности, ближайшие планы НАТО по развёртыванию оперативных противоракетных комплексов на территории Румынии и Польши. Кроме того, практически постоянное боевое патрулирование в Баренцевом, Средиземном и Чёрном морях несёт корабельная группировка ВМС США в составе 29  крейсеров и эсминцев, вооружённая современными противоракетными средствами.

Вопрос ПРО в российско-американских отношениях, по оценкам исследователя, не является результатом недопонимания между Москвой и Вашингтоном. «Это проблема столкновения различных коренных государственных военно-политических и военно-стратегических интересов между Россией и США», - отметил Владимир Козин. При этом он добавил, что складывающаяся ситуация - результат всё той же американской «исключительности» и «неадекватного представления многих поколений американского руководства о доминирующей роли американской силы» в решении мировых проблем.

По этим причинам автор книги «Эволюция противоракетной обороны США...» ставит данную проблему как главную, а не второстепенную в российско-американских отношениях. «Эта проблема - самая мощная и долговременная провокационная акция Вашингтона после завершения «холодной войны», - отмечает член-корреспондент РАЕН Владимир Козин. - Она превосходит по своим последствиям и Карибский кризис 1962 года, и двойное ракетно-ядерное решение НАТО 1979 года». Одностороннее и ничем не ограниченное развёртывание глобальной системы ПРО США и НАТО, по его убеждению не только несёт негативные последствия для России, её союзников и друзей, но и в целом может иметь последствия глобального характера. Рост недоверия между двумя ядерными державами, возможно, обернётся новой гонкой вооружений с вовлечением и других стран.

Наличие постоянной угрозы стратегического характера в непосредственной близости от российских границ, по словам автора исследования, повлечёт за собой ответные, более жёсткие меры военно-политического и военно-технического характера. Не допустить развития событий по этому сценарию, по мнению Владимира Козина, может только новый всеобъемлющий договор по ПРО, который ограничивал бы масштабы развёртывания противоракетных систем как на территории государств, так и за пределами их национальных границ. А его участниками могли бы выступить все страны, располагающие потенциалом создания противоракетных систем.

Автор  Александр АЛЕКСАНДРОВ, «Красная звезда». 19 октября 2013 года