К началу процесса над Ратко Младичем в Международном трибунале по бывшей Югославии

Аналитика
Беседа со старшим научным сотрудником отдела ЕАИ, к.и.н. Н. Бондаревым.


Беседа со старшим научным сотрудником отдела ЕАИ, к.и.н. Н. Бондаревым.



Как вы оцениваете задержание Ратко Младича и его передачу Международному трибуналу по бывшей Югославии (МТБЮ) сейчас, когда страсти несколько улеглись?


Я выскажу парадоксальное, на первый взгляд, суждение. Сам по себе выход Младича из подполья должен расцениваться как явление положительное. Объясню почему. В западном общественном мнении существуют устоявшиеся антисербские стереотипы. Сербы виноваты в распаде Югославии, сербы инициировали вооруженные конфликты в бывших югославских республиках, они же осуществляли геноцид в отношении боснийских мусульман, хорватов, албанцев, они же виновны в резне в Сребренице, которую представители МТБЮ официально называют «самым страшным преступлением в Европе со времен Второй мировой войны» (пресса охотно подхватывает и тиражирует подобные клише). Однако даже шапочное, поверхностное ознакомление с историей югокризиса показывает, что не все там столь просто и однозначно. В частности, восемь тысяч убитых в Сребренице мирных граждан это чистое мифотворчество, это такой страшный мыльный пузырь, который неизбежно рано или поздно лопнет.


Так вот, чтобы опровергнуть подобные мифы, показать и доказать, что один народ не может быть ответственным за все кровопролитие, происходившее на Балканах в девяностые годы, а в идеале призвать к ответу подлинных виновников той же Сребреницы, бывшим лидерам боснийских и хорватских сербов необходимо перестать скрываться. Общественное мнение так устроено – если Младич прячется, значит он не прав, значит ему есть что скрывать, а все, что ему приписывается – правда. Можно смело называть любое число погибших в той же Сребренице, хоть восемь тысяч, хоть сто. Очень показателен в этом плане материал агентства «Ассошиэйтед Пресс», посвященный поимке Младича. В «шапке» статьи говорилось «главный виновник войны, унесшей 100 тысяч жизней, пойман». Если читать саму статью, то становится понятно, что сто тысяч это, по оценкам «АР», общее число погибших в боевых действиях в Боснии. Но из заголовка создается ощущение, что это лично Младич виновен в гибели ста тысяч человек. Именно по такому механизму на протяжении последних 15-18 лет создавались мифы о «серийном убийце» Младиче и ответственности сербов «за все». Но до тех пор, пока главный обвиняемый скрывается, и не имеет возможности официальным образом защититься от нападок, любая белыми нитками шитая ложь будет восприниматься как правда. Сербия вот уже пятнадцать лет пытается донести до Запада – не столько до официальных лиц, которые как раз все знают, сколько до гуманитарных институтов и общественности – хотя бы часть правды о событиях в Боснии и Хорватии. Но сербское видение ситуации не хотят учитывать. И единственный, повторюсь, способ покончить с подобным мифотворчеством для Караджича, Младича, до сих пор продолжающегося скрываться Горана Хаджича – выйти из подполья.


Да, но судьи-то кто?


Вот именно это и есть ключевой вопрос. Можем ли мы доверять МТБЮ, верим ли мы в его компетентность и беспристрастность? Международный трибунал по бывшей Югославии - структура, правовой базис которой весьма сомнителен, у Совета безопасности ООН, вообще-то говоря, нет юридического права создавать подобные структуры. Уставу ООН деятельность Международного трибунала противоречит. Но дело даже не в юридической легитимности этой структуры. Дело в том, что МТБЮ на сегодняшний день зарекомендовал себя как структура совершенно не компетентная и предельно предвзятая.


Примеры специфического «гаагского» правосудия можно было бы перечислять очень долго. Здесь и удивительная диспропорция в национальной принадлежности обвиняемых – из числа 144 судебных процессов, осуществленных МТБЮ за 18 лет существования, 94 были в отношении сербов. Здесь и история с боснийско-мусульманским полевым командиром Насером Оричем, который виновен в трагедии Сребреницы как минимум в не меньшей степени, чем Младич, но был оправдан по большинству обвинений и отпущен на свободу прямо в зале суда. И постыдная для трибунала смерть Слободана Милошевича. В принципе, по большому счету, после смерти Милошевича МТБЮ нужно было разогнать в силу абсолютной его юридической неэффективности и неспособности обеспечить нормальные условия для подсудимых. Этого однако, не произошло. Ну и самая абсурдная и позорная страница в истории МТБЮ – казус Воислава Шешеля. Сербский политик отстаивал радикальные националистические идеи, это факт и никто с этим не спорит. Но Шешель находился при этом в оппозиции к режиму Милошевича, никаких государственных должностей не занимал, боевыми соединениями не командовал, гаагскому трибуналу передал себя добровольно. И вот уже восемь лет находится за решеткой под следствием, а единственное из предъявленных ему обвинений, которое МТБЮ удалось доказать, заключается в «неуважении к суду».


Вот из этой вопиющей некомпетентности МТБЮ и проистекает парадокс, о котором я говорил в начале. Скрываться – значит признавать свою вину. Выйти из подполья – значит обречь себя на долгие годы прозябания в гаагском застенке, прежде чем тебе дадут, наконец, возможность высказаться. А то и не дадут, а залечат до смерти, как Милошевича.


Так есть ли здесь возможность какой-то альтернативы? 


Альтернатива очень проста. Властям Сербии нужно было бы заморозить сотрудничество с МТБЮ, в идеале – поднять вопрос о компетентности и легитимности МТБЮ на всех возможных уровнях, в Совбезе ООН, в международных судебных инстанциях. Гаагский трибунал показал себя абсолютно не эффективным, надо или распускать его совсем, или создавать ему какую-то замену. Так в свое время ООН пришла на смену неэффективной Лиге Наций. В таком «обновленном» международном трибунале могла бы более активно участвовать Россия. Но это все прожектерство, далекое от реальной действительности. Действительность же состоит в том, что у властей Сербии нет политической воли бросить вызов некомпетентному и неэффективному гаагскому трибуналу.


В этой ситуации довольно неубедительно выглядят претензии некоторых сербских политиков к российскому внешнеполитическому ведомству, выразившему надежду, что «суд над Младичем будет объективным и беспристрастным». Никто из российского экспертного сообщества на самом деле не верит, что суд будет объективным и беспристрастным. Но поднимать вопрос об объективности МТБЮ должна не Россия, а Сербия. В таком начинании российский МИД наверняка Сербию поддержит. Другое дело, что нынешнее сербское руководство слишком рвется в Евросоюз, им не желательно портить отношения с Западом…


То есть арест Младича стал разменной картой для вхождения Сербии в ЕС?


Я бы это так сформулировал – должен был бы стать, но вряд ли станет. Правда состоит в том, что не только властям Сербии, но и журналистскому сообществу, да и просто многим «случайным» людям в течение всех этих лет было прекрасно известно, где находятся Караджич и Младич. Приведу всего один, зато очень яркий пример. Четыре года назад сербский интернет буквально взорвал видеоролик «Младичи» (юноши). Ролик был снят сербскими студентами пражской киношколы (ФАМУ) по заказу белградского медиа-холдинга «В92» и изначально задумывался как пилотная серия телесериала, однако ни «В92», ни другие сербские телеканалы не решились запустить сериал в производство.


Объявленный в международный розыск генерал должен был стать главным героем сериала. По сюжету, после вынужденного бегства из Республики Сербской Младич скрывается сначала в Москве, потом в Пекине, и, наконец, решает осесть в Белграде, на квартире своей старой знакомой в типичной многоэтажке типичного спального микрорайона – там его уж точно никому не придет в голову искать. Также в сериале должны были быть задействованы два студента, с которыми генерал вынужден делить квартиру, ибо квартирный вопрос в сербской столице стоит очень остро… Абсурдистский видеоролик вызвал негодование как левой, так и правой части политического спектра Сербии. Националисты негодовали по поводу издевательства над героем сербского народа, либералы же сочли недопустимым превращение в комедию поисков военного преступника. 


Буквально через год после появления «Младичей» в Белграде был арестован другой разыскиваемый Гаагским трибуналом лидер боснийских сербов, Радован Караджич. И вот здесь история делает поворот на 180 градусов – неудачная шутка оказалась удивительным по точности пророчеством. Караджич скрывался ровно в таком же доме, в том же спальном районе, что и герои сериала. В случае «вымышленного» генерала Младича адрес дома – бульвар Искусств 10, в случае «реального» Караджича – бульвар Юрия Гагарина, дом 267. От вымышленного места укрытия до реального буквально десять минут пешком. Это совпадение не может быть случайным и должно было бы вызвать у сербских правоохранительных органов профессиональный интерес. Должно было, но не вызвало. Сербское МВД предпочитало делать вид, что разоблачительного ролика, доступного всем желающим на хорошо известном интернет-сайте, не существует в природе. А сейчас выясняется, что и Младич жил на бульваре Юрия Гагрина, в 2002-2005 (по другим данным в 2003-2006) гг.


Поэтому, кода президент Сербии Борис Тадич говорит, что сербские власти в течение всех этих лет не знали, где Младич, очень трудно ему верить. Два сербских студента из Праги знали, а Президент Сербии не знал? Так что правы те эксперты, которые увязывают арест Младича с визитом в Белград главного прокурора МТБЮ С. Брамерца и со страстным желанием Тадича любой ценой затащить страну в ЕС, пусть даже и против воли большинства населения Сербии… От Тадича потребовали крупной уступки, если не сказать жертвы, и он принес эту жертву. Сложнее будет с лидером хорватских сербов Гораном Хаджичем, который, если верить сербским СМИ, скрывается в Юго-Восточной Азии, вне приделов досягаемости сербского руководства.