Правда о «противоракетном щите» США

Мероприятия
15 октября в Российском институте стратегических исследований состоялась презентация монографии «Эволюция противоракетной обороны США и позиция России (1945-2013 годы)», подготовленная главным советником-руководителем Группы советников директора РИСИ, членом-корреспондентом РАЕН В.П. Козиным.

Фоторепортаж

В своём выступлении, сопровождавшимся авторскими слайдами, он отметил наиболее существенные результаты, полученные в ходе проведённого исследования, а также высказал ряд практических предложений по урегулированию проблемы ПРО в двустороннем формате, между Москвой и Вашингтоном, и на многосторонней основе - с привлечением более широкого круга государств.

Выступавший сообщил, что его личный интерес к указанной проблеме возник 27 лет назад, когда он опубликовал рецензию на статью Джорджа Шнайтера «Последствия СОИ для Договора по ПРО».[i] К настоящему времени он опубликовал по данной проблематике в общей сложности 62 статьи и одну монографию в Российской Федерации и за рубежом в широко известных изданиях. Представленная книга также издана в сокращённом варианте на английском языке[ii]. Она оказалась востребованной: её закупили профильные российские министерства и ведомства, некоторые научно-исследовательские центры; она также была распространена в штаб-квартире НАТО и среди депутатов Европарламента. Монография вызвала повышенный интерес среди участников Московской международной книжной выставки-ярмарки, состоявшейся в сентябре этого года.

По мнению автора монографии, США и их ближайшие партнёры по НАТО продолжают наращивать противоракетные ударно-боевые средства в виде ракет-перехватчиков и информационно-разведывательных средств глобальной системы ПРО, в том числе, в непосредственной близости от России, несмотря на её многочисленные возражения и попытки решить эту проблему с её участием на основе принципа равенства и равной безопасности. Практически на постоянное боевое патрулирование в моря, близко расположенные к Российской Федерации, включая Баренцево, Средиземное и Чёрное море, переведены корабельные группировки ВМС США, оснащённые БИУС «Иджис» с самыми совершенными ракетами-перехватчиками типа «Стэндард-3».

Создана и в реальном времени протестирована система оперативного взаимодействия командно-управленческих структур глобальной системы ПРО США и НАТО, в том числе, с корабельными группировками американских ВМС с БИУС «Иджис».

Ключевой особенностью нынешнего этапа развёртывания американской глобальной системы ПРО является её органическая оперативная «сцепка» с ракетно-ядерными и обычными вооружениями США и НАТО, в том числе, с ракетно-ядерными средствами Великобритании и Франции, а в последние годы и с высокоточными и высокоскоростными системами вооружений США.

Принципиально важно, что практическое применение всей этой комбинированной системы основывается на доктрине наступательного ядерного сдерживания США, главными постулатами которой были и остаются готовность применить ядерное оружие в первом ударе.

Периодически продолжаются испытания ударно-боевых средств ПРО США всех видов базирования, в том числе, в наземном и морском варианте. Повышается их точность поражения, дальность полёта и скорость движения. Появились образцы противоракет, оснащённые несколькими ударно-кинетическими боеголовками индивидуального наведения – своего рода противоракетные средства с РГЧ ИН. Испытаны противоракетные средства с одновременным перехватом и уничтожением нескольких целей в виде баллистических и крылатых ракет. Проведены комбинированные испытания с одновременным использованием наземных и морских систем ПРО разного эшелона перехвата.

В прежних объёмах осуществляется, а также будет осуществляться и в будущем солидное финансирование противоракетных программ Пентагона – в пределах 8 млрд.долларов ежегодно. Успешно будет завершён второй год второго этапа ЕПАП. В 2014 году США примут на вооружение 180 ракет-перехватчиков «Стэндард-3» модификаций IA и IB, а также 98 ракет-перехватчиков системы ПРО ТВД для перехвата целей на заключительной фазе полёта.

Соединённые Штаты Америки одновременно расширяют масштабы военно-технического сотрудничества в сфере ПРО в отдельными региональными государствами, не входящими в Североатлантический союз, которые расположены в зоне АТР, на Ближнем и Среднем Востоке, а также в районе Персидского залива. В ближайшие годы комбинированный американский и региональный противоракетный потенциал в этой зоне составит до 800 ракет-перехватчиков класса «Пэтриот» и ПРО ТВД «THAAD».

Заявления по противоракетной проблематике высшего американского военно-политического руководства, Министерства обороны и его Управления по противоракетной обороне, а также Государственного департамента США показывают, что Вашингтон не намерен снижать темпов развёртывания средств перехвата баллистических и крылатых ракет наземного и морского базирования, основную долю которых составят именно корабельные противоракетные средства. ВМС США также не собираются ограничивать их развёртывание в мировом океане. К 2020 году Пентагон закупит 678 ракет-перехватчиков «Стандард-3» различных модификаций, основная часть которых будет установлена на кораблях.

После 2022 года, то есть уточнённого срока действия нынешней программы развёртывания системы ПРО в глобальном масштабе, Пентагон планирует реализовать новую долгосрочную противоракетную программу. Создание к 2041 году группировки из 84 кораблей с противоракетными средствами в ещё большей степени увеличит степень охвата американскими противоракетными средствами морских и океанских пространств.
Складывается впечатление, что США и их ближайшие союзники по НАТО не намерены создавать совместную систему ПРО с российскими Вооружёнными силами. Оставлены без внимания семь специально сделанных заявлений российского руководства по противоракетной проблематике. США разрабатывали схему ЕПАП, план действий по развитию противоракетных средств и «правила применения силы» для использования ракет-перехватчиков ПРО без участия России. В Вашингтоне и в штаб-квартире НАТО в Брюсселе до сих пор проигнорированы два основных предложения российской стороны, направленные на разрешение этой проблемы: заблокирована идея о «разделении труда» при возможном совместном использовании противоракетных средств между Россией и США и НАТО (т.н. секторальный подход), а также проигнорировано российское предложение о предоставлении юридических, а не политических гарантий ненаправленности американо-натовской системы ПРО против российских СЯС. В течение последних 12 лет, прошедших после одностороннего выхода США из Договора по ПРО, Вашингтон продолжает уклоняться от конкретизации того, как и каким образом будет реализована «кооперативная» система ПРО ведущих стран Запада с Российской Федерацией.

В.П.Козин убеждён, что вся эта разветвлённая противоракетная инфраструктура США и НАТО помимо Ирана и КНДР и сейчас и в будущем будет направлена против СЯС Российской Федерации и КНР. Эффективность применения таких средств против России будет повышена путём развёртывания в ближайшие годы американских оперативных противоракетных комплексов на территории Румынии (к концу 2015 года) и Польши (в 2018 году). В суммарном виде это будет 48 ракет-перехватчиков плюс до 200-300 ракет-перехватчиков морского базирования, если считать по кораблям ВМС США со средствами ПРО, которые развёрнуты в Атлантическом океане у берегов Европы.

Всё это свидетельствует о том, что система ПРО США не «виртуальное явление» и не «информационная операция», как это пытаются представить себе некоторые российские исследователи, а объективная реальность, потенциал которой неуклонно растёт.

В монографии в критическом ключе и подробно проанализированы практически все «компромиссные» предложения по разрешению проблемы ПРО, появившиеся за последнее десятилетие в России и за рубежом. Коренной недостаток этих идей, по мнению исследователя РИСИ, состоит в том, что они не предусматривают существенных ограничений на систему ПРО США, зачастую не учитывают её реальные военно-технические и военно-политические составляющие. Некоторые исследователи попадают «на удочку» специально скомпонованной дезинформации по части ТТХ ракет-перехватчиков американской системы ПРО, предназначенной для того, чтобы показать её «слабость и неэффективность». Опасность действий российских сторонников развёртывания ПРО США у рубежей России также состоит в том, что они создают ложную иллюзию в столицах ведущих стран НАТО в том, что российское руководство вот-вот можно уговорить согласиться с ПРО США в том виде, в котором она существует, то есть направленной против СЯС России. Это крайне непатриотическая позиция.

Обозначенные выше обстоятельства и факты показывают, что США не намерены вводить какие-либо ограничения на развёртывание своей системы ПРО. Их конкретные дела в этой области и заявления их военно-политического руководства свидетельствуют об этом. Об этом ещё в феврале 2011 года известил сенаторов в письменном виде президент Барак Обама. Об этом также заявила 26 сентября 2013 года Роуз Гёттемюллер, выдвинутая им на пост заместителя государственного секретаря по контролю над вооружениями и международной безопасности (ранее к этой должности она имела приставку «и.о.»).

Главный советник-руководитель Группы советников директора РИСИ также заявил, что одностороннее и ничем не ограниченное развёртывание глобальной системы ПРО США и НАТО может иметь негативные последствия не только для России, её союзников и друзей. Это в целом может иметь глубочайшие последствия глобального характера. Вполне может возникнуть новый Карибский кризис, но на сей раз - противоракетный. Его принципиальное отличие от кризиса 1962 года, также созданного американским военно-политическим руководством, от грядущего заключается в том, что Соединённые Штаты Америки будут иметь в этом новом варианте гораздо больше противоракетных сил и средств, чем у них было более 50 лет тому назад. Это позволит им обеспечить себе большую степень прикрытия от ответного удара ракетно-ядерного возмездия в случае возникновения какой-то чрезвычайной ситуации.

По мнению В.П.Козина, проблема ПРО в российско-американских отношениях – это не проблема недопонимания между Москвой и Вашингтоном. Это проблема столкновения различных коренных государственных военно-политических и военно-стратегических интересов между Россией и США. Продавливание Пентагоном задачи создания глобальной системы ПРО не зависит от качества российско-американских отношений, даже если они окажутся идеальными.

Принципиально важный момент: эта проблема создана Соединёнными Штатами Америки, а не Россией. Эта проблема – результат всё той же американской «исключительности». Она – следствие хронической болезни США, именуемой как «военно-силовой гегемонизм». Это – результат неадекватного представления многих поколений американского руководства о доминирующей силовой роли Вашингтона в мировых делах при игнорировании законных интересов других государств, в том числе, и тех, которых они относят к разряду своих «стратегических партнёров».

Автор монографии указал, что если называть вещи своими именами, то развертывание эшелонированной системы ПРО США совместно с ядерными и обычными видами вооружений передового базирования у рубежей России, в том числе, с высокоточными, является самой мощной долговременной провокационной акцией Вашингтона после завершения «холодной войны». Она превосходит по своим последствиям и Карибский кризис 1962 года и «двойное ракетно-ядерное решение» НАТО 1979 года, поскольку ракетно-ядерные средства США в этих двух случаях не прикрывались таким количеством американских ракет-перехватчиков, как в настоящее время.

По этим же причинам эта проблема является главной, а не второстепенной в российско-американских отношениях. От характера и сроков её решения будет зависеть урегулирование других актуальных проблем сокращения вооружений и ограничения военной деятельности.

По мнению В.П.Козина, имеются два пути урегулирования конфликта коренных государственных военно-политических и военно-стратегических интересов между Россией и США в области ПРО: мирный и контрсиловой.   

Мирный способ может основываться на латинском слове «caveat» – «предупреждение, основанное на опыте». В складывающихся условиях представляется важным и целесообразным от имени российского военно-политического руководства вновь сделать ещё одно специальное заявление по противоракетной проблематике с США, усилив в нём прежнее изложенную позицию новыми мерами военно-технического и военно-политического характера.

В этом заявлении можно было бы обратить внимание американской стороны и мировой общественности в целом, что размещаемые в непосредственной близости от России американские противоракетные, тактические ядерные средства и обычные вооружения относятся к средствам передового базирования, которые создают непосредственную и перманентную угрозу стратегического характера для национальной безопасности Российской Федерации, а также подрывают глобальный военно-стратегический баланс сил и ведут к росту недоверия между ядерными державами. У России нет аналогичных средств передового базирования у границ Соединённых Штатов Америки. Нетрудно представить себе реакцию Вашингтона, если бы аналогичные средства других государств были бы развернуты у "его порога".

Необходимо более решительно, чем прежде, потребовать от Вашингтона прекращения реализации планов по наращиванию группировки противоракетных сил и средств в Европе, в том числе, строительства оперативных комплексов ПРО в Румынии и Польше, а также в АТР, на Ближнем и Среднем Востоке.

Целесообразно предложить Белому дому создать на взаимной основе в определённых районах мирового океана, прилегающих к России и США, зоны, свободные не только от ракетно-ядерного, но и от противоракетного оружия.

Выступавший высказал предложение о необходимости выработки принципиально нового Договора по ПРО, но уже на многосторонней основе, который сузил бы масштабы ничем не ограниченного развёртывания противоракетных систем в мире. Он мог бы устанавливать лимиты на размещение наземных противоракетных сил и средств соответствующих государств за пределами национальных границ, а его участниками могли бы выступить все государства, располагающие потенциалом создания систем ПРО, да и вообще все страны, желающие присоединиться к нему. Свою позицию автор аргументировал тем, что после одностороннего выхода США из Договора по ПРО противоракетные средства, которые имеются у многих государств, вообще остаются «за бортом» международно-правовых и военно-политических договоренностей.

Если же эти меры окажутся нереализованными, то необходимо разработать комплекс более жёстких, чем прежде, военно-технических и военно-политических ответных мер. Поскольку нельзя допустить, чтобы проблема ПРО, навязанная Соединёнными Штатами Америки, вернула всех в годы новой «холодной войны» в качественно ином, более опасном, измерении.

В.П.Козин привёл высказывание президента США Авраама Линкольна, который однажды заметил, что он всегда одерживал победы, когда своих врагов он превращал в друзей. Развёртывая комбинированные ядерные, обычные и противоракетные средства у российских рубежей, Вашингтон никогда не сделает Россию своим другом. Было бы хорошо, если бы в Вашингтоне и штаб-квартире НАТО поняли это.
Главный советник РИСИ подробно и обстоятельно ответил на вопросы участников презентации, проявив глубокие знания темы исследования.

В мероприятии приняли участие высокопоставленные представители Совета безопасности, министерств иностранных дел и обороны Российской Федерации, ряда ведущих российских научно-исследовательских институтов, дипломатические представители некоторых иностранных посольств, аккредитованных в Москве. Все выступившие дали высокие оценки монографии В.П.Козина. К дате проведения презентации с отзывами на его исследовательскую работу уже выступали газеты «Красная звезда» и «Независимое военное обозрение».[iii]В частности, газета «Красная звезда» назвала эту работу «Правдой о противоракетном щите». Авторы обеих рецензий высказали мнение, что изданная монография может быть рекомендована широкому кругу читателей, специалистам в области контроля над вооружениями, а также исследователям российско-американских и российско-натовских отношений.

[i]  Козин В. Последствия СОИ для Договора по ПРО//Бюллетень научной информации. Москва: Дипломатическая Академия МИД СССР. 1986. №10, С. 10-14.

[ii]  Kozin V. Evolution of the US Ballistic Missile Defense System and Russia’s Stance. Moscow: InfoRos.2013. 142 pp.

[iii]  Кузарь В. Правда о противоракетном щите//Красная звезда. 2013. 11 июля; Евсеев В. Парадоксы ползучей ПРО. Противоракетная система США создается под явно надуманным предлогом//Независимое военное обозрение. № 35. 2013. 13-19 сентября.