ПРО тормозит движение вперёд

Аналитика
В понедельник в Румынии началось строительство создаваемой США и НАТО базы ПРО в Девеселу

В понедельник в Румынии началось строительство создаваемой США и НАТО базы противоракетной обороны в Девеселу. В церемонии по этому поводу приняли участие президент страны Траян Бэсеску и заместитель министра обороны США Джеймс Миллер. «Строительство, как отметил министр обороны США Чак Хейгел, начинается, несмотря на отсутствие взаимопонимания по этому вопросу с Россией», – заявил ранее министр национальной обороны Румынии Мирча Душа. По его словам, румынские строители переоборудуют бывшую базу ВВС, а затем американская компания приступит к установке систем ПРО.

В очередной раз отсутствие взаимопонимания по вопросу ПРО было продемонстрировано в ходе состоявшегося в прошлую среду в Брюсселе заседания Совета Россия – НАТО на уровне министров обороны государств – участников этой структуры. Как отметил по итогам заседания министр обороны Российской Федерации генерал армии Сергей Шойгу, вопрос о противоракетной обороне был рассмотрен на нём отдельно. Но это не привело к каким-либо радикальным подвижкам. «Совместная работа в этой области не получается. Программы ПРО в Европе развиваются, наши озабоченности не учитываются», – подчеркнул глава российского оборонного ведомства. И добавил, что проблема ПРО, а также попытки западных государств возродить прежний ДОВСЕ, продолжать совершенствовать военную инфраструктуру трансатлантического союза у российских границ, расширять альянс за счёт приёма в его состав новых стран мешают движению вперёд и сдерживают конструктивное российско-натовское сотрудничество.

Тем не менее Россия ещё раз предложила НАТО совместно работать над поиском взаимоприемлемых решений. Было заявлено, что Москва всё ещё открыта для взаимовыгодного сотрудничества в области противоракетной обороны, которая способна укрепить безопасность каждого государства. «Однако, перед тем как начинать общие противоракетные проекты, нам необходимы твёрдые и надёжные юридические гарантии того, что американская система ПРО не будет использована против российских Сил ядерного сдерживания», – вновь повторил Сергей Шойгу известную позицию нашей страны.

Признают тупиковость ситуации в подходе России и стран НАТО к проблеме ПРО и представители Североатлантического альянса. В очередной раз это сделал его генсек Андерс Фог Расмуссен, выступая по итогам  заседания Совета Россия – НАТО. При этом, однако, он, как и прежде, ограничился лишь общей фразой о наличии определённых проблем и призывом  «продолжать консультации, которые позволят двигаться вперёд». Но куда и как «двигаться вперёд», натовский генсек так и не разъяснил.

И так продолжается уже более десяти лет. Начиная с 2002 года, когда США в одностороннем порядке вышли из Договора по ПРО и приняли решение о создании эшелонированной противоракетной обороны, которая сделала бы ракетно-ядерные арсеналы любого противника попросту бесполезными. По сути, с этой точки зрения развёртывание американской системы ПРО следует рассматривать как ещё одну попытку США изменить в их пользу текущую геополитическую обстановку. Поэтому Вашингтон всячески и уходит от конструктивного рассмотрения вопроса о создании какой-то  совместной системы противоракетной обороны. А после провозглашения в сентябре 2009 года администрацией Барака Обамы специально разработанного плана развития противоракетной обороны страны в виде «Европейского поэтапного адаптивного подхода» поиск развязок между Российской Федерацией и ведущими государствами альянса в сфере возможного противоракетного взаимодействия стал ещё более затруднительным. 

При этом США и их ближайшие партнёры по НАТО продолжают наращивать противоракетные ударно-боевые средства в виде размещения ракет-перехватчиков и информационно-разведывательных средств глобальной системы ПРО, в том числе в непосредственной близости от России. Периодически продолжаются испытания её ударно-боевых средств всех видов базирования. Повышается их точность поражения, дальность полёта и скорость движения. Испытаны противоракетные средства с одновременным перехватом и уничтожением нескольких целей в виде баллистических и крылатых ракет. Проведены комбинированные испытания с одновременным использованием наземных и морских систем ПРО разного эшелона. Появились образцы противоракет, оснащённые несколькими ударно-кинетическими боеголовками индивидуального наведения. 

Создана и отработана на практике система взаимодействия командно-управленческих структур глобальной системы ПРО США и НАТО, в том числе с корабельными группировками американских ВМС, оснащённых боевыми информационно-управляющими системами «Иджис». Особенностью нынешнего этапа развёртывания американской глобальной системы ПРО является её органическая оперативная «сцепка» с ракетно-ядерными и обычными вооружениями США и НАТО, что официально зафиксировано в документах альянса. 

Принципиально важно и то, что практическое применение всей этой комбинированной и широко разветвлённой системы основывается на доктрине наступательного ядерного сдерживания США, главным постулатом которой была и остаётся готовность применить ядерное оружие в первом ударе без всякого рода предварительных условий. Это ещё раз показали «актуализированные» варианты американской ядерной стратегии, одобренные нынешней администрацией в прошлом и текущем годах. 

После 2022 года, то есть уточнённого срока окончания нынешнего этапа развёртывания системы ПРО в глобальном масштабе, Пентагон планирует реализовать новую долгосрочную противоракетную программу. Она включает в том числе создание к 2041 году группировки из 84 кораблей ВМС с противоракетными средствами (а это составит 27 процентов от всего корабельного состава американских военно-морских сил к тому времени), что в ещё большей степени увеличит степень охвата противоракетными средствами США морских и сухопутных пространств.

Важно отметить, что при этом в Вашингтоне и штаб-квартире НАТО в Брюсселе остаются без внимания все заявления российского руководства по противоракетной проблематике. Проигнорированы два основных предложения российской стороны, направленные на разрешение этой проблемы. Так, заблокирована идея «разделения труда» при возможном совместном использовании противоракетных средств между Россией и США и НАТО (так называемый секторальный подход), а также не принято во внимание российское предложение о предоставлении юридических, а не политических гарантий ненаправленности американо-натовской системы ПРО против российских СЯС.

Эффективность возможного применения противоракетных средств США против России в ближайшее время будет повышена путём развёртывания к концу 2015 года американских оперативных противоракетных комплексов на территории Румынии. На территории военно-воздушной базы в Девеселу, как отмечалось выше, уже начались работы по строительству операционного противоракетного комплекса США общей площадью свыше 200 га, где будут находиться 24 усовершенствованные ракеты типа «Стэндард-3» и который будут обслуживать несколько сотен американских военнослужащих. Это уже будет третья американская военная база на румынской земле: две другие – военно-воздушная (также в Девеселу) и военно-морская (в Констанце) – уже используются.

А к 2018 году на польской территории в Редзиково под Слупском планируется завершить сооружение ещё более мощной противоракетной структуры США. В результате в Европе в суммарном виде она будет насчитывать 48 ракет-перехватчиков плюс ещё 200–300 ракет-перехватчиков морского базирования. 

Таким образом, неуклонно развёртываемая система ПРО США не «виртуальное явление» и не «информационная операция», как это пытаются представить себе некоторые западные и российские эксперты, а объективная реальность. И она представляет явную угрозу оборонным интересам России. 

Поэтому в Москве считают, что проблему ПРО следует решать как на двустороннем, так и на многостороннем треке на основе принципов равенства и равной безопасности. Почему? Во-первых, потому, что она является проблемой, тормозящей развитие российско-американских и российско-натовских отношений. Во-вторых, по той причине, что она выходит за их рамки, постепенно становясь глобальной международной проблемой, так как количество государств, имеющих основу для создания собственных ударно-боевых средств ПРО, постепенно будет возрастать. Тем более что  после одностороннего отказа Вашингтона от Договора по ПРО в настоящее время нет никаких международно-правовых «сдержек и противовесов», которые каким-то образом сдерживали бы наращивание и размещение противоракетных вооружений на земном шаре.

Неурегулированность этой проблемы в двустороннем и  многостороннем плане уже негативно сказывается на военно-стратегическом балансе в глобальном измерении, региональной и общемировой стратегической стабильности в целом. Со временем это негативное воздействие может усилиться в ещё большей степени. Особенно, когда количество ракет-перехватчиков системы ПРО США и их ближайших партнёров по НАТО превысит количество стратегических и тактических ядерных боезарядов, имеющихся у России и КНР. Нельзя не видеть, что Вашингтон решительно идёт этим курсом.

Источник: газета «Красная звезда»