Ключевые проблемы укрепления безопасности в евроарктическом регионе

Аналитика
Выступление на круглом столе  «Международное сотрудничество в Евроарктическом регионе: энергетика, безопасность, геополитика» (г. Апатиты, 27 апреля 2013 года)

Располагая самой протяженной территорией, непосредственно выходящей к арктическим морям, Российская Федерация имеет гораздо более значительные торгово-экономические, топливно-энергетические и военно-политические интересы в Арктикепо сравнению с четырьмя другими государствами, относящимися к данному региону: Данией, Канадой, Норвегией и США. Упомянутые российские интересы, имеющие глубокие исторические корни, кардинальным образом отличаются от интересов названных государств в силу их принадлежности к Североатлантическому союзу – самому  крупному военному объединению в мире, не утратившему своей агрессивности и попыток доминирования в мировых делах.

Документы Пентагона свидетельствуют о том, что Арктика рассматривается военно-политическим руководством Соединенных Штатов в качестве «нового стратегического полясражений», где должна усиливаться военно-морская активность стран-членов НАТО «по мере таяния арктических льдов». В то время как в силу разного рода объективных и субъективных причин Россия сократила свое военное присутствие в регионе, в том числе военно-морское, арктические государства альянса постепенно наращивали и  продолжают наращивать его по всем направлениям (слайд 2).

Общая оценка военной политики США и их союзников

Соединенные Штаты и их арктические союзники не скрывают своих амбициозных военных планов в отношении данного региона, считая, что их суммарная военная мощь должна гарантированно обеспечить их военно-стратегические и торгово-экономические интересы в этой части земного шара и с этой целью превосходить региональный военный потенциал России.Остается в силе директива президента Джорджа Буша-младшего применительно к Арктике № NSPD-66/HSPD-25 от 9 января 2009 года, в которой записано следующее: «США имеют широкие и фундаментальные интересы безопасности в Арктическом регионе и готовы действовать там либо индивидуально, либо во взаимодействии с другими государствами с целью защиты указанных интересов. Эти интересы включают такие направления как: противоракетная оборона и средства раннего предупреждения; развертывание средств ВМС и ВВС для обеспечения стратегических морских перевозок; стратегическое ядерное сдерживание, военно-морское присутствие и операции по обеспечению военно-морской безопасности, а также обеспечение свободы навигации и пролетов в воздушном пространстве».

В регионе растут масштабы военных учений и маневров, организуемых государствами, входящими в НАТО. Например, в ходе проведенных в 2012 году крупномасштабных учениях «Холодный ответ» («Сold Response-2012») было задействовано свыше 16 тыс. военнослужащих из 15 стран блока, то есть 53% его членов (слайд 3). К таким учениям все чаще стали привлекаться вооруженные силы государств Севера Европы, не относящихся к трансатлантическому альянсу, например, Швеции и Финляндии (в частности, в натовских документах последняя получила квалификацию как страна, имеющая с альянсом статус «привилегированного партнера»). Регулярными в регионе стали комбинированные военные учения под кодовым названием «Операция Нанук» с участием Дании, Канады и США, проводимые с 2007 года. В 2009 году были проведены масштабные многонациональные учения «Верная стрела» («Loyal Arrow»), в которых приняли десять государств блока и не входящие в него страны. В их ходе проводились реальные стрельбы и были задействованы авиабазы трех государств: Норвегии, Швеции и Финляндии. В этом году в регионе будут проведены новые учения стран региона с участием более 5 тысяч человек.

  Страны НАТО создают специальные региональные командно-штабные структуры для проведения военных учений и боевых операций в регионе.Участники Северного совета (в котором участвуют Исландия, Норвегия, Финляндия, Швеция и Эстония), решили создать совместную «Северную боевую группу»Евросоюза («Nordic Battle Group») из более чем 2 тыс. человек, которая находится в постоянной готовности и может осуществлять боевые операции без дополнительного снабжения в пределах одного месяца, в том числе в Арктике.

У всех названных военных маневров есть два общихзнаменателя: во-первых, они проходят в непосредственной близости от российских рубежей и, во-вторых, хотя они организуются под предлогом организации поисково-спасательных операций и ликвидации последствий природных катастроф, при их проведении отрабатываются совершенно иные задачи, в том числе по минированию морских акваторий и контролированию воздушного пространства. В регионе также усиливаются средства противолодочной обороны натовских государств и отрабатываются задачи проведения десантных операций.

Иные дестабилизирующие факторы

К сожалению, аналитические материалы по данной проблематике, которые готовятся некоторыми российскими и зарубежными исследователями, показывают, что многие из них сводят свои оценки региональной военно-политической ситуации только к военным маневрам и учениям, а также к упоминанию об американских РЛС стратегического назначения,давно действующих в регионе, в частности, размещенных в районе г. Вардё (РЛС СПРН «Глобус-2») и под г.Туле (Гренландия) (слайд 4).

Вместе с тем, всеобъемлющий анализ региональной военно-политической ситуации требует учета и некоторых других негативных факторов, дестабилизирующих обстановку в Евроарктической зоне. К их числу относятся:

  1. Продолжающееся одностороннее развертывание сил и средств ПРО США и их ближайших союзников по НАТО на европейском континенте с охватом морских пространств вокруг Севера Европы, а также готовящееся размещение на территории Польши близ г. Редзиково мощного оперативного комплекса противоракетной обороны (слайд 5),  ракеты-перехватчики SM-3 Block IIA которого смогут уничтожать не только баллистические ракеты промежуточной дальности (от 3 тыс. до 5,5 тыс. км), но и межконтинентальной (то есть свыше 5,5 тыс.км), если они будут пролетать над Северной Европой или Баренцевым морем (слайд 6).

2. Сохраняющиеся на территории пяти европейских государств-членов трансатлантического союза тактические ядерные средства Соединенных Штатов, которые могут быть доставлены практически в любую точку Евроарктического региона истребителями-бомбардировщиками.

3. Продолжается патрулирование арктических морей американскими атомными подводными лодками стратегического назначения с ядерным и обычным высокоточным оружием на борту, а также ударными атомными подводными лодками.

4. На постоянную основу переведена продолжающаяся с 2004 года  коллективная операция ВВС НАТО «Балтийское воздушное патрулирование» («Baltic Air Policing»), проводимая в воздушном пространстве Латвии, Литвы и Эстонии (слайд 7).

Перспективы наращиваниявоенной деятельности НАТО

 

Материальное наполнениеи перспективы дальнейшего развития каждого из перечисленных направлений выглядит следующим образом

На саммите НАТО в Чикаго в мае 2012 года Вашингтон объявил об «успешном выполнении» первого этапа «Европейского поэтапного адаптивного подхода» (ЕПАП), который был самым коротким по продолжительности – осуществлялся только в течение 2011 года (слайд 8). В настоящее время безо всяких ограничений и вопреки возражениям России реализуется второй этап этой самой провокационной и дестабилизирующей программы со времени окончания «холодной войны».

Отличительными чертами первоначального противоракетного потенциала США, созданного на европейском континенте и вокруг него, стали: предварительное развертывание информационно-разведывательных и ударно-боевых средств противоракетной обороны в ряде стран Европы, перевод с 7 марта 2011 года на постоянное развертывание их средств перехвата баллистических ракет морского базирования, создание дополнительных информационных средств, а также первых многонациональных командно-штабных и иных управленческих структур, уже проверивших надежность связи оперативного взаимодействия между собой, в том числе в ходе учений по перехвату баллистических и крылатых ракет (слайд 9).

В процессе реализации первого этапа ЕПАП возросло количество американских ракет-перехватчиков в развернутом варианте, главным образом за счет противоракет морского базирования. К 2020 году их общее количество достигнет примерно 900 единиц (без перехватчиков»Пэтриот») (слайд 10).

В апреле этого года ВМС США располагали в общей сложности 29 кораблями, оснащёнными боевой информационно-управляющей системой (БИУС) «Иджис» (или «Эгида»), а также ракетами-перехватчиками различных модификаций. В эту группировку входят пять крейсеров типа «Тикондерога» и 24 эсминца типа «Эрли Берк» (слайд 11), которые в географическом плане распределены следующим образом: 13 кораблей приписаны к военно-морским базам на атлантическом побережье США и 16 – к их базам в зоне Тихого океана. Каждый из этих кораблей в среднем может нести на борту до 30 ракет-перехватчиков. Даже появление трех кораблей ВМС США с системой ПРО в арктических морях, прилегающих к России, может представить ограниченную угрозу для ее СЯС. Кстати, в учениях «Операция Нанук» в 2010 году принял участие эсминец ВМС США «Портер» (DDG-78) с ракетами-перехватчиками системы ПРО. Кстати этот корабль и еще три эсминца будут размещены на постоянной основе на военно-морской базе в г. Рота (Испания).

Интерес к участию в реализации морской составляющей Европейской системы ПРО США проявили Великобритания, Нидерланды и ФРГ: к установке радаров ПРО на шести британских эсминцах класса (D-45) и четырех нидерландских фрегатах класса «Де Зевен Провинсиен» (F-802), а Берлин к закупке ракет-перехватчиков SM-3 для фрегатов класса «Саксония» (F-124). Названные корабли, патрулирующие воды Атлантики, вполне могут появляться в Баренцевом море и в водах Балтики. Интерес к переоснащению своих фрегатов с РЛС ПВО под системы РЛС ПРО также проявляет Дания. Вполне может присоединиться к этой группе и Норвегия.

В общей сложности к 2020 году, то есть к первоначальному конечному сроку осуществления «Европейского поэтапного адаптивного подхода» Барака Обамы (это срок продлен до 2022 года), только в составе ВМС США будут находиться 43 крейсеров и эсминцев, имеющих БИУС «Иджис» и ударно-боевые средства перехвата баллистических ракет (слайд 12). В дальнейшем их станет еще больше. В соответствии с долгосрочной кораблестроительной программой американских ВМС, рассчитанной на ближайшие 30 лет (2011-2041 годы), предусматривается установить систему «Иджис» в общей сложности на 84 боевых кораблях: на 22 крейсерах и практически на всех эсминцах, а именно на 62 единицах. Это в суммарном виде составит к 2041 году 27% от всех кораблей, которые, как предполагается, будут находиться на вооружении военно-морских сил США к указанному периоду времени.  Морская составляющая глобальной системы ПРО США позволит развертывать до 96% американских противоракет за пределами их территории.  В основном они будут направлены против России и Китая.

Прошли модернизацию две РЛС СПРН США, размещенные в Гренландии и на севере Норвегии, которые уже давно включены в глобальную американскую систему противоракетной обороны. Эти средства глубокого радиолокационного контроля позволяют «просматривать» практически полностью все приарктические районы Российской Федерации. Документами Агентства по ПРО США предусмотрено завершить работы по продлению ресурса радара «Глобус-2» в  2015-2016 годы. К этому же сроку должны быть завершены работы по повышению эффективности РЛС СПРН «Клиер» на Аляске, начатые в текущем году.

Сохраняющееся в пяти государствах Европы тактические ядерное оружие США в виде авиабомб (до 500 единиц), которые подвергаются существенной модернизации, также могут оказывать негативное воздействие на ситуацию в Североевропейском и Евроарктическомрегионах, поскольку относятся к средствам их «передового базирования» и органически взаимодействуют с американскими противоракетными средствами (слайд 13). Об этом свидетельствует принятая на саммите альянса в Чикаго в мае 2012 года формулировка, в которой говорится об «адекватном сочетании» ядерных и обычных сил и средств, а также сил и средств противоракетной обороны (слайд 14). Провозгласив «сцепку» ядерных потенциалов (кстати говоря, не разделяя их на стратегические и тактические ядерные средства) с обычными вооружениями и системами ПРО, трансатлантический союз фактически отошел от ранее созданной им «диады», в которую за последние более двадцати лет включались только ядерные и обычные вооружения.

Проблема с ядерными вооружениями Соединенных Штатов усугубляется тем, что они постоянно совершенствуют свои стратегические наступательные вооружения (СНВ) и тактическое ядерное оружие (ТЯО), которые составляют основу их стратегии ядерного сдерживания и по-прежнему являются главным средством нанесения первого «упреждающего и превентивного» ядерного удара, в том числе по России. Максимально заявленные сроки модернизации этих средств до настоящего времени определены: по CНВ до 2070 года, по ТЯО до 2050 года. Но и эти сроки не являются окончательными. При этом надо учитывать, что три вида американских ядерных авиабомб тактического назначения В-61-7, В-61-11 и новая В-61-12 одновременно могут считаться и стратегическими, так как доставляются тяжелыми стратегическими бомбардировщиками двух типов В-2А и В-52Н (слайд15). США и их натовские союзники провели модернизацию 13 военных баз на европейском континенте, где складировано ТЯО. Под доставку этого вида оружия создается истребитель-бомбардировщик F-35, который намерены закупить Канада и Норвегия.

В арктическом регионе не снижается интенсивность действий американских атомных подводных ракетоносцев (ПЛАРБ) и ударных подводных лодок (ПЛА), которые стали «осваивать» его еще в пятидесятые годы прошлого столетия: первая американская ПЛАРБ «Наутилус» прошла подо льдами Арктики еще в 1957 году. Правда, американцы в последние годы стали действовать более аккуратно: перестали происходить случаи столкновения их атомных субмарин с российскими подводными лодками по вине командиров подводных лодок США (в открытой печати сообщалось о 25 таких случаев, имевших место в советское время и вскоре после распада СССР). В этой связи следует напомнить, что Вашингтон категорически отказался обсуждать с российской стороной вопрос об отказе захода подводных лодок России и Соединенных Штатов в зоны боевой подготовки их флотов, в том числе в северных морях Арктики, которые ВМФ России предложил провести в середине 90-ых годов. После проведения первого раунда переговоров  они были прерваны американской стороной без возобновления.

Американские ВВС и подлодки, выполняющие боевое патрулирование в зоне Северного Ледовитого океана, помимо ядерного обладают и высокоточным оружием в обычном снаряжении, которым, в случае развязывания военного конфликта, они могли создать угрозу российским МБР и БРПЛ, а также центрам управления и связи (слайд 16). Четыре ПЛАРБ класса «Огайо», а именно: «Огайо», «Джорджия», «Мичиган» и «Флорида» были переоборудованы в подводные лодки  с крылатыми ракетами (ПЛАРК) с 154 крылатыми ракетами в неядерном или ядерном снаряжении каждая. Две из них находятся на постоянном патрулировании на ротационной основе и, вероятно, в арктических морях. Имея высокую точность и большую дальность, они могут создавать серьезную угрозу безопасности России.

Начав в 2004 году явно провокационную операцию ВВС НАТО «Балтийское воздушное патрулирование», руководство альянса в феврале прошлого года предложило перевести ее на постоянную основу, что и было принято на чикагском саммите НАТО в мае 2012 года. «Обкатку» в этой операции прошли самолеты из 16 стран-членов блока, то есть более половины его членского состава. Эстония предлагает перебазировать самолеты, размещенные на ВВБ «Зокняй» под Шауляем, на свою авиабазу под Эмери. Боевые самолеты блока, участвующие в ней, могут достигать российские военные объекты на Кольском полуострове. России никто в НАТО не дал гарантии, что на этих самолетах не будет размещено ядерное оружие.

Важно отметить, что страны-участницы Североатлантического союза уклоняются от заключения нового Договора об ограничении обычных вооруженных сил в Европе вместо прежнего договора, который они отказались ратифицировать и включить в него три государства Балтии.

Таким образом, Евроарктический регион остается местом повышенной военной активности ведущих государств альянса во главе с Соединенными Штатами. Их консервативные круги предлагают «сделать Арктику высшим приоритетом НАТО». Появилось предложение провести какой-то очередной саммит блока за Полярным кругом, с тем чтобы еще раз обозначить арктический регион как зону «жизненно важных интересов Североатлантического союза».

Перспективные задачи России в военной сфере в Арктике

Обозначенные особенности развития военно-политической обстановки в регионе требуют их внимательного учета и устранения их негативных последствий для национальной безопасности Российской Федерации как традиционными политико-дипломатическими средствами, то есть путем переговоров, так и военно-техническими методами.

Как  записано в обновленной Концепции внешней политики России, утвержденной Президентом Владимиром Путиным 12 февраля этого года, следует развивать практическое взаимодействие со странами Северной Европы, включая реализацию совместных проектов по сотрудничеству в Баренцевом и Евроарктическом регионе, а также в Арктике в целом.

Одновременно необходимо постоянно совершенствовать в регионе мощную группировку ядерных и обычных сил и средств, которые могли бы уверенно противостоять военному потенциалу стран Североатлантического союза. Это совершенствование должно идти как в русле укрепления национальной обороны страны в целом, так и ее регионального вектора.

Следует продолжать развивать морскую составляющую стратегических ядерных сил, участвующих в обеспечении глобальной стабильности и стратегического равновесия с ведущими западными ядерными державами, а также полеты стратегической авиации в воздушном пространстве Арктики, возобновленные с августа 2007 года. Крайне важно укреплять многоцелевые военно-морские группировки общего назначения, оснащённые высокоточным оружием большой дальности и способные надёжно парировать военные угрозы с морских направлений, обеспечивать надёжность транспортных коммуникаций, охрану торговых и промысловых  судов, а также экономических интересов нашей страны в таком обширном регионе, как Арктика,  где сосредоточены богатейшие биоресурсы, запасы углеводородов и других полезных ископаемых (до 13% общемировых запасов нефти и треть запасов природного газа). России надлежит иметь в нем и специальные формирования бригадного уровня, способные вести операции в арктической зоне.

Генеральный план развития российских Вооруженных Сил до 2020 года позволяет добиться выполнения поставленных целей (слайд 17). Большая часть ассигнований пойдёт на новых вооружений и военной техники. Это позволит довести их долю в морских силах общего назначения к 2016 году до 30% процентов, а к 2020 году – до 70%. Часть из них будет размещена в зоне Арктики.

С другой стороны, представляется целесообразным настойчиво требовать от Вашингтона отказа от реализации всех этапов проекта Европейской ПРО, в том числе от операционной базы ПРО в Редзиково (Польша) и Девеселу (в Румынии), отказа от развертывания боевых кораблей США и НАТО в Баренцевом, Балтийском и Черном морях, полного вывода американского ТЯО из Европы и ликвидации на континенте всей соответствующей инфраструктуры США и НАТО, устранения дисбалансов в области обычных вооружений (слайд 18). Нужен принципиально новый ДОВСЕ с участием всех натовских стран, их «привилегированных партнеров», без фланговых ограничений военной техники и резких дисбалансов в пользу альянса.

Параллельно необходимо решительно отводить попытки стран-членов НАТО оказывать на Россию информационное давление в связи с ее деятельностью в Евроарктическом регионе, а также в активном режиме обращать их внимание на необоснованное наращивание в нем вооруженных сил альянса в непосредственной близости от границ Российской Федерации. Не подлежат никакому обсуждению со странами НАТО вопросы размещения российских ядерных и иных вооружений на Кольском полуострове и в других регионах, прилегающих к Арктике и к зоне Балтийского моря.

Оборона России вообще и в данном регионе, в частности, – это ее собственная прерогатива и священный долг. Одностороннее разоружение России невозможно. Известно, что некоторые круги в странах трансатлантического альянса требуют «сдерживания» России, в том числе в Арктике. Но необходимо сдерживать в военном плане не Россию, а США и их ближайших союзников по НАТО.