Ступени новой интеграции. Реплика Аждара Куртова

Мы в СМИ
События на Украине наглядно продемонстрировали стремление Вашингтона и НАТО во что бы то ни стало ликвидировать центр влияния, конкурентный Западу. Трудно не заметить, что мятеж Майдана был призван нанести удар по успешно развивающемуся проекту Евразийского экономического союза, предложенному Россией.

ЕврАзЭс в отличие от аморфно-кисельного СНГ, в котором много говорили, но мало делали, уже сумело через создание единого внутреннего рынка товаров существенно нарастить объемы внутренней торговли. СНГ создавалось в качестве фигового листка, призванного прикрыть форсированное строительство независимых государств. Евразийский же экономический союз задуман как работающий кооператив, где усилия каждого направлены на прорыв в развитии экономики.

Участников новой структуры сплотила объективная потребность объединения их усилий по защите национальных интересов в экономической области в условиях растущей нестабильности на мировых рынках. Сформировавшееся интеграционное ядро в составе России, Белоруссии и Казахстана поэтапно, шаг за шагом двигалось к намеченным целям.

Сначала в 2010 году был сформирован Таможенный союз. На этой стадии упор был сделан на создании единого внутреннего рынка только для обмена товарами. Для этого стороны утвердили Единый таможенный тариф, приняли Таможенный кодекс и согласовали одинаковые для всех членов меры регулирования внешней торговли.

С 2012 года в рамках второй ступени интеграции Единого экономического пространства развернулся процесс согласования мер взаимодействия в движении капиталов, услуг и рабочей силы. Чрезвычайно важным достижением стало формирование наднациональных органов, которым государства передавали часть своих суверенных прав в экономической сфере. 29 мая этого года в Астане был подписан Договор о создании Евразийского экономического союза, согласно которому его полноценное функционирование начнется с 1 января 2015 года. 
Вопреки намеренно вбрасываемым в информационное пространство клеветническим наветам геополитических конкурентов наших стран, новая форма интеграции уже сумела продемонстрировать успешные результаты своей деятельности. Например, Россия и Белоруссия сумели обеспечить опережающий рост взаимного товарооборота в сравнении с общими темпами увеличения объемов их внешней торговли. Это в свою очередь стало следствием устранения огромного числа барьеров на пути движения товаров.

Понятие таможенной границы между Россией, Белоруссией и Казахстаном просто перестало существовать. Но еще более значимым достижением стала новая инвестиционная среда, позволяющая обеспечить куда более комфортные условия для ведения бизнеса. Не секрет, что конкуренты на мировых рынках хотели бы закрепления за нашими странами роли сырьевых придатков более развитых экономик.

Нефть, природный газ, металлы, минеральные удобрения – вот тот перечень товаров, которыми нам милостиво позволяли торговать на внешних рынках. И если бы не рывок к созданию условий для развития современных отраслей, то уничтожение технологического потенциала России и ее партнеров по Таможенному союзу стало бы необратимым.

Доля обрабатывающей промышленности, машин и оборудования постепенно стала отвоевывать позиции у сырьевого сектора во взаимном товарообороте. Казахстан, например, в результате интеграции в рамках Таможенного союза сумел увеличить производство в машиностроении на 400 процентов. Именно новый емкий рынок в 170 миллионов потенциальных потребителей заставил инвесторов вкладывать средства в совершенно новые для Казахстана отрасли – автомобиле и авиастроение.

Впрочем, любое великое начинание не обходится без трудностей. Есть они и в формировании Евразийского экономического союза. Так на среднесрочный период сохранены определенные изъятия и ограничения по нескольким сотням товарных позиций, включая углеводороды и нефтепродукты, лекарства, медицинские средства и отдельные виды продовольствия. То есть пока даже члены Таможенного союза не готовы к полной свободе торговли всем и вся.

По разным причинам наши партнеры по Евразийскому экономическому союзу предпочитают педалировать тезис о том, что мы создаем исключительно экономическое объединение. И никакой политики, мол, здесь не будет. На этой основе решительный отказ последовал на предложения Москвы сформировать общий парламент. Эта лукавая позиция сразу в нескольких аспектах.

Во-первых, никакой сепарации политики от экономики в современных международных отношениях провести невозможно. Санкции против России, которые сейчас применяет Запад, – яркое тому подтверждение. Кто может четко сказать: политики или экономики больше в отказе Франции поставить вертолетоносец "Мистраль"? Имеют место и те, и другие резоны, что называется "в одном флаконе".

Во-вторых, если бы сторонники "чистой экономики" были бы последовательными, то они должны были бы копировать правила, которые существуют в бизнесе. Например, в тех же акционерных обществах. А там число голосов определяется количеством акций, которыми владеет каждый акционер, что в свою очередь зависит от размера, вложенного в общее дело капитала. В нашем же интеграционном объединении действует чисто политический принцип – равенства голосов участников. Тем самым, хотят это признавать или нет наши партнеры, политика уже присутствует в работе Евразийского экономического союза.

В любом случае проект Евразийского экономического союза не привлекал бы столько внимания, в том числе со стороны стран, стремящихся войти в него, и не подвергался бы столь яростным атакам извне, если бы он действительно не обладал бы притягательной силой и хорошими перспективами в его реализации. А поэтому нам надо двигаться вперед, как каравану из пословицы, не обращающему внимания за лай разного рода недругов исторического единства наших народов.