Взятки гладки

Мы в СМИ
Как рассказал «НИ» советник директора Российского института стратегических исследований Игорь Белобородов, коррупция в рядах правоохранительных органов является одной из основных угроз для российских граждан. 

Генпрокурор России Юрий Чайка признал, что правоохранительные органы не справляются с возложенными на них задачами в сфере противодействия коррупции – приставы плохо взимают штрафы, прокуроры недостаточно за этим следят, а суды «забыли» про конфискацию имущества. Также он констатировал неэффективность работы служб внутренней безопасности правоохранительных органов, в результате чего коррупция в самих силовых структурах безнаказанно процветает и мешает бороться с экономическими преступлениями в стране. Все это, по словам экспертов, усиливает недоверие людей к власти.

Как писали «НИ», во вторник об излишнем смягчении наказаний в отношении взяточников говорил председатель КС Валерий Зорькин, заявивший, что только 8% коррупционеров были приговорены к реальным срокам в текущем году. Накануне на эту тему высказался и генпрокурор Юрий Чайка. Он заявил, что прокуратура и служба судебных приставов работают из рук вон плохо, в результате чего коррупционеры остаются безнаказанными. «Прокурорами не дается принципиальная оценка фактически незаконному освобождению от ответственности лиц, признанных судом виновными в совершении коррупционных преступлений», – сказал Чайка.

Мешают борьбе с коррупцией также проблемы в рядах самих правоохранителей. «Серьезные нарекания связаны с неединичными фактами коррупции в самой системе правоохранительных органов, службы собственной безопасности которых действуют не всегда эффективно», – констатировал генпрокурор. По его данным, в текущем году подразделениями собственной безопасности полиции были проведены проверки на основании 5 тыс. обращений о коррупции, однако к уголовной ответственности удалось привлечь всего 129 сотрудников.

По словам Юрия Чайки, для улучшения статистики правоохранительные органы концентрируются на выявлении малозначительных преступлений. «Например, в Забайкальском крае преподавателям-супругам одного из техникумов вменено совершение 170 фактов получения небольших взяток за положительную сдачу экзаменов. Это составило 60% от всех зарегистрированных в текущем году в регионе преступлений указанной категории», – поведал он.

Как рассказал «НИ» советник директора Российского института стратегических исследований Игорь Белобородов, коррупция в рядах правоохранительных органов является одной из основных угроз для российских граждан. «Из нее вытекают такие страшные вещи, как наркомания, напряжение национальных отношений, рост преступности и т.д. А главное, что из-за нее россияне не верят в правоохранительную систему страны, что является одним из элементов национального суицида», – пояснил специалист.

По его словам, особенно страшна этническая коррупция, когда национальные группировки продвигают во власть, особенно в правоохранительные органы, своих представителей. «По этой части сейчас наблюдается сильнейший произвол, в результате которого теряется понятие квалификации, отбора лучших, соблюдение гражданской солидарности и отстаивание интересов коренных жителей», – заявил Белобородов.

В то же время координатор социальной сети помощи гражданам Геннадий Воронцов считает, что в основе коррупции лежит отсутствие механизма контроля за работой власти. «На заявления граждан о фактах коррупции чаще всего приходит ответ, что проверка проведена, факты коррупции не подтвердились. Элементарная отписка со стороны правоохранительных органов», – говорит он. При этом у нас граждане не идут, как в Европе, на местные собрания, чтобы бороться за свои права.

Добавим, что на днях группа депутатов внесла в Госдуму законопроект, который предусматривает возвращение в УК РФ статьи о конфискации имущества в качестве наказания за преступления коррупционной направленности. Пока не ясно – связано ли внесение данного законопроекта с последними заявлениями г-на Зорькина и г-на Чайки о практически тотальной безнаказанности даже попавшихся взяточников. Впрочем, накануне Юрий Чайка особо подчеркнул, что в текущем году суды приняли решение о конфискации имущества только у 200 осужденных.