Белоруссия-ЕС: переступят ли «красную линию»?

Аналитика
20 февраля 2012 г. на церемонии принятия верительных грамот послов Президент Белоруссии А.Лукашенко, комментируя политику «карательных мер» со стороны Запада недвусмысленно дал понять, что терпение Минска может лопнуть, «если только вы (европейцы) переступите красную линию». Ответом на предупреждения главы государства стало очередное расширение списка невъездных в ЕС.

C.В. Тихонова,

научный сотрудник Центра исследований проблем стран Ближнего зарубежья


20 февраля 2012 г. на церемонии принятия верительных грамот послов Президент Белоруссии А.Лукашенко, комментируя политику «карательных мер» со стороны Запада недвусмысленно дал понять, что терпение Минска может лопнуть, «если только вы (европейцы) переступите красную линию». Ответом на предупреждения главы государства стало очередное расширение списка невъездных в ЕС. Реакция Минска последовала незамедлительно – главе Представительства ЕС и послу Польши в Белоруссии было предложено выехать в свои столицы для консультаций. Вслед за ними «в знак солидарности и единства» столицу покинули все послы стран ЕС. Можно ли рассматривать произошедший дипломатический скандал поводом для полного разрыва двусторонних отношений или это событие активизирует сошедшее на нет с переизбранием Лукашенко внешнеполитическое сотрудничество Минска с Брюсселем, придав ему новый импульс?

В течение года после президентских выборов в республике Минск и Брюссель казалось бы смирились с установившимся негласным принципом двустороннего сотрудничества: снижение активности политических контактов не должно препятствовать высоким темпам торгового оборота между ними. Однако продолжать игнорировать усиливающиеся протестные настроения сторонников «ограничительных мер» в отношении Белоруссии ЕС вряд ли мог и дальше. По сути дела, в течение года еврочиновники не добились никаких результатов с белорусскими политзаключёнными, а ведь эта тема наряду с общими демократическими ценностями является своего рода визитной карточкой Евросоюза. В этих условиях Западу вполне обосновано приписывается провал «восточной политики» в отношении Белоруссии, прикрываемой демократической риторикой.

Некоторые белорусские исследователи рассматривают текущие события, прежде всего, как «результат компромисса» между приверженцами экономических санкций и сторонниками дипломатических методов  воздействия на белорусские власти. По их мнению, Европейскому союзу «надо как-то отвечать на отсутствие динамики в ситуации с политзаключенными», чем Брюссель не преминул воспользоваться.

Однако подобная позиция является спорной хотя бы потому, что инициатором дипломатического скандала является Минск. С точки зрения дипломатической практики, отозвать посла для консультаций имеет право не принимающая, а посылающая сторона. Среди дипломатов не часто, но всё же встречаются случаи, когда направляющая сторона вызывает их «в центр» для консультаций. В подобной ситуации, как правило, посол возвращается обратно с более гибкой позицией, являющейся компромиссом между принимающей и направляющей сторонами.

Данный сценарий вряд ли возможно проецировать на рассматриваемые события, поскольку они не вписываются в нормы международного права и имеют явно конфронтационный подтекст.

Тем не менее, в ближайшей перспективе вряд ли стоит ожидать решительных и громких шагов как с одной, так и с другой стороны, направленных на разрыв дипотношений. Для Брюсселя это хорошая возможность очередной раз задуматься над тем, какие механизмы сотрудничества с Минском для последнего являются приемлемыми. Аналитики сходятся во мнении, что надломленный кризисом Запад вряд ли способен на полномасштабные экономические санкции. Кроме того, европейцы настороженно воспринимают идущую полным ходом интеграцию Белоруссии на Восток, поэтому их усилия будут по-прежнему направлены на удержание белорусского рынка и увеличения в нём своего присутствия.

Что же касается Минска, то его стремление к эскалации конфликта, скорее всего, носит не столько практический, а символический характер продемонстрировать свою внешнеполитическую независимость. Конечно, непрекращающиеся санкции Евросоюза препятствуют самой возможности возобновления конструктивного диалога, хотя перманентное состояние выяснений отношений стало уже реальностью. Вполне возможно, что подобными действиями Лукашенко зондирует европейскую почву: готова ли она и дальше взращивать совместные плоды или же настала необходимость её пересадки для создания качественно нового «продукта» двусторонних отношений?

Немаловажную роль в столь уверенной и напористой позиции Минска играет Россия. Помимо успехов от экономической интеграции с ней, Лукашенко заручился политической поддержкой союзника в непростых отношениях с Западом. 24 февраля т.г. президенты России и Белоруссии подписали совместное заявление, в котором подтвердили «недопустимость использования мер экономического давления либо принуждения в межгосударственных отношениях». Возможно, эта мера нивелирует последствия произошедшего конфликта, и участвующие в нём стороны всё же не переступят «красную линию».